16.12.2018
От первого лица
Когда писатели в роли просителей Почему никого из писателей не пригласили выступить на пленарном заседании XXII Всемирного ...
Подробнее
Онтология Ивана Переверзина Истоки творчества писателя Но утешаюсь я от века тем, Что созерцаю образ мироз...
Подробнее
Иван Переверзин, как сказала бы Марина Цветаева, поэт развития: он каждой новой строкой, каждым новым стихотворением предстаёт пер...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

 

 

 

 

 

 

События
«Родник бессмертия» Вахтанга Абхазоу По инициативе Международного сообщества писательских союзов в Доме Ростовых с...
Подробнее
На самой высокой ноте якутские музыканты выступили в Мариинке, посвятив свой концерт основоположнику советской литературы Якути...
Подробнее
В Ялте прошёл IXМеждународный литературный фестиваль «Чеховская осень», одним из многочисленных соорганизаторов кот...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

опубликовано: 01-02-2018

 

«КАК ПЕСНИ ДОЛГИЕ — ВЕКА…»

 

Это были первые Всероссийские чтения в Электростали, посвящённые поэту

Сколь много легенд и мифов имеет хождение в литературных кругах об Анатолии Передрееве, столь же редко писали о нём литературные критики. Зато, правда, писали именитые, как на подбор: Вадим Кожинов, Владимир Бондаренко, Сергей Куняев… Хотя и был приписан Анатолий Передреев к блистательной поэтической плеяде Вадима Кожинова, всё равно жил да и умер как-то наособицу…

Впрочем, такие понятия, как рождение и смерть, в применении к поэтам условны. Поэт рождается отнюдь не одновременно с тем, как его принимает акушерка в роддоме. Поэт может родиться в любом возрасте. И момент этот мистический. Рождению поэта в обычном человеке могут способствовать как трагические обстоятельства, вызывающие точку лирического отсчёта, так и обыденные вроде бы события, после которых вдруг обычный человек начинает писать стихи. Смерть поэта тоже условна. Умирая физически, поэты продолжают жить в своих стихах…

Итак, начнём с того, что лично с Анатолием Передреевым я не была знакома. Потому приглашение на первые Передреевские чтения, что я получила от московского поэта, лауреата литературной премии им. Чехова, обладателя Гран-при Московского фестиваля искусств «Вдохновение» и Золотой Есенинской медали, и проч., и проч… В общем, приглашение от Владимира Лесового, издателя посмертной книги избранных стихов Передреева «Родина внутри нас», стало для меня неожиданностью… и поводом перечитать передреевские стихи. А уж легенд и мифов о Передрееве я слышала столько, сколько не слышала, наверное, ни про одного поэта его поколения. Да он и сам был — мужчина из мифа. Красивый, статный, чубатый Стенька Разин. А уж, учитывая у него наличие «персидской княжны» и «шамаханской царицы» одновременно — жены-чеченки Шемы, тем более вызывало интерес. Мало кто знает, что этот семейный союз дал жизнь одной из красивейших женщин России: дочь Передреева и Шемы была вице-мисс одного из первых всероссийских конкурсов красоты!

Передреев в моём восприятии — поэт, напрочь разрушающий рамки и стереотипы, в которые обычно окружающие стараются вогнать любого человека. С Передреевым это, что говорится, не прокатит, несмотря на всю проникновенно традиционную укоренённость его стихов в русской почве. Анатолий Константинович и после смерти не приемлет чужих сценариев.

Знавшая Передреева лично и дружившая с его женой поэтесса из Электростали Нина Красовская, руководитель литературной гостиной имени Анатолия Передреева, приятно удивляется тому, что первые Передреевские чтения не только состоялись, но и более-менее уложились в сценарий устроителей (администрация города Электросталь). Ведь на памяти Нины Красовской 1987 год, год гибели поэта, когда в Электростали, где он прожил пять лет до своего отъезда в Москву, решили устроить вечер памяти. Красовская была в числе инициаторов его проведения. И вдруг ей накануне мероприятия звонят московские коллеги и сообщают «приятную новость», что в Электросталь едет общество «Память» чуть ли не в полном составе. Было в те перестроечные годы такое общество с весьма неоднозначной репутацией. Вроде за русское радели, но как-то это всё против русских же и оборачивалось, придавая движению специфику некой маргинально-истерической одиозности. В глазах власти общество «Память» имело негативный оттенок, чьё появление грозило вылиться в скандал. И вечер памяти (каким его и пожелало сделать общество «Память», переформатировав из вечера поэзии), был в срочном порядке отменён. Так вечер русского поэта был фактически сорван обществом, радеющим за русскость. Парадокс или провокация — вдаваться за давностью тридцати минувших лет не будем.

