16.11.2018
От первого лица
Онтология Ивана Переверзина Истоки творчества писателя Но утешаюсь я от века тем, Что созерцаю образ мироз...
Подробнее
Иван Переверзин, как сказала бы Марина Цветаева, поэт развития: он каждой новой строкой, каждым новым стихотворением предстаёт пер...
Подробнее
22 июня Басманный районный суд города Москвы закрыл находящееся в производстве Главного следственного управления Следственного комитета...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

 

 

 

 

 

 

События
Наследнику Пушкина и Михалкова На прошедшей в Доме Ростовых встрече члены правления Академии российской литературы вручили ...
Подробнее
Символ веры Олега Зайцева В Доме Ростовых прошла презентация книги председателя Белорусского литературного союза «П...
Подробнее
Чтобы родник творчества стал полноводной рекой Союз писателей России и благотворительный общественный фонд «Достоинст...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

опубликовано: 05-04-2018

 

 

Не могу молчать!

 

***

Диана КАН, член Союза писателей России, г. Оренбург

 

Я нынешнему и прошлому руководству ничем не обязана, премиями не обласкана (все премии помимо Союза писателей России шли), грантами-изданиями тоже, дач в Переделкино не имею, так что терять нечего, окромя цепей, отнюдь не золотых.

А вот с Куняевым ситуация меня тревожит, ибо если так к авторитетам будут относиться, то что от СПР останется? Куняев — это журнал «Наш современник», во многом благодаря сотрудничеству с которым я и стала известна в России. Причём, помогал «Наш современник» именно тогда, когда меня ещё особо нигде не печатали, в самом начале пути, трудного-кровавого. «Наш современник» в лице сначала Юрия Кузнецова, а потом и Станислава Куняева меня поддержал. И такое не забывается.

Коллеги из других регионов, узнав про моё намерение, названивали ещё вчера, мол, опомнись и прочее… Но я хочу сказать: то, что изложено в статье Куняева, об этом давно уже знают и думают многие писатели России! И поверьте, они были в теме ещё тогда, когда сия болезнь была в скрытой форме. Сейчас же она обрела клинические формы и вылезла наружу. Хотя вот цифра в 80 млн, — об этом я не знала, это для меня стало открытием. А об остальном Куняев ещё на прошлом съезде СПР в Калуге сказал, предупредив таким образом тогдашнее руководство союза. Но оно, как видим, выводов не сделало, а если и сделало, то в плане зачистки тех, кто имеет несчастье быть писателем, а не членом. И иметь своё мнение, отличное от того, которое имеет аппарат СПР, приведший творческий союз фактически на грань краха и распада.

Так что решение моё вовсе не спонтанное, оно уже лет пять минимум зрело, но я как-то надеялась, что болезнь сама собой рассосётся… Теперь-то понятно, что не рассосётся, что идёт просто зачистка писателей членами. И чем именитее автор, тем более он не формат для нынешнего руководства.

И тут дело даже не столько в Оренбурге, меня удручает, что примерно такая или близкая к таковой ситуация во многих регионах России, ибо я общаюсь с уважаемыми нашими коллегами далеко за пределами Оренбурга. Если бы только мой регион был одним таким вот единственным исключением, что тут случился раскол, это ещё можно было бы уладить-потерпеть. Но тенденция общероссийская и идущая, увы, с головы, откуда рыба и гниёт.

Такое моё мнение! Никому его не навязываю, но считаю долгом озвучить во избежание того, что будут попытки пересказать его за меня, как водится, с передёргиванием фактов. Лучше сама за себя скажу.

 

 

***

Валерий СДОБНЯКОВ, председатель Нижегородской  областной организации Союза писателей России, главный редактор журнала «Вертикаль. ХХI век»

На днях в Нижегородскую областную организацию Союза писателей России прислали из МСПС очередной номер «Общеписательской Литературной газеты», за что спасибо.

Я был на прошедшем писательском съезде, слышал и ваше предложение, обращённое к президиуму, и выступление Станислава Куняева. И вот всё никак не могу освободиться от чувства разочарования в некоторых наших писателях (а их числом не так уж и мало). Ну, как можно было ограничивать Станислава Юрьевича?! Писатель, столько сделавший в русской литературе и для русской литературы, для патриотического движения. Одно служение в «Нашем современнике» чего стоит: добывает деньги, на них издаёт журнал, где публикует произведения русских писателей, тем самым не давая затухнуть голосу литературы на всём пространстве необъятной страны. Благодаря его стараниям в самых дальних уголках, в сельских библиотеках люди имеют возможность прочитать тексты тех самых писателей, которые сейчас не пожелали редактора даже выслушать! Неужели им непонятно, что Куняев имеет право высказывать, излагать свою точку зрения столько времени и столько раз, сколько посчитает нужным?! Он заслужил это своим творчеством, подвижничеством, большим административно-политическим опытом.

Нет — закрикивают, затоптывают! И ведь многие авторы «Нашего современника» были в зале! Удивительно: ни доводов чужих, ни чужого мнения они не только не привыкли воспринимать, но и нет терпения их просто выслушать.

