18.06.2019
От первого лица
Наши новые книги В рамках издательской программы МСПС увидел свет двухтомник известного русского поэта Валентина Сорокина Пер...
Подробнее
Новая книга, выпущенная в этом месяце в рамках издательской программы Международного сообщества писательских союзов и издательства...
Подробнее
Наряду с журналом «Голос Востока» и еженедельником «Литература и искусство» русскоязычный литера...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

 

 

 

Диплом Ивану ПЕРЕВЕРЗИНУ

за особую роль

в укреплении мира на планете

 

 

События
Писатель Сергей Шаргунов возглавил литературно-художественный и общественно-политический журнал «Юность» Шаргунов &m...
Подробнее
Поэт и переводчик, первый заместитель председателя МСПС, председатель Московской городской организации Союза писателей России, зас...
Подробнее
11 марта мир отметил День содружества наций. В честь этого события Благотворительный общественный Московский фонд мира награди...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

опубликовано: 06-02-2019

 

Светлый воин на стороне добра и правды

 

Взявшись за работу над этой рецензией и перелистывая материалы, которые могли бы для этого пригодиться, я поймал себя на мысли о том, что в заголовки многих текстов о Борисе Олейнике и его творчестве их авторы, не сговариваясь, предпочитают выносить цитаты из произведений самого поэта. Немало цитат из стихов и высказываний Олейника с разного рода трибун и в личном общении присутствует и в текстах, вошедших в первый сборник воспоминаний, статей о нём, интервью. Случайно ли это? Думаю, нет.

 

В этой особенности осмысления наследия видного мастера поэтического и публицистического слова отражено общее представление его исследователей и читателей о глубокой содержательной насыщенности, изысканной форме словесных высказываний и формул автора поэм «Урок» и «Трубит Трубиж». Поэтическая речь Олейника кроме того, что содержательна, ещё и весьма афористична. Лучше него не сказать, вот и тянет изъясняться его словами. Даже в разговоре о нём самом эти слова помогают и сформулировать мысль надлежащим образом, и придать ей более точный и благозвучный вид.

Сборник воспоминаний и других материалов, посвящённый Борису Олейнику (первый подобный опыт после его смерти), в этом плане не представляет собой исключения. Цитат самого разного рода из Олейника в нём хватает, да и в заглавие должна была быть вынесена поэтическая строка из его известного, чтобы не сказать — культового, стихотворения: «Щоб і вам сонячно!..» («Пусть и вам будет светло…»). В последний момент, однако, вмешался академик ПётрТолочко, инициативе и энергии которого мы обязаны тем, что издание состоялось, предложивший изменить название книги на то, под которым она увидела свет. Идея вызвала поначалу среди  членов редколлегии оживлённую дискуссию, но, в конце концов, была воспринята. Аргументом Петра Петровича, решившим исход творческого спора, оказалось указание на то, что в названии стоило бы дать ёмкую, предельно лаконичную и вместе с тем максимально содержательную характеристику героя воспоминаний и других текстов, вошедших в сборник. Ну, а строка: «Щоб і вам сонячно…», —  сохранилась в сборнике в заголовке статье А.Сизоненко.

«Незрадлива совість» — очень точное определение, именно то, что нужно. Попадание в «десятку». Олейника можно с полным правом считать совестью украинской нации. И её моральным авторитетом. Что же касается характеристики поэта как «совести» через понятие «незрадлива», то тут, думаю, не помешает одно важное уточнение. В русском переводе украинское слово «незрадлива» звучит как — «верная». По смыслу правильно, по внутренней же форме — чуть-чуть небольшое, но отступление от оригинала. Дело в том, что в переводе теряется соотнесённость определения с понятием «зрада» — «измена». Олейник был и остался «верным», не поддавшись искушению совершить «измену», «зраду», перед чем, как известно, не устояло несметное количество его современников. Иначе говоря, верность Олейника — это одновременно и верность как верность, и верность как неприятие измены. Мотив верности как принципиального отказа от измены занимает важное место практически во всех текстах, включённых в книгу. Статья  И.Бокия даже озаглавлена соответствующим образом: «Верный».

Сборник открывается вступительным словом Петра Толочко. Оно задаёт тон всему изданию, поднимая планку оценки личности Бориса Олейника — как поэтической, так и человеческой — на максимально высокий уровень. Автор отдаёт себе отчёт в том, что «время глубоких обобщений и универсальных оценок ещё не пришло ни в осмыслении исторических эпох, в которых жил и творил Борис Олейник, ни в постижении истинного места в них самого поэта». Но, тем не менее, предлагает собственный взгляд на проблему, свою интерпретацию места и роли Олейника на фоне смены эпох на рубеже ХХ–ХХІ веков, в обусловленных этой сменой, связанных с нею событиях, которые имели место на Украине, в Киеве и вокруг них. Это — долг перед памятью о Борисе Ильиче, перед современниками, а также теми, кто, придя на их место, захочет прочесть и понять творчество поэта.

