17.07.2019
От первого лица
Наши новые книги В рамках издательской программы МСПС увидел свет двухтомник известного русского поэта Валентина Сорокина Пер...
Подробнее
Новая книга, выпущенная в этом месяце в рамках издательской программы Международного сообщества писательских союзов и издательства...
Подробнее
Наряду с журналом «Голос Востока» и еженедельником «Литература и искусство» русскоязычный литера...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

 

 

 

Диплом Ивану ПЕРЕВЕРЗИНУ

за особую роль

в укреплении мира на планете

 

 

События
Встреча в Калуге с героями «Созвездия» Главный ректор «ОЛГ» Владимир Фёдоров принял участие в XII Межд...
Подробнее
Свет Пушкина сияет над Россией В селе Большое Болдино прошёл 53-ий Всероссийский Пушкинский праздник поэзии В Пушкинские д...
Подробнее
Праздник поэзии в Донбассе В Горловской центральной библиотеке Донбасса прошёл праздник «Весна, как состояние души&raqu...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

опубликовано: 05-03-2019

 

 

 

 

А что такое дым бессмертия, в этот вечер мог понять каждый: курилась ая-ганга, голубая трава, привезённая из Улан-Удэ, которую воспел Дондок Улзытуев, и о великом Дондоке звучали такие слова, что стал он всем родным и очень-очень близким.

«Того, что я скажу, никто не скажет, — объяснил необходимость своего выступления замечательный поэт, главный редактор журнала «Наш современник» Станислав Куняев ведущему вечера, заместителю председателя МСПС Юрию Коноплянникову. И — рассказал. О том, что Дондока словно вела судьба, и он сразу поступил в Литинституте. И о том, что один из крупнейших поэтов Ярослав Смеляков, восхитившись подстрочным переводом стихов бурятского поэта, даже собирался их так публиковать, но листки заметил Евгений Евтушенко и попросил: «Дай, Ярослав, — я переведу!», и это были первые художественные переводы Дондока Улзытуева на русском. А уж потом они — Куняев и Улзытуев — «делали» стихи вместе, и у них на двоих была одна операция по добыче славы под кодовым названием «С».

«Я многих поэтов переводил, — признался Станислав Юрьевич, — но больше всех мне запомнились переводы из Дондока», — и читал по памяти его «изумительные восьмистишия». Они дружили, европеец и евразиец, — так они называли друг друга, и Куняеву хотелось понять, что же он за человек такой, что может «и петь, как птица, и рассуждать, как философ».

Куняев читал стихи и, чтоб показать, каким был его бурятский друг, читал ещё и его письма, полные романтизма, в которых тот, увлечённый книгой «Боги. Гробницы. Учёные» Керама, подаренной русским товарищем, мечтает «выкопать целую цивилизацию», приоткрыть тайну чингизитов, и зовёт для этого «бледнолицего своего брата» к себе на родину в Шибертуй...

О дружбе с великим Дондоком Станислав Куняев написал большой очерк, и он вошёл в трётий том — на русском языке (первые два — на бурятском).

Весьма трепетно к имени Дондока относится молодёжь, и это чувствовалось и по тому, как они выступали, и как волновались, и как готовились. Певуче, задевая тонкие струны души, звучал народный инструмент моринхур в исполнении студента бурятской студии Театрального института им. Б.Щукина Дахалэ Жамбалова, а потом и его гитара в дуэте с Раей Бадмаевой и трио с выпускником Московской консерватории им. Чайковского Саяном Цымпиловым, который рос на песнях Дондока — отец его всегда любил петь «Гунсэма» («Девушка с Байкала»), — и вправду, красивая песня.

Очень трогательно певец и композитор Бурятии Лудуб Очиров исполнял стихи и песню «Моя старенькая мама», сказав, что эти поэтические строки удивительно мелодичны и легко ложатся на народный моринхур. Очень трогательно в национальном белом платье выступала Арюна Цыденова, читая стихи, а уж как — потрясающе — на русском языке их читал актёр театра и кино Никита Юранов, признавшись, что бурятская культура стала для него настоящим открытием.

Тут же, пользуясь случаем, друзья поздравляли сына Дондока, тоже ведь большого поэта — Амарсану Улзытуева с присвоением звания лауреата Государственной премии Республики Бурятия в области литературы.

На вечере выступили главный режиссёр Бурятского драматического театра Цырен Бальжанов, президент Союза переводчиков Монголии Чинбаяр Онон, учёные, критики, общественные деятели, представители бурятской диаспоры.

Самый яркий образ, ассоциирующийся с поэзией Улзытуева, это образ священной травы «ая-ганга» — национальный символ Бурятии. Немногим известно, что придумал его именно Дондок Улзытуев. Слово «ая-ганга» впервые прозвучало в его сборнике «Пятнадцать песен».

Поэта Дондока Улзытуева нет уже почти полвека, он безвременно ушёл в возрасте тридцати шести лет, но имя его для бурятов стало священным. Кандидат филологических наук Марина Цыренова иного определения, как гениальный, к нему не находит: он столько сделал для бурятской литературы, что стал личным и творческим примером для современников и потомков. Имя Дондока Улзытуева, его поэзия — национальное достояние республики.

 

Полную статью Станислава Куняева о дружбе с Дондоком Улзытуевым и стихи бурятского поэта в его переводах читайте в следующем номере.

 

Елена СТЕПАНОВА

Фото автора