21.08.2018
От первого лица
22 июня Басманный районный суд города Москвы закрыл находящееся в производстве Главного следственного управления Следственного комитета...
Подробнее
«Хождение за правами» Какие концы! Какие края в нашей бескрайности! С детства любимая то ледяная, то огненно-жарк...
Подробнее
Словом сближать народы В Доме Ростовых состоялось XIIIочередное общее собрание, собравшее делегатов 36 писательских организаци...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

Мы только что смотрели фотографии с Книжной ярмарки на Красной площади, где он — Андрей ДЕМЕНТЬЕВ — в окружении поклонников раздаёт автографы. В прекрасном расположении духа, превосходном настроении… И вдруг нас обожгла печальная новость: умер…

Не прошло двух недель, как от нас ушёл Валерий ГАНИЧЕВ, который без малого четверть века был кормчим писателей России. Ушел, но навсегда оставил свое славное имя в истории русской литературы.

Светлая память...

 

 

 

 

 

События
В посольстве Республики Болгарии в Российской Федерации состоялась встреча творческой интеллигенции Болгарии и России с Президент...
Подробнее
Виктор Потанин, Владимир Костров и Константин Ковалев-Случевский стали лауреатами Патриаршей литературной премии 2018 года ...
Подробнее
В Минске прошёл V Международный литературный форум «Славянская лира», который уже несколько лет активно поддерживае...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

Стихи Николая РАЧКОВА
опубликовано: 07-09-2016

                              

 

«Ягоды блестят на бересклете…»

 

 

СИБИРЬ

 

Над ней столпились звёздные миры,

Чтоб разглядеть бескрайние просторы.

Сибирь!

Её обильные дары

Умы смущают и чаруют взоры.

 

Там за отрогом высится отрог.

Там Енисей в кипучих клочьях пены.

Не сосчитать нехоженых дорог,

Путей звериных от Оби до Лены.

 

Там мужество – надёжный оберег

От удалых угроз природной мощи.

Доверчивей в Сибири человек,

Смелее,

бескорыстнее

и проще.

 

Там от Витима и до Иртыша

Волшебный кладезь красоты и пищи.

В Сибири крепче русская душа.

Надёжней,

независимей

и чище.

 

 ДЕКАБРИСТЫ

 

Стала память о них безнадёжно седа,

Время новые стяги над веком полощет…

Ну, зачем, ну, зачем

дерзко вышли тогда,

Презирая судьбу на Сенатскую площадь?

 

Ты, Каховский, зачем доставал пистолет,

Ты стреляешь в кого в роковую минуту?..

Декабристы…

Им нет оправдания, нет -

Зря затеяли пылко кровавую смуту.

 

Это вам не какой-то разбойничий сброд.

Это блеск эполетов, дворянская свита.

Это – первый на Зимний штыков разворот

И – каре. Там, где конь держит стойко копыта.

 

Что ж ты, князь Трубецкой!.. Запахни воротник

Прикажи разойтись по казармам солдатам.

И твои кандалы, и сибирский рудник

Отзовутся с годами октябрьским набатом.

 

Ну, зачем?.. Понимаешь ведь сам, что не прав.

Но жандармам надменно кивнёшь при аресте,

Побредёшь ты на каторгу, всё потеряв,

Ничего не оставив себе, кроме чести.

 

Это трудно понять…Но ведь память жива!

Ах, Сенатская площадь… Собора громада…

Государь на коне… Тишина… И Нева…

…Ну зачем?..

Или всё-таки так было надо?

 

***

Во все режимы и сроки,

В бесславии и в чести

Гении одиноки,

Их не надо пасти.

 

Гений – в незримом нимбе,

Идёт по своей тропе.

Всегда он в себе, где б ни был,

В семье он или в толпе.

 

Гений для власти труден,

Неподходящ испокон.

Он служит небу и людям,

Непредсказуем он.

 

Гений первостепенен,

Какой бы там ни был строй,

Как Пушкин и как Есенин,

Свиридов или Толстой

 

Живёт, то греша, то каясь,

В помарках судьбы тетрадь.

Он сам не знает, какая

Он сила и благодать.

 

Но крепнет интриг облава,

Ни льгот у него, ни прав.

И плачет порою слава,

Гения потеряв…

 

***

Ягоды блестят на бересклете

Каплями огня, к себе маня.

Многих близких нет уже на свете,

Многим уж давно не до меня.

 

Пусто на моей тропе осенней,

Под ногой шуршит опавший лист.

И о жизни глубже, откровенней

Думаешь под ветра резкий свист.

 

Обо всём, что дорого и свято,

Что вошло и в кровь уже, и в плоть,

Что от незаслуженного злата

Милосердный уберёг Господь.

 

Надо благодарным быть за это,

Никого за что-то не виня.

…Вон как светит кустик бересклета

В капельках последнего огня.

 

 

***

Вот и последнее тает тепло,

Тополь-то как нарядился!

Солнечный лучик упал на стекло

И о дождинку разбился.

 

Значит, недолго уже до зимы.

Чудится: в жаркой погоне

Скачут вдоль алых рябин Хохломы

Вновь Городецкие кони.

 

Снова под грай суматошный грачей

На сквозняках перелеска

Вспыхнуло столько прощальных свечей,

Столько янтарного блеска.

 

Не пропусти, поспеши, улови

Сквозь потемневшие своды

Эту улыбку осенней любви,

Женщины,

                  жизни,

                             природы…

 

 

***

Как солнце играло на жёлтой стерне,

На тёплой ботве огорода!