Горько это было видеть. Кроется за этим какая-то глубинная неблагодарность, несправедливость. Впрочем, такая ли уж эта новость для нашего литературного сообщества?..

Станиславу Юрьевичу — от меня поклон и самые добрые пожелания. Все его публикации читаю, люблю его и как писателя, и как редактора.

 

***

Александр ФИЛИППОВ, член Союза писателей России, г. Оренбург

 

Внимательно прочёл всё, что появилось в интернете о недавно завершившемся в Москве XV съезде Союза писателей России. Общее впечатление — барабанный бой, звон литавр. Определения: «Съезд — исторический! Судьбоносный!» Делегаты победили коварных интриганов, прежде всего в лице советника президента России Владимира Толстого (да-да, правнука того самого!), прозаика, депутата Госдумы Сергея Шаргунова и старейших российских писателей Станислава Куняева и Александра Проханова!

По мне, так съезд действительно судьбоносный. Вбили последний гвоздь в крышку гроба того рыхлого, размытого общественного формирования, которое ещё по привычке ассоциируется у кого-то с писателями. Не с безымянными «членами», составляющими подавляющее большинство нынешнего союза, а с теми писателями, книги которых действительно читают, которых знают и любят, к которым прислушиваются. И которые у этого съездовского большинства не в чести.

Победила серая масса, не захотевшая ничего менять, и теперь она по-прежнему продолжит гордиться своим поповским патриотизмом, привычной нищетой, отсутствием средств на издание книг и журналов, равнодушием СМИ, а, главное, массового читателя. Не будут — и это сейчас очевидно — решены такие насущные проблемы писательского сообщества, как законодательное признание профессионального статуса писателя, учёта его трудового стажа с соответствующими мерами пенсионного обеспечения и социальной защиты, государственной поддержки книгоиздания и «толстых» литературных журналов.

Очевидно, потому что такие вопросы невозможно решать без сотрудничества с законодательной и исполнительной властью. Власть эта на съезде протянула руку писателям. Которую они не просто оттолкнули, но ещё и укусили.

Впрочем, всё произошедшее на съезде вполне закономерно. Знающие люди подметили: такой расклад голосов на писательском форуме сложился благодаря тому, что в числе большинства делегатов оказались региональные литначальники, сами, как правило, лишённые божьей искры.

Я уже не раз (да и не только я!) писал о том, что в региональных писательских организациях основную массу составляет литературная серость, которая выбирает себе таких же руководителей.

Например, от Оренбуржья делегатами съезда были избраны Кильдяшов и Ерпылёв. Литераторы откровенно слабые, никакие. И такими же, как они, составляющими в регионе численное большинство, избранные. Членство в союзе для них давно стало важнее творчества. Тем «писателям», что составляют большинство в творческом союзе (сужу, в том числе, и по нашей Оренбургской области), решение самой важной проблемы (с профессиональным статусом, например) и не нужно. Потому что к нему потребуется непременно приложить произведения, книги. А их нет. Есть только членство, полученное после публикации в городской или районной газете нескольких стишков, рассказиков, одна-две книжки, изданные на выпрошенные у спонсоров деньги.

Уверен, что абсолютное большинство читающих россиян не знают такого писателя Николая Иванова. В лучшем случае спутают его с советским прозаиком Анатолием Ивановым, автором экранизированных романов «Вечный зов» и «Тени исчезают в полдень», которые до сих пор пользуются успехом у телезрителей. А между тем, Николай Иванов не просто писатель. Он, можно сказать, теперь главный писатель для весомой доли тружеников пера.

И вот вскоре после своего избрания Иванов вдруг нагрянул в Оренбург. Похоже, для того чтобы поддержать кандидатуру многократного и неизменного лауреата малопочётной поэтической премии за самые нелепые стихотворные строки «Оренбургская галоша» Ивана Ерпылёва, которого в этот день избирали себе в вожаки члены областной писательской организации СПР.

Иван Ерпылёв — личность вообще для нынешнего писательского сообщества знаковая. Абсолютно бездарный поэт, он известен многочисленными судебными разбирательствами с теми, кто нелестно отзывается о его творчестве. Такие вот нынче у нас «поэты». Раньше оружием писателя в литературной полемике была острая эпиграмма, памфлет, пародия. Дуэль, в конце концов! А нынешние строчат кляузы и бегут в суд…

Иванов, конечно же, был прекрасно осведомлён, что из областной писательской организации, не сговариваясь, вышли 15 (!) членов Союза писателей России, причём самых именитых, активно работающих в литературе. Почему? А потому, что сочли для себя невозможным дальнейшее пребывание в этой закостенелой, нетворческой обстановке.

Иванов же, прибыв в Оренбург уже в должности председателя правления, даже не попытался разобраться в конфликте, а сразу встал на сторону литературного пустоцвета Ерпылёва и его литературной компании. Это говорит о непрофессионализме Иванова как руководителя большого и сложного писательского союза. Решать серьёзные вопросы сгоряча, кавалерийским наскоком — его стиль, который отныне он будет насаждать.

