16.12.2018
От первого лица
Когда писатели в роли просителей Почему никого из писателей не пригласили выступить на пленарном заседании XXII Всемирного ...
Подробнее
Онтология Ивана Переверзина Истоки творчества писателя Но утешаюсь я от века тем, Что созерцаю образ мироз...
Подробнее
Иван Переверзин, как сказала бы Марина Цветаева, поэт развития: он каждой новой строкой, каждым новым стихотворением предстаёт пер...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

 

 

 

 

 

 

События
«Родник бессмертия» Вахтанга Абхазоу По инициативе Международного сообщества писательских союзов в Доме Ростовых с...
Подробнее
На самой высокой ноте якутские музыканты выступили в Мариинке, посвятив свой концерт основоположнику советской литературы Якути...
Подробнее
В Ялте прошёл IXМеждународный литературный фестиваль «Чеховская осень», одним из многочисленных соорганизаторов кот...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

опубликовано: 27-11-2018

 

 

На самой высокой ноте якутские музыканты выступили в Мариинке, посвятив свой концерт основоположнику советской литературы Якутии Платону Ойунскому

 

Если в Якутске состоялся «Триумф Ойунского», то в концертном зале прославленного Мариинского театра был триумф симфонического оркестра «Symphonica ARTica» Филармонии Якутии под управлением Фабио Мастранджело. Концерт стал венцом декады юбилейных мероприятий, посвященных 125-летию классика якутской литературы Платона Ойунского, и свидетельством высокого профессионального мастерства исполнителей.


Вы подумайте только, какие необыкновенные вещи легли в программу и как красиво они были исполнены! Зал Мариинки аплодировал стоя, а это, поверьте дорогого стоит: он видел немало талантливых исполнителей.
В Северную Пальмиру якутяне привезли колоритное сочинение якутского композитора Кирилла Герасимова про шамана «Ойуун», в котором, конечно, нет ни шамана, ни бубна, а тем не менее, присутствие его ощущается кожей, и бубен слышится тоже. Ойунский – это ведь псевдоним писателя, который причисляет себя к шаманскому клану.

 Целый симфоническим оркестр пытается передать бурю чувств и эмоций, переживаемых шаманом во время камлания. А как ещё это можно прочувствовать иначе, чем музыкой — конечно, если только не попытаться влезть в шкуру шамана или испытать на себе его волю. За нас (не побоялся) это сделал Герасимов, а за ним — Мастранджело, он, впрочем, в перерыве признался, что тема шаманов его интересовала всегда, и он ещё в детстве, в Италии, знал, что существуют такие люди. Говорит, сам, хоть и не якутянин, очень глубоко чувствует эту тему, и вот результат: уже четвертое исполнение хореографической поэмы якутского автора.
«Каждый раз, — говорит Фабио, — когда возвращаешься к этому произведению, найдётся дополнительная нота, которой ты раньше не слышал, а это — признак хорошей музыки: каждый раз открывать что-то новое. «Ойуун» Герасимова можно назвать уже классикой. Да-да, это современная классика. Жаль, его нет на сегодняшнем концерте...».
Действительно, Кирилл Герасимов интересен и уникален: кто ещё так чувственно напишет симфоническую музыку с якутским колоритом. Мастранджело с «Symphonica ARTica» исполняет якутского композитора так, что начинаешь подозревать: именно за этим итальянец согласился ехать в Якутию. Фабио, впрочем, не возражает и признается: «Вы знаете, — говорит, улыбаясь, — это же была моя инициатива включать в концерты произведения якутских композиторов наряду с мировыми шедеврами!». И смотрит на меня выразительно.
Мастранджело и Герасимов, кстати, знакомы лично. Я прекрасно помню эти концерты прямо на улице, посреди Якутска: как развернулась сцена, появились красные пластмассовые кресла... Как вышел оркестр и начался дождь. Люди — с зонтами и без зонтов — слушали классику! Дождь шёл, вдруг выглянуло солнце, а исполняли-то «Ойууна»! И было похоже, что это и есть то самое публичное камлание, которое приводило людей в неописуемый восторг. Но как-то уж очень по-итальянски — легко и свободно, и Фабио пригласил на сцену Герасимова и крепко пожал ему руку, помните?
Так что они знакомы, да. На особом уровне, — просвещённом, ментальном.