Была ты, деревня, опорой стране,

Извечной душою народа.

 

Когда чёрной тучей в родные края

Шёл враг, беспощаден и страшен,

Вставали стеною твои сыновья

От сельских угодий и пашен.

 

И знали, где их потайные ключи,

Где корни у них родовые,

Твои космонавты, поэты, врачи,

И маршалы, и рядовые.

 

Стоишь ты в кольце обустроенных дач,

Возросшей тревоги не пряча.

Тебя извели. Истребили.

Не плачь.

Ты выше страданья и плача.

 

 

В ЗИМНИЙ ВЕЧЕР

 

Твердят опять о катастрофе…

Жизнь нелегка, но всё ж мила.

Зажжём свечу

и сварим кофе,

Присядем около стола.

Услышим мы,

как мелодично

Снежинки бьются о стекло.

Так необычно,

романтично,

Так на душе тепло, светло.

Себя порой мы прошлым лечим,

Когда любили без ума…

…Ах, этот тёмный,

тихий вечер.

Свеча. И кофе.

И зима.

 

 

***

Заброшенный сарай.

Вечерний мрак.

Земля томилась, нежилась в истоме.

Любимой губы,

алые, как мак,

Ты целовал на золотой соломе.

 

Потом брели, сбивая с трав росу,

Подальше от укромного сарая.

И белый ландыш

ты сорвал в лесу

И подарил ей, от любви сгорая.

 

…Тускнеет всё средь суеты и дел,

Тускнеешь сам, страницы лет листая.

И только тот цветущий ландыш бел,

Мак - алый,

А солома - золотая…

 

***

Все мы всё же люди Божьи,

Кто какой – не в этом суть.

Кто-то правдой, кто-то ложью

Устилает в жизни путь.

 

Все мы пьём из той же чаши,

Каждый случаем ведом.

О земном все думы наши,

О небесном – на потом.

 

Но когда крутнётся с дрожью

Роковая жизни ось,

Понимаем, что по-Божьи

Нам прожить не удалось.

 

Понимаем, душу маем.

Да кого винить? Кого?

Понимать-то понимаем,

Только что уже с того…

 

ОСЕННИЙ САД

 

Недолог в сентябре закат

Среди родных окраин.

Тоскует яблоневый сад,

Тоскует и хозяин.

 

И не унять тоски ничем,

И урожай – не в милость.

Он думает: зачем, зачем

Так много уродилось?

 

Кому нужны его труды?

Идёт хозяин в сенцы.

И глухо падают плоды,

И отдаются в сердце.

 

Горчит осеннее вино,

Бессильно виснут руки.

И дети в городе давно,

И не приедут внуки.

 

Любого угостить бы рад

Он яблочком из сада…

…Усыпан яблоками сад –

И никому не надо.

 

***

Не вчера ли ещё сенокосили,

Свято верили мы в чудеса?

Все деревья листву уже сбросили,

Отдыхают поля и леса.

 

Сколько всё-таки было хорошего,

Сколько радостных встреч и разлук.

Скоро всё будет здесь запорошено,

Все дорожки, все тропки вокруг.

 

Все ромашки и все гладиолусы

Отцвели, дорогая моя.

Снег незваный ложится на волосы,

Торжества своего не тая.

 

Снег летит и над городом каменным,

И над крышами стареньких сёл.

И пока безвозвратно не канем мы,

Скажем жизни спасибо за всё.

 

С нас, конечно, за всё будет спрошено,

И глаза глянут прямо в глаза…

Листья сброшены,

травушка скошена,

Отдыхают поля и леса.

 

***

Широко открываем ворота,

Нараспашку – и жизнь хороша,

Потому что такая порода,

Потому что такая душа.

 

Принимаем порой без расчёта

И благую, и горькую весть…

Я тебя полюбил не за что-то,

А за то вот, какая ты есть.

 

Вся родная, своя, без остатка,

Сколько разных достоинств не множь.

Просто ты есть судьба и загадка,

Остальное придумка и ложь.

 

КАК В СОРОК ПЕРВОМ

 

Нет, не кино, не спектакль, не игра.

Смаху – по нервам.

На Украине такая жара,

Как в сорок первом.

 

Как в сорок первом – в огне и в пыли,

В страшном июле.

Как в сорок первом снаряды легли,

Бомбы и пули.

 

В доме родном убивает фугас,

В школьном спортзале.

Кровью окрашен отважный Донбасс,

Залит слезами.

 

Вновь обнаглев и не устрашась

Кары Господней,

Вылезла к свету нацистская мразь

Из преисподней.

 

Миру грозит неизбывной бедой,

Нет ей запрета.

Это не просто сраженье, а бой

Мрака и Света.

 

Встала и бьётся за Родину рать

Тем же манером.

Беженцы, беженцы всюду опять,

Как в сорок первом.

 

Вновь среди пепла, огня и свинца,

Адского грома

Где же ещё и стоять до конца,

Если не дома…

 

***

Я вам о славе,

я о мире прежнем,

Который ныне где-то вдалеке…

Я говорю на русском, на безбрежном,

А не на зарубежном языке.

 

Его нетленный клад, его основу

Священная держала лития.

Я, к слову, уважаю вашу мову,

Но в мове нет державного литья.

 

А потому, когда распались скрепы

Любви и дружбы, помните о том,

Что недруги лукавы и свирепы,

Что, разделившись,

может рухнуть дом.

 

Падут опоры. Разорвутся нити.

Кто вас поймёт среди вселенских драм?

Не отвергайте русский.

Берегите.

Ещё не раз он пригодится вам.