А его слова о том, что писатель должен «уметь петь хором», вовсе не оговорка, а продуманная позиция. Хорошо, что Иванова за это уже многократно высмеяли… Представьте себе, чтобы Шолохов, Распутин, Шукшин, Трифонов да и многие другие великие мастера взяли да и согласились «петь хором»?

Вполне возможно, что далёкий от окололитературных дрязг читатель скажет: ну и что? Какое отношение я, любитель литературы, имею ко всему этому?

Да самое прямое! Потому что литературная серость не просто так рвётся к административным креслам в творческих союзах. Не имея возможности привлечь внимание читателя своими произведениями по причине отсутствия таланта, они, заняв руководящие посты, используя, так сказать, административный ресурс, начнут навязывать их окружающим. А читатель в результате таких манипуляций вместо настоящей литературы получает мало профессиональные поделки, эрзац.

Грустно.

Я вступал в Союз писателей России, с гордостью чувствуя себя причастным к сообществу Валентина Распутина, Василия Белова. В областной организации меня принимали в свои ряды Пётр Краснов и Николай Корсунов. А оказался в итоге в компании неких ивановых, кильдяшовых и ерпылёвых.

Очевидно, что случившееся в Оренбургской областной общественной писательской организации не случайно и распространяется всё больше. Снижение профессиональной планки приёма новых членов в писательское сообщество привело к тому, что в его рядах оказалось немало людей случайных, для которых литература не является делом всей жизни, а в лучшем случае — неким увлечением, времяпрепровождением, изящным хобби. Порочная практика приёма в СПР едва ли не каждого «подающего надежды» стала причиной появления в организации огромного процента тех, кто надежд этих с течением времени так и не оправдал. Зато с годами их количество переросло в качество. Литературная серость, имеющая подавляющее большинство голосов, выбирает в руководители себе подобных. Что мы и наблюдали воочию на XV съезде.

Так что негодование ряда делегатов выступлением Станислава Куняева, переходящее порой в ненависть, — это не их заблуждение, а симптом глубокого падения нравов нашего литературного общества. Подтверждением этому является и то, что многие из ныне поносящих Станислава Куняева, с гордостью указывают в своей творческой биографии факт публикации произведений в журнале «Наш современник».

Очевидно, что талантливые писатели, здоровое ядро СПР пребывают сейчас в некоторой растерянности, в стадии осмысления того, как вследствие технических манипуляций аппаратчики захватили власть в писательском союзе. Но отдавать им на откуп союз нельзя. Нужно продолжать борьбу за его сохранение и обновление.

 

***

 

Елена ИВАНОВА, член Союза писателей СССР (ныне России) с 1977 года. Ставрополь

Недавно состоялся XV съезд Союза писателей России, на котором был избран новый председатель правления – Николай Фёдорович Иванов. Предвыборная атмосфера, судя по сообщениям в прессе, накалилась до предела из-за того, что изначально на этот пост решил было баллотироваться С.Ю.Куняев. И что тут началось!..

Даже мне, человеку, в общем-то, стороннему в этом деле, становилось не по себе оттого, как заинтересованные лица принялись дружно со всех сторон прессовать уважаемого писателя. В ход пошли и невыгодные сведения о здоровье (слаб зрением), и возрастной ценз (стар стал), и доносы соглядатаев, якобы часто отсутствует на работе. Как будто бы главный редактор должен нести функции администратора на ресепшен и ни на минуту не отлучаться от своей стойки. «Оппоненты» договорились до того, что-де «он с сыночком» чуть ли не путём рейдерского захвата завладел журналом «Наш современник». Как будто «сыночка» Куняев-старший вытащил из какого-то провального бизнеса и пристроил возле себя, только чтобы не бедствовал он без живой копейки.

Позвольте, но ведь Сергей Куняев – состоявшийся критик и литературовед. И это великое счастье для каждого отца – воспитать себе, говоря словами Пушкина, «товарища трудов», чтобы вместе дружно тянуть свой плуг на бескрайней ниве отечественной словесности. Тут надо бы по-хорошему, светло завидовать и радоваться, что такое редкостное исключение бывает в нашей жизни, где со времён Тургенева отцы и дети всё никак не сладятся идти в одной борозде. Но нет! Радости «оппонентов» мы не увидели, зато явственно услышали зубовное клацанье.

Зная путь Станислава Юрьевича в литературе, его мужественные поступки в сражениях за Русский мир, прямоту и принципиальность его критических оценок, нетрудно предположить, что он нажил себе как немало врагов, так и заклятых друзей. Даже Владимир Личутин не постеснялся как-то публично бросить свой камень в того, с кем его ещё недавно связывала тесная личная и творческая дружба. А суть разлада, думается, была лишь в том, о чём писал ещё Генрих Гейне: «Но если моих не похвалишь стихов, – Запомни:  развод неминуем». В случае с Личутиным, видимо, Станислав Юрьевич позволил себе неосторожность не похвалить роман писателя, который мучительно долго рождался на свет и принёс немало тревог редакции журнала – она взялась на свою голову его публиковать, когда автор был ещё в родовых потугах.