Анатолий Передреев и при жизни рушил стереотипы, и после смерти предпочитал свой собственный сценарий. Кстати, я такому качеству Передреева ничуть не удивляюсь, памятуя, что он урождённый волжанин земли саратовской.

 

И вот плыву её раздольем,

Усталый взрослый человек,

Земных дорог хлебнувший вдоволь,

Узнавший нрав морей и рек.

И пароход, видавший виды,

Взрывая хриплые гудки,

Везёт меня туда, где слиты

И синь небес, и синь реки…

А на корме, где песен праздник,

Волнует душу мне до слёз —

Объятый думой Стенька Разин

И в диком мху седой утёс…

Плывёт раздолье песен долгих,

Где Волга — Матушка — река

И слышу я, шумят над Волгой,

Как песни долгие, века…

 

Давно замечено, что поэты так или иначе, биографически или географически, «повязанные» с Волгой, в душе Стеньки Разины удалые. Знаю это точно, потому что сама такая, несмотря на то, что женщина! А уж Анатолий Константинович, десятилетиями живший к тому же на Кавказе и поневоле проникшийся горделивым горским менталитетом, и подавно был такой. Удивительно другое — сочетание этой непредсказуемости в жизни и трогательной проникновенности в творчестве:

 

В этом доме думают, гадают

Обо мне мои отец и мать…

В этом доме ждёт меня годами

Прибранная, чистая кровать.

В чёрных рамках

Братьев старших лица

На белёных глиняных стенах…

Не скрипят, не гнутся половицы,

Навсегда забыв об их шагах…

Стар отец, и мать совсем седая…

Глохнут дни под низким потолком…

Год за годом тихо оседает

Под дождями мой саманный дом.

Под весенним проливным и частым,

Под осенним медленным дождём…

Почему же всё-таки я счастлив

Всякий раз, как думаю о нём?!

Что ещё не все иссякли силы,

Не погасли два его окна,

И встаёт дымок над крышей синий,

И живёт над крышею луна!

 

Анатолий Константинович и при жизни был центром притяжения людей, и спустя 30 лет после своей смерти собрал писателей России в уютном зале центральной библиотеки им. К.Паустовского города Электросталь. Большая делегация писателей и культработников из Саратова, с малой родины Передреева, присутствовала с подарками. А ещё так славно было встретиться с выдающимся критиком Сергеем Куняевым, московскими поэтами Григорием Калюжным, Владимиром Лесовым, Кариной Сейдаметовой и многими другими, кто приехал сказать своё слово о Передрееве. Вот этим словом поэта о поэте, написавшемся внезапно для меня самой в вагоне поезда на обратной дороге, я и хочу закончить:

 

                      Поэту Анатолию Передрееву

Переезды. Перегоны.

Пересуды. Передреев…

Кто такой? Поэт в законе,

Чьи стихи в морозы греют.

Только ты предпочитаешь,

Мой попутчик, греться водкой.

Тольку вряд ли ты читаешь.

Толька был поэт не кроткий.

Впрочем, он тебя бы вряд ли

Осудил — был сам не промах

Горечь намахнуть до капли

Средь знакомцев незнакомых.

Дух околиц и окраин

Овевает наши лица…

Не тоскою странствий ранен,

Едет мой сосед в столицы.

Не считая километры,

В Уренгой из Оренбурга

Едет он по белу свету…

Говорит, с деньгами туго.

Выживаем, выживаем,

Но не из ума, надеюсь,

Хоть стихи воспринимаем,

Как неслыханную ересь.

Пахарь и поэт-изгнанник…

Перед небом все едины.

Что ж ты наши души ранишь,

Анатолий Константиныч?

Душ людских путеводитель,

Как положено поэту,

Носит в сердце (не хотите ль?)

Еретическую мету.

Перемены. Передряги…

Но сердца стихами греет

Вдохновенный работяга

Анатолий Передреев.

 

Как бы хотелось, чтобы в городе Электросталь появилась не просто памятная доска, но — памятник поэту Анатолию Передрееву.

 

 

Диана КАН