   В предельно кратком изложении оценку Бориса Олейника, предложенную Петром Толочко, можно было бы выразить формулой: «гениальный поэт, который мог и должен был бы стать пророком для своего Отечества, но не стал им». По мнению автора, Олейник, поэтический путь которого охватил почти семь десятилетий, добился грандиозных творческих результатов и их оценки обществом очень рано, ни на мгновение не останавливался в своём развитии, постоянно двигался вперёд и вверх, покоряя новые и новые вершины, прокладывая путь другим. Его отличали высокая внутренняя собственно человеческая и поэтическая культура, глубокое понимание жизненных законов, а ещё — что, может быть, особенно важно — высочайшая степень интегрированности в особенности украинского общества. По мнению Толочко, Олейник был не только выдающимся поэтом, но и глубоким мыслителем, готовым предложить Украине алгоритм поведения и путь развития, основанные на ориентацию на собственные силы и традиции и способные обеспечить не мнимый, а действительный успех.    

Толочко предлагает максимально общий, отвлечённый и обобщённый взгляд на Олейника, предпринимая попытку составить представление о наиболее ярких и значимых чертах «феномена Олейника». В первом случае Олейник является к читателю «одетым в камень», во втором — человечным, очень личным. Тут описаны несколько встреч и их бесед, о которых не знал никто, кроме них самих. Эти истории становится достоянием публики впервые, и Толочко предстаёт тут и как писатель-мемуарист, и интерпретатор поэтических текстов, и тонко чувствующий слово переводчик Олейника на русский язык.

   Очень высокую планку в оценке личности, творчества, деятельности Олейника, их значения и значимости в истории украинской литературы, культуры, государственного и общественного развития, заданную Толочко, поддерживает и развивает президент Национальной Академии наук Украины академик Б.Е.Патон. В сборник включено подписанное им представление о выдвижении Б.Олейника на Нобелевскую премию в области литературы, датированное 2013 годом.

Назвав Олейника «визитной карточкой украинской поэзии», Б.Патон обратил внимание на то, что в его стихах гармонично сосуществуют национальная специфика и местный колорит с универсальной поэтической картиной мира, позволяющей подняться на наднациональный уровень, возвыситься до общечеловеческого масштаба.

В предисловии к двухтомному изданию избранных произведений Бориса Олейника, вышедшему в 1985 году к юбилею поэта (оно помещено в сборнике), классик украинской литературы Олесь Гончар, сам уроженец Полтавской области, особо отметил связь поэта с его родной землёй, малой Родиной — Полтавщиной. О том, сколь важную роль сыграл автор «Знаменосцев» в его литературной и человеческой судьбе, сколь высок был для него авторитет великого земляка, не раз говорил и писал сам Олейник. «Прийти в литературу от земли Котляревского и Гоголя, из краёв, где, как и по всей Украине, в наибольшем почёте «Кобзарь» и народная песня, и меткое весёлое слово, — это как бы прийти с определённым дипломом, означающим высокую духовную эстетическую подготовку и накладывающим на поэта соответствующие творческие и гражданские обязательства». Олейник всегда ценил свою принадлежность к полтавской земле, всегда осознавал себя «полтавцем», всегда отдавал себе отчёт в том, что это — и особая честь, и особая ответственность. Что же касается «меткого слова», тут ему не было равных.  Мог порадовать-позабавить окружающих, а то и отметить-пометить кого-то «весёлым словом» так, что мама не горюй.

Олейникк входил в круг самых выдающихся украинских мастеров слова — поэтического, публицистического, разговорного, «трибунного».  Под его умелым пером слово было и универсальным инструментом врачевания душ, и удачно взятой первой нотой в большой поэтической симфонии или в малом этюде, и искрящейся дождевой капелькой, отразившей огромный мир.  Слово превращалось, бывало, и в грозное оружие. Обладая уникальной способностью с помощью слова разить и сразить противника наповал, поэт никогда не стремился бить на поражение. На эту черту человеческого и поэтического таланта Б.Олейника обратил внимание Г.Крючков («Талант на службе Отечества и народа»).

«Светлый воин на стороне добра и правды», —  назвала размышления о Олейнике знавшая его со студенческих времен Н.В.Костенко, педагог, литературовед, одна из лучших на пространстве бывшего СССР «олейниковедов». Она, среди прочего, особо подчеркнула крайне важный для понимания творчества поэта факт: он, «как никто другой, сумел продолжить магистральную для украинской поэзии шевченковскую традицию нераздельности национальной идеи от идей социальной справедливости и свободы». Творчество Олейника с полным правом можно трактовать как элемент творческого контакта и связи с предшественниками по поэтическому цеху, начиная от Т.Шевченко и заканчивая П.Тычиной, В.Сосюрой, А.Малышко. Вопрос же, кто подхватит эстафетную палочку после него, остаётся открытым.  

…В декабре 2018 года в рамках «Минской инициативы», белоруско-украинско-российского гуманитарного проекта (поэт стоял у его истоков) прошла конференция «Наследие Б.Олейника в контексте межкультурного диалога», — первая в своем роде. Когда Михаил Швыдкой, взявший на себя роль модератора, попросил присутствующих высказаться о дальнейших направлениях популяризации и изучения наследия Бориса Олейника, недостатка в предложениях не было. Идеи сыпались, как из рога изобилия — от издания «Собрания сочинений» до составления «Словаря языка Бориса Олейника», съёмки документального фильма о нём и, конечно, подготовки новых конференций и публикаций.

 

Яков РУДЬ,

Киев