Колючие и дурно пахнущие ошмётки надуманных обвинений, свалившиеся на голову Станислава Юрьевича, можно было бы ему отгрести в сторону одним волевым решением: «Наплевать и забыть». И продолжать спокойно работать дальше. Но, похоже, в том-то всё и дело, что угроза нависла над самим детищем Ст. Куняева, которое он растит и лелеет вот уже три десятка лет на посту главного редактора. Нельзя не поражаться тому, как ему удавалось до сих пор сохранить журнал в условиях полного отсутствия государственной финансовой поддержки.

Прекрасный девиз – делать литературу чистыми руками! Однако – как? Можно, конечно, и верблюду вытянуться в ниточку и пролезть в игольное ушко, но только выпростается он из этого трагически узкого промежутка уплощённым, похожим на рептилию, а не на самого себя, каким изваяла его природа. И все ахнут: «Вот гад!»

И разве не заахали? В прессе появились разоблачительные сообщения о каких-то нечистоплотных делах «тандема Куняева-Переверзина», которыми ныне якобы занимается Следственный комитет. Но ведь вердикт-то ещё не вынесен, а уже заключение готово: виновны! Одно уже это свидетельствует о тенденциозности поборников «истины». Нам публично говорят: Переверзин положил большую зарплату Куняеву. Но спросите-ка, сколько получает псевдоакадемик, стяжавший своё высокое научное звание за липовую диссертацию и хорошую мзду? Уверена, его ежемесячный оклад не меньше ста тысяч рублей. Почему же у человека, положившего всю большую жизнь без остатка, весь свой талант, все силы ума и души на любимое дело и так много сделавшего для литературы, для общества, для страны в целом, не должно быть хотя бы кратковременного материального благополучия? К тому же у него семья, близкие, возможно, не очень-то устроенные, нуждающиеся в помощи… Если, конечно, следовать логике булгаковского Шарикова, чтобы соблюсти социальную справедливость, надо только «взять всё и поделить». Но и при этом условии останется открытым вопрос: как, на какие шиши содержать журнал? Уверена, со своим несостоявшимся председательством Станислав Юрьевич связывал положительное решение этой болезненной проблемы. И что теперь?..

«А тебе-то что за дело?» – могут спросить меня. Попробую разъяснить.

Когда-то Ломоносов произнёс пророческие слова: «Могущество России будет прирастать Сибирью». Уместно провести параллель: точно так же и богатство отечественной художественной литературы всегда прирастало, прирастает и будет прирастать за счёт тех творческих сил, которые подобно корню женьшеня зреют в глубинах пространств нашей великой матушки-России. Если, конечно, для этого будут созданы соответствующие условия. Одно из них заключается в том, что писателю, живущему и работающему на периферии, вдалеке от столицы, нет иного выхода из безвестности кроме как путём публикаций в столичных журналах. Не перечислить всех имён прозаиков и поэтов, которых «вывел в люди» «Наш современник» за те десятилетия, когда у его штурвала стоял и стоит поныне, к нашему счастью, этот великий труженик. Его журнал – единственная надежда периферийного писателя обозначиться в литературе.

Попробуйте-ка предложить для публикации своё произведение какому-либо другому периодическому изданию. В первую очередь вы наткнётесь на такое вот предупреждение: «Редакция в переписку с авторами не вступает, рукописи не возвращаются». А если это и не напечатано в журнале, то сам принцип действует на деле: ответом на ваше обращение будет глухое молчание. При таком подходе хоть новый гений появись – никто его не заметит. Между тем «Наш современник» взял за основу в своей работе принципиально иной, характер взаимоотношений с авторами и читателями. Вот что значится на обороте титульного листа журнала: «Редакция внимательно знакомится с письмами читателей и регулярно публикует лучшие, наиболее интересные из них в обширных подборках не реже двух раз в год. Каждая рукопись внимательно рассматривается…» И это, поверьте, не обманчивая самореклама. Рубрики «Слово читателя», «Письма читателей» регулярно появляются на страницах журнала.

Благодаря такой тесной связи с читателями, братскому отношению к авторам, журнал не только держит руку на пульсе времени, но и стимулирует писателя в его творческом росте.

Я знаю, как дорожат мои собратья по перу уже самим фактом публикации в «Нашем современнике». Каждая из них, даже незначительная по объёму, расценивается как творческая удача автора. И равносильно признанию – войти в число постоянных авторов журнала, восприемника традиций «Современника» Пушкина и Некрасова. А знаете почему? Потому что у этого журнала читатель, о котором мечтал ещё Салтыков-Щедрин в своих «Пёстрых письмах». Тот, который не «шмыгнёт в подворотню, когда для писателя наступит трудная минута», потому что он соавтор-сопереживатель, сподвижник писателя, всегда готовый вступить с ним в диалог и разделить его радости, волнения и тревоги. Как садовник растит прекрасную розу, так и «Наш современник» годами, десятилетиями ведёт системную кропотливую работу, отыскивая и ведя затем за собой своего друга-читателя. Есть такие подписчики, которые признаются, что хранят в домашней библиотеке все книжки журнала за многие годы его выхода в свет. Это вам, друзья, не сетевое издание, которое каждый раз разочаровывает тебя своей эфемерностью: выключил гаджет – и всё исчезло, как не бывало. Такому призрачному явлению не скажешь по-пушкински на пороге вечности: «Прощайте, книги, друзья мои». Мираж да и только! И тебе, провинциальному писателю, одичавшему от трагического одиночества, хочется крикнуть в поисках вымечтанного читателя наподобие есенинского Хлопуши, жаждущего увидеть Пугачёва: «Проведите, проведите меня к нему! Я хочу видеть этого человека!»