Все эти воспоминания навеяло исполнение «Ойууна» в Мариинке. «Это уникальный человек, — говорит мне Фабио после репетиции, — очень интересный и глубокий композитор».
И я, несомненно, слегка лукавлю, когда делаю акцент на интересе к шаманской теме. Конечно, в этом есть своя доля притяжения, но Фабио, когда согласился на «Symphonica ARTica», интересовало нечто другое — Высшая школа музыки Республики Саха (Якутия). И теперь он об этом тоже говорил — и с большим удовольствием.
Понимаете, его ведь пригласили стать главным дирижёром оркестра, которого еще не было! Я так и представляю себе Наталью Базалеву, большого пропагандиста и энтузиаста музыкального искусства в Якутии, художественного руководителя Государственной филармонии РС(Я) имени Галины Кривошапко, занимавшую в ту пору должность заместителя министра культуры и духовного развития республики, которая отлично понимала, чем заманить именитого дирижёра. Так далеко — в Якутию. Несомненно, она показала ему достижение республики — Высшую школу музыки, эту уникальную музыкальную лабораторию, коей восторгаются прославленные педагоги (почти боги!) с мировым именем. Она обещала Мастранджело, что в состав оркестра войдут лучшие выпускники этой школы. Так оно и случилось.
Оркестр «Symphonica ARTica» был создан. 90 процентов его музыкантов — питомцы Высшей школы музыки. Он и теперь говорит, восторгаясь: «Высшая школы музыки — это невероятная институция, это героическая организация, а педагоги – это настоящие герои нашего времени, которые стопроцентно отдали себя целиком — без остатка — великому служению».
И, конечно, Мастранджело очень любит своих музыкантов, — после репетиции с ним они выходят из зала какими-то просветлёнными, и — что немаловажно — полными сил. Дирижер делится с ними своими и заряжает их новой энергией: они — его скрипки, виолончели и арфы.
С каким-то особым удовлетворением отмечает: «В составе много музыкантов-якутов, — они очень хорошо ощущают тему». Впрочем, добавляет: «Хотя классику играют охотнее».

И вот вам, хотела сказать, классика. После Герасимова. Да только это не классика вовсе, а самый настоящий авангардизм: Концерт для скрипки с оркестром латышского композитора Петериса Васкса «Дальний свет», написанный для знаменитого скрипача Гидона Кремера. Абсолютно новое для «Symphonica ARTica» произведение. Мало того, у нас в роли скрипки выступает не менее знаменитый Алексей Лундин. Это же надо! Ну это совершенно в духе Натальи Базалевой: дать оркестру поиграть с лучшими музыкантами мира на лучших площадках страны (хотелось бы мира, конечно). Это и есть для них настоящий драйв.
Но если вы хотите узнать, было ли исполнение Васкса столь же блестящим, как произведение своего национального автора, надо признать: оно было безупречным. Оно было на уровне и даже выше. Мало того, если это было четвертое исполнение музыки Кирилла Герасимова, то Петерис Вакск вообще исполнялся впервые. Это совершенно новая для оркестра вещь, ничего подобного я раньше не слышала. И снова — взрыв эмоций, и «браво», и — настоящее потрясение от услышанного, какого не было.
Да, само произведение потрясает: это такая тончайшая лирика, такие —на бездыханности — уловимые звуки, о которых вы вряд ли раньше что-либо знали. Шелест и шорох. Дальний свет, — прекрасный и невозможный.
Алексей Лундин не играл раньше с «Symphonica ARTica», но он знаком с Фабио Мастранджело. Он доверяет ему. Все получилось так, как кажется, великолепный Лундин и не ожидал.
Это произведение — сплетенные, стопроцентно из воздуха, звуки, из малейших его колебаний, и абсолютно невозможно дышать, когда в оглушительной тишине шепчет божественная скрипка гениального Лундина... А за спиной — ни много ни мало, оркестр, прекрасно обрамляющий это невозможное волшебство...
Ну это же «Виртуозы Москвы», это же первая скрипка! – скажете вы про Лундина. И будете правы: это так, несомненно. Но несомненно и то, что «Symphonica ARTica» составила вместе с ним отличную партию, они были вместе, они были рядом, ничуть ему не проигрывая. И Лундин был весьма приятно удивлен, потому что «Symphonica ARTica» оказался оркестром весьма высокого уровня.
После такого успеха в первом отделении стало понятно: никто из зрителей, конечно же, не уйдет. В перерыве пили кофе, обсуждали и с нетерпением ждали третьего звонка. Во втором отделении давали Гектора Берлиоза, француза, его фантазии, и было очень интересно узнать, что же это за штука такая. Вы понимаете, что это признание в любви? В пяти частях. Где есть абсолютно все: герой сходит с ума от любви, по-моему, в буквальном смысле слова, он пытается привлечь к себе внимание любимой разными способами, потому здесь есть все: и мечтания, и страсти, и желание умереть и воскреснуть — и шествие на казнь, и сон в ночь шабаша. Собственно, сочинение так и называется — «Фантастическая симфония», и после каждой части зритель так и норовил искупать оркестр «браво». Фабио пришлось дирижировать и залом, усмиряя его и взывая к терпению. Невероятное произведение — интересное, сумасшедшее.

