19.05.2019
От первого лица
Новая книга, выпущенная в этом месяце в рамках издательской программы Международного сообщества писательских союзов и издательства...
Подробнее
Наряду с журналом «Голос Востока» и еженедельником «Литература и искусство» русскоязычный литера...
Подробнее
А что такое дым бессмертия, в этот вечер мог понять каждый: курилась ая-ганга, голубая трава, привезённая из Улан-Удэ, ко...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

 

 

 

Диплом Ивану ПЕРЕВЕРЗИНУ

за особую роль

в укреплении мира на планете

 

 

События
11 марта мир отметил День содружества наций. В честь этого события Благотворительный общественный Московский фонд мира награди...
Подробнее
В Гаване прошла научная конференция «Равновесие мира» им. Хосе Марти, на которой Международное сообщество писательских...
Подробнее
Песни на стихи Алексея Фатьянова люди поют, порой, не зная автора, считая слова народными. Не это ли лучшая память поэту?! ...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

опубликовано: 05-03-2019

 

 

 

 

А что такое дым бессмертия, в этот вечер мог понять каждый: курилась ая-ганга, голубая трава, привезённая из Улан-Удэ, которую воспел Дондок Улзытуев, и о великом Дондоке звучали такие слова, что стал он всем родным и очень-очень близким.

«Того, что я скажу, никто не скажет, — объяснил необходимость своего выступления замечательный поэт, главный редактор журнала «Наш современник» Станислав Куняев ведущему вечера, заместителю председателя МСПС Юрию Коноплянникову. И — рассказал. О том, что Дондока словно вела судьба, и он сразу поступил в Литинституте. И о том, что один из крупнейших поэтов Ярослав Смеляков, восхитившись подстрочным переводом стихов бурятского поэта, даже собирался их так публиковать, но листки заметил Евгений Евтушенко и попросил: «Дай, Ярослав, — я переведу!», и это были первые художественные переводы Дондока Улзытуева на русском. А уж потом они — Куняев и Улзытуев — «делали» стихи вместе, и у них на двоих была одна операция по добыче славы под кодовым названием «С».

«Я многих поэтов переводил, — признался Станислав Юрьевич, — но больше всех мне запомнились переводы из Дондока», — и читал по памяти его «изумительные восьмистишия». Они дружили, европеец и евразиец, — так они называли друг друга, и Куняеву хотелось понять, что же он за человек такой, что может «и петь, как птица, и рассуждать, как философ».

Куняев читал стихи и, чтоб показать, каким был его бурятский друг, читал ещё и его письма, полные романтизма, в которых тот, увлечённый книгой «Боги. Гробницы. Учёные» Керама, подаренной русским товарищем, мечтает «выкопать целую цивилизацию», приоткрыть тайну чингизитов, и зовёт для этого «бледнолицего своего брата» к себе на родину в Шибертуй...

О дружбе с великим Дондоком Станислав Куняев написал большой очерк, и он вошёл в трётий том — на русском языке (первые два — на бурятском).

Весьма трепетно к имени Дондока относится молодёжь, и это чувствовалось и по тому, как они выступали, и как волновались, и как готовились. Певуче, задевая тонкие струны души, звучал народный инструмент моринхур в исполнении студента бурятской студии Театрального института им. Б.Щукина Дахалэ Жамбалова, а потом и его гитара в дуэте с Раей Бадмаевой и трио с выпускником Московской консерватории им. Чайковского Саяном Цымпиловым, который рос на песнях Дондока — отец его всегда любил петь «Гунсэма» («Девушка с Байкала»), — и вправду, красивая песня.

Очень трогательно певец и композитор Бурятии Лудуб Очиров исполнял стихи и песню «Моя старенькая мама», сказав, что эти поэтические строки удивительно мелодичны и легко ложатся на народный моринхур. Очень трогательно в национальном белом платье выступала Арюна Цыденова, читая стихи, а уж как — потрясающе — на русском языке их читал актёр театра и кино Никита Юранов, признавшись, что бурятская культура стала для него настоящим открытием.

Тут же, пользуясь случаем, друзья поздравляли сына Дондока, тоже ведь большого поэта — Амарсану Улзытуева с присвоением звания лауреата Государственной премии Республики Бурятия в области литературы.

На вечере выступили главный режиссёр Бурятского драматического театра Цырен Бальжанов, президент Союза переводчиков Монголии Чинбаяр Онон, учёные, критики, общественные деятели, представители бурятской диаспоры.

Самый яркий образ, ассоциирующийся с поэзией Улзытуева, это образ священной травы «ая-ганга» — национальный символ Бурятии. Немногим известно, что придумал его именно Дондок Улзытуев. Слово «ая-ганга» впервые прозвучало в его сборнике «Пятнадцать песен».

Поэта Дондока Улзытуева нет уже почти полвека, он безвременно ушёл в возрасте тридцати шести лет, но имя его для бурятов стало священным. Кандидат филологических наук Марина Цыренова иного определения, как гениальный, к нему не находит: он столько сделал для бурятской литературы, что стал личным и творческим примером для современников и потомков. Имя Дондока Улзытуева, его поэзия — национальное достояние республики.

 

Полную статью Станислава Куняева о дружбе с Дондоком Улзытуевым и стихи бурятского поэта в его переводах читайте в следующем номере.

 

Елена СТЕПАНОВА

Фото автора