Вот почему, не будучи собирательницей автографов, я храню как дорогие сердцу реликвии книги Ст. Куняева – с его надписями и без них, ответы на обращения, написанные не бесстрастной холодной машиной, но тёплой человеческой рукой. Они желанны даже вот такие, казалось бы малоприятные для авторского самолюбия: «Стихи Ваши прочитал… Очень они уж «расхристанные…» Скажите, какой ещё главред станет перебирать вирши безвестного автора, формируя из них подборку, органичную по мелодике, движению мысли? Только он, наш дорогой и уважаемый Станислав Юрьевич! Одновременно вспыльчивый, непокладистый, даже деспотичный и – отходчивый, великодушный, как всякий истинно русский человек. Главное – не равнодушный. Ему и поперечить, если что, можно в том же духе – поймёт, простит, не припомнит. И отбирает он для печати стихи такие, что с удивлением заключишь: под кольчугой патриота и воина в «Нашем современнике» бьётся исполненное тонких лирических чувств сердце витязя в тигровой шкуре. Это, разумеется, сердце его главного редактора.

Разговор я веду к тому, что без «Нашего современника» будет плохо не только нам, провинциальным писателям, но и всей современной литературе. Она лишится притока новых талантов, открывать которые есть особый дар таких редкостных личностей, каковым является Станислав Юрьевич Куняев, прозаик, поэт, публицист, критик, литературовед, мыслитель и общественный деятель, Человек и Гражданин – подлинно наше национальное достояние, каковое мы, к сожалению, не бережём.

Вместо того чтобы выискивать пятна на солнце, кричать в панике о том, что-де Куняев решил захватить какие-то там апартаменты на Комсомольском проспекте, будет гораздо лучше для всех, для литературного дела в целом, если правление под председательством Николая Фёдоровича Иванова задумается, как помочь решить насущные проблемы «Нашему современнику», среди учредителей которого первым числится Союз писателей России. Помочь, дабы сотрудники редакции не мёрзли в не отапливаемых помещениях в зимние холода, не делили между собой последние гроши из пустой кассы журнала, не думали о том, чем и как они будут пробавляться со своими семьями. А оставались бы их многодумные головы заняты только творческими проблемами. Вот это было бы истинно по-христиански, по-братски, по-писательски соборно, а не по-обывательски мерзко, жестоко и эгоистично.

Читателям же и авторам журнала я хочу сказать вот что. У каждого из нас есть возможность уже сейчас, не дожидаясь клича о помощи, оказать посильную поддержку журналу. Для этого достаточно только подписаться на него. Лично я это уже сделала.

А самому главному редактору, который недавно переступил 85-летний рубеж, хочу пожелать последовать примеру учёного-медика, академика Фёдора Углова, успешно осуществившего сложную операцию в свой 100-летний юбилей. Вот на этой же возрастной отметке пусть и он, Станислав Юрьевич, мудрый и многоопытный старейшина литературного сообщества писателей России, подпишет в печать юбилейный для него номер «Нашего современника». Да будет так!

 

А вот и новые отклики:

Всё не так, ребята...

 

"Российский писатель" не является официальным сайтом СПР — это частная собственность Николая Дорошенко. Нашей организации принадлежит лишь маленькая новостная колонка "В Союзе Писателей России", — заявил председатель правления СПР Николай Иванов на встрече с представителями новой, "непризнанной" писательской организации Оренбуржья, состоящей, что удивительно, из ядра, фактической основы прежней известной и мощной организации писателей области.

И что же выходит: на своём сугубо личном сайте Дорошенко самовольно выражает, якобы, мнение всего Правления Союза Писателей России?.. А согласятся ли многие секретари с его сомнительным "мнением"?

Пётр Краснов, Диана Кан, Наталья Кожевникова, Павел Рыков, Александр Филиппов, Валерий Кузнецов, Владимир Петров и другие известные оренбургские писатели, давние члены СПР, пригласили главу большого Союза для беседы в областной Дом литераторов имени С. Т. Аксакова — коллегам было важно получить разъяснения о дальнейшей судьбе их творческого объединения. Пригласили, не надеясь на успех, потому что буквально за день до встречи были расставлены все точки над "i": Николай Иванов принял участие в общем собрании Оренбургской региональной писательской организации Союза писателей России, где объявил, не вдаваясь в детали, что в каждом крае или области должна быть только одна региональная организация СПР. Сказал — как отрезал, словно выстрелил в упор в оренбургскую литературу. "Признание" признанных авторов не состоялось, на их место ускоренными темпами уже пришло большое количество авторов начинающих, но получивших точно такие же красные корочки. Взамен высоким руководителем было обещано прислать некую ссылку на запретительное постановление о создании двух и более организаций в одном регионе от министерства юстиции. Мол, всё, что могу...