Все три вещи, исполненные якутскими музыкантами в Мариинке, — это, по сути своей, фантастика: от невероятной попытки проникнуть в сущность шамана до такой же — поведать о сущности своих грёз и страстей. И то, как это удалось сделать симфоническому оркестру из Якутии под управлением Фабио Мастранджелло, — очень достойно, — действительно, заслуживает оваций и самых восторженных откликов.
То, что происходило в Концертном зале Мариинского театра, совершенно естественном образом вплеталось в стены этого храма музыкального искусств. Подумать только: каких-то шесть лет якутскому симфоническому оркестру, а он — будто свой, уверенный и убежденный в своем мастерстве. Да он и в самом деле выступал на лучших площадках страны: Концертном зале московской консерватории имени Чайковского, Московской филармонии, да и в Мариинке — не в первый раз.
Как-то Наталью Базалеву спросили: а волнительно ли это — выступать в таких залах? «Это счастье», — ответила. И правда: музыкант такого уровня не должен сидеть дома — он должен являть свое искусство миру. В этом заключается его совершенствование, в этом — его призвание. Выступать в залах с прекрасной акустикой, действительно, счастье для музыканта. А какое это счастье для слушателя! В Якутске, увы, таких залов нет.
Профессор Московского гуманитарного университета Александр Бородай, поздравляя Фабио после концерта, сказал: «Нужно отыграть концерт так, чтобы зрителю было мало. И вы это сделали. Мало. Хочется еще!»
Это правда: зритель искупал в овациях оркестр «Symphonica ARTica» и его дирижера, и он трижды выходил на поклон. А после, пока музыканты собирали инструменты, искушенные музыкальные критики, прослушавшие концерт от и до, с удовлетворением отмечали профессионализм исполнителей. Да и сам факт существования такого удивительного оркестра на Крайнем Севере. Нет, они искренне им восхищались.
Счастлив был музыковед Борис Козловский, который с удовлетворением признал, что «Symphonica ARTica» показал себя самым достойным образом, а, исполняя Концерт для скрипки Васкса вместе с Алексеем Лундиным, они «были равны друг другу». Много и со знаком плюс говорил об якутском оркестре Санкт-Петербургский музыкальный критик Георгий Ковалевский, восхищающийся тем, что в республике есть такой замечательный коллектив, исполняющий качественную симфоническую музыку. Это, на его взгляд, и есть самые лучшие инвестиции в будущее.
Браво якутским музыкантам! Браво, оркестр, браво, Фабио! 


Елена СТЕПАНОВА