Раскол прежде монолитного регионального СПР на легитимную и нелигитимную части — чёрный день в истории писательского сообщества Оренбургской области. Писатели, прославившие свой край, оказались ненужными ни местным союзным функционерам, ни, как оказалось, московским. Потоки заказной грязи со страниц "неофициального", по словам руководителя, сайта СПР льются на головы моих коллег, пишутся многочисленные кляузы, жалобы, подмётные письма, возбуждаются иски, инициированные свежеиспечённым председателем "легитимной", по решению того же Иванова, организации. Два с лишним года продолжается разнузданная травля пятнадцати писателей, осмелившихся сказать "нет" произволу и групповщине в рядах своей некогда единой региональной организации. Что же ставят им в вину, чем они так насолили нынешнему руководству Союза? О конфликте внутри Оренбургской областной общественной писательской организации было известно давно. В 2016 году в газете "День литературы" вышла статья Александра Филиппова "Для объединения пришлось... размежеваться", где подробно изложены причины создания нового творческого объединения в Оренбуржье. Никто не мешал руководству СП России именно тогда приехать в Оренбург и на месте разобраться в сложной ситуации, выслушать две стороны, найти компромисс, не дать целому расколоться на две части. Секретарь Правления Пётр Краснов и главный редактор альманаха "Гостиный Двор" Наталья Кожевникова писали и звонили в Москву, ставили руководство в курс происходящего, искали выход из непростой ситуации. Но всё тщетно — молчанье было им ответом, в то время и.о. председателя Николай Иванов не нашёл ни времени, ни сил, ни желания устранить эту наболевшую проблему.

А вот "Дорошенко & K" сочли появление новой организации личным оскорблением, определили врагов, взяли прицел и стали стрелять залпами изо всех кривых стволов "Российского писателя", так и не потрудившись дойти до сути возникшего разлада, сделав нужные им выводы. Фантазии Дорошенко можно только позавидовать, процитирую: "...у оренбургской власти уже создано в виде красновской организации нечто подобное прачечной по отмыву бюджетных денег". Смелое утверждение не мальчика, но мужа. Правда, совершенно безосновательное. Интересно, хватит ли у Дорошенко мужества и совести принести оренбуржцам извинения, если глава организации Наталья Кожевникова предоставит сайтодержцу выписку со счёта организации за всё время её недолгого существования и докажет, что ни копейки бюджетных там нет и не было? В устах Дорошенко обвинение во вступлении "новой" организации, состоящей из членов СПР, в ассоциацию с региональной организацией СРП было самым главным и страшным. Но ранее на своём личном сайте он пафосно изрекал: "...даже и Союз Писателей России объединялся в ассоциацию с СРП, чтобы вместе пробить Закон о творческих союзах". Значит, Уставом СПР подобные ассоциации не запрещены. Спасибо за информацию, Николай Иванович, тем более, что наша ассоциация юридически никак не оформлена, а представляет собой обыкновенный договор, подразумевающий проведение совместных литературных мероприятий, и только. Каждый из нас остаётся в своём союзе, но мы вместе проводим Международный фестиваль содружества национальных литератур "Красная гора", Всероссийский семинар для молодых авторов "Мы выросли в России" и массу других нужных и объединяющих наше разобщённое общество писательских проектов. Если быть точным, два наших крупнейших форума за пять лет проведения посетили девятнадцать почётных гостей из СПР и десять гостей из СРП. Примерно такое же соотношение авторов, публикуемых в литературном журнале "Гостиный Дворъ", в адрес которого разместил Дорошенко на "Российском писателе" поносную статью "Проходной дворъ" с откровенными нападками на журнал и его главного редактора Наталью Кожевникову, более десяти лет проработавшей на этом посту. Да, прав был Николай Иванов, заявляя о непричастности СП России к пресловутому сайту Дорошенко "Российский писатель". Не мог бы СП России так резко поменять отношение к столь уважаемому изданию, где печатались и печатаются такие известные поэты и прозаики, как Владимир Костров, Нина Ягодинцева, Сергей Куняев, Анатолий Аврутин, Марина Саввиных, Камиль Зиганшин, Александр Кердан, Арсен Титов и многие другие. Вот выдержки из поздравительной телеграммы правления Союза Писателей России, посвящённой двадцатилетию "Гостиного Двора" и подписанной Валерием Ганичевым и Геннадием Ивановым:

"Уважаемая Наталья Юрьевна, дорогие коллеги и друзья!

 

"Гостиный Двор" все эти годы являлся авторитетнейшим духовным, культурно просветительским и нравственно охранительным центром пограничья Русского мира.

Дай Бог вам сил, здоровья, веры, надежды, любви и желания работать на благо русской культуры и литературы!"

 

Сравните с выдержками из росписательской статейки:

 

"Н.Ю. Кожевникова засиделась в редакторах и стала наводить свои порядки..."

 

"Замалчивались многие оренбургские авторы, в том числе, молодые, несмотря на то, что они отправляли материалы главному редактору альманаха..."

"Упал и общий уровень публикуемых материалов..."

Кто и где это сказал, тем более — доказал? Сам перечень его авторов однозначно опровергает это! Согласитесь, бред какой-то, как будто возраст литератора влияет на качество его рукописи. Но именно литературное качество является главным для публикации в "Гостином Дворе", и если не хватает этого качества явно, то что же делать главному редактору? Превратить журнал в отстойник графомании...

Жаль, но приходится признать очевидный факт — политика сайта "РП" крайне однобока, да и сам он весьма странный, мягко говоря, приветствующий прикормленную клаку. Попробуй только написать что-то вразрез с мнением Дорошенко — тут же набегут и закусают. На "Российском писателе" происходит самый настоящий круговорот "жертв". Сегодня травят одного, завтра другого, а через некоторое время возвращаются к первому. Пикселей для охаивания хватает с излишком. Сейчас по новой продолжается травля Светланы Замлеловой. А наибольшее возмущение вызывают заведённые Дорошенко анонимные комментарии на сайте, позволяющие всяким недобросовестным авторам и заведомым клеветникам сводить свои личные грязные счёты и разносить сплетни "под опущенным забралом", как выразился однажды М. А. Шолохов о любителях псевдонимов. Худшего, чем эта анонимная "помойка", нельзя и придумать, чтобы ссорить и стравливать писателей, рушить и без того проблемное единство писательских рядов. И Дорошенко, надо сказать, намеренно и довольно изощрённо дирижирует этой скандальной сварой... Если хочешь выразить своё — говори под своим именем, а не бесчинствуй на земле, обратив очи к небу! Получается прямо по Высоцкому: "И ни церковь, ни кабак — ничего не свято!"

Николай Дорошенко не дал высказаться — опубликовать оренбургским писателям свой, лишённый вранья и предвзятости материал. Получается, ему абсолютно безразлична судьба сотоварищей по Союзу — известных всей России оренбургских писателей. Он только разжигает костёр лжи, щедро поливая бензином потухшие поленья, а потом отходит в сторону и прячет руки за спину, показывая, как ловко могут карать литературные функционеры за инакомыслие. Дорошенко позволил на своём сайте писать клеветнические измышления про Петра Краснова — выдающегося русского прозаика, чей правдивейший, глубочайший и трагичный до боли роман "Заполье" лично я считаю шедевром.

Пётр Краснов обратился к председателю без предисловий: "Я знаю, что Вы приехали к нам не разбираться в ситуации, не мирить противоборствующие стороны ..." А жаль, Николай Фёдорович, это бы и должно быть главной целью Вашего приезда в Оренбург. Я понял, светский Ваш визит связан был только с церемонией награждения почётной грамотой СП России прежнего председателя, допустившего раскол собственной организации, и поддержкой нового, публикующего на "неофициальном" сайте СП России "Российский писатель" всякие инсинуации про своих коллег. Неужели не показалось Вам заслуживающим внимания выступление на общем собрании "легитимной" организации писателя Юрия Мещанинова, сказавшего правду: "Молодые председатели замешаны во внутренних скандалах, из организации вышло около половины реально пишущих действующих, пишущих членов, и новым главой регионального отделения должен стать собиратель, а не разрушитель". Нет, не стал...

Я всегда с большим уважением относился к коллегам — членам Союза Писателей России. У меня много друзей из этой уважаемой организации, перечислить всех не хватит ни времени, ни места. Все они люди достойные, крепкие писатели и поэты, многими я горжусь, большинство служат для меня примером в жизни и творчестве. Мудрая статья Станислава Юрьевича Кунява "Съезд "победителей" пролила свет на тёмное закулисье писательского ремесла, показала на конкретных примерах жалкую возню завзятых интриганов. К счастью, потуги очернителей не имеют к истинной литературе никакого отношения. Зависть, алчность, неверие в свои силы, желание пробиться на вершину любой ценой двигают подобными людьми, вызывающими только брезгливость. Главный редактор "Нашего современника" смело взял за дрожащие ушки да и вытащил на солнышко писателей-ловчил и писателей-приспособленцев. Честь и хвала ему за это! Когда-то пел на всю страну Владимир Высоцкий:

Нет, ребята, всё не так!

Всё не так, ребята...

Есть повод и нашей пишущей братии серьёзно призадуматься над этими крылатыми строками.

 Виталий МОЛЧАНОВ

г. Оренбург

 

Писатели ищут ли истину?

 Взгляд рядового гражданина

О подготовке к съезду я ничего не слышал, не читал, поэтому информация и оценки раздрая между писателями, не удивив уже, поразили меня. Возникло желание, нужда оценить битвы писателей и ещё разок поразмышлять о смысле Бытия.

Я уже давненько, со времён горбачёвщины, тем более, ельцинизма, пришел к выводу, что живу я уже в безумном, безумном мире. Сведения о мире доходят до меня, чую, весьма ограниченныё (более о войнах, преступлениях...) противоречивые, а то и лживые, поэтому успокаиваю себя: возможно, не всё в мире уж так и плохо. Но, но, но ... признаки безумия (жестокой дерзости одних и равнодушия многих, и опасной увлечённости талантливых), увы, я замечаю в конкретных поступках окружающих меня людей и явлениях реальности. Широчайший размах нелепой и опасной рекламы, как засилье, с негласного позволения власти — явный признак безумия. Не замечать бы неприятные мелочи бытия, но отрезвляют серьёзные весьма, и весьма похожие на правду оценки опасного состояния мира статьи-исследования в журнале "Наш современник" таких авторов, как Елена Ларина, Владимир Овчинский, Андрей Фурсов, Александр Севастьянов и других, неравнодушных к Бытию народов, авторов — не знаю, члены ли они Союза писателей России, и опускались ли до битв на съезде.

Попробую понять и изложить суть происходивших перед и на съезде событий, — информации в статье Куняева (за и против его) предостаточно. В верности выбора (надергивания) цитат из разных источников и разных авторов Куняевым я не сомневаюсь, хотя их переизбыток я явно ощущаю (45 стр., с 242 по 286). Мелькнула и такая мысль: не есть ли это — "после драки махать кулаками"?! Нет, надо, ибо такие явления, как перед 15-ым съездом — явления, увы, не только сегодяшнего дня, но и дня будущего. Речь-то идёт о сути писателя — человека и специалиста в области (сфере!) литературы. Надо бы враждующим лицам ощущать, что писатель — в чём-то, хотя бы, по-разному, — учитель простонародья. А получается, что у "писателей" страсти так "высоко" заскакивают... — рядовой честный труженик нравственнее их!

Я не собираюсь "обожествлять" Станислава Юрьевича. Я написал ему с десяток писем о своём непонимании и даже несогласии с его взглядами, но я всегда подчеркивал, что в основном, с его принципами и поступками я согласен — и это главное в его оценке как активного просвещённого общественного деятеля, нравственного в своих делах, в творчестве и поступках, да, не без огрехов. Я хорошо запомнил его сурово-правдивую самооценку: "Я — русский человек со всеми своими достоинствами и изъянами". Осознаю, далеко не каждый писатель захочет сказать о себе такую правду, не игру в правду.

Начну цитировать высказывания Куняева (Ст. К.), его противников, его вчерашних друзей — теперь, похоже, настоящих недоброжелателей. Зачем?! Надо ещё раз мне ознакомить моих друзей-товарищей с состоянием писательской организации, ибо они не читают "НС". И надо — для сведения Ст. К., в его поддержку.

"22 декабря 2017 года и. о. председателя правления Союза писателей России Николай Иванов опубликовал в Фейсбуке следующую запись: "С 1991 года у Союза писателей России нет никакой собственности. Собственность осталась в Международном литфонде и Литфонде России, которые стали самостоятельными юрлицами, не имеющими к союзу никакого отношения...".

...на самом деле идёт рейдерский захват этой самой писательской собственности, организованный рядом высокопоставленных чиновников...

"Так вместо того, чтобы сплотить усилия от посягательства чиновников на писательскую собственность, в наших рядах нашлись враги Литфонда, которые помогли судам отобрать её у писателей, владевших ею аж с середины 30-х годов. Это стало вторым поражением писателей после 90-хгодов, когда мы потеряли Дома творчества, поликлинику, пионерлагеря, издательства. Только не списывайте всё это на Переверзина, приехавшего в Москву в 2000 году, когда этот грабёж был уже закончен."

Как понять и оценить это противостояние — вражду разных рядов писателей, не имея достоверной информации о достоинствах и пороках участников битвы? Лучше бы не соваться с догадками, но ... вопрос-то принципиальный, из проблемы: как и зачем жить? И не только писателям, и даже поэтам. К тому же, похоже, и не нужны подробности — вывод очевиден: неудачники в творчестве и хозяйственной деятельности атакуют и побеждают более талантливых — таково теперь состояние политики и культуры. Я не в восторге от того, что писатели занимаются хозяйственной деятельностью; а впрочем, почему бы и нет: и тут они обретают верный естественный жизненный опыт, если не забывают о важности мирского труда, о соблюдении нравственности, ответственности и Долга гражданина.

Неоднозначность понятий нравственности, ответственности и Долга гражданина ярко эмоционально проявилась у женщин — поэтесс по отношению к вчерашнему "Другу, Учителю, любимому Станиславу Юрьевичу". Несколько цитат, хотя бы трёх поэтесс — амазонок, способных привычно стрелять словами.

Ст. К. умеет держать удар, но лучше бы не было такой потребности — ...наивные мечтания!

 А. В. УШКОВ

г.