25.05.2018
От первого лица
Словом сближать народы В Доме Ростовых состоялось XIIIочередное общее собрание, собравшее делегатов 36 писательских организаци...
Подробнее
Не могу молчать! *** Диана КАН, член Союза писателей России, г. Оренбург Я нынешнему и прошлому руководству ничем не о...
Подробнее
На Олимпе теперь не только боги «Его родной край — знаменитый покрытый мрачной завесой природных тайн, край стерх...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

В Доме Ростовых 19 апреля в 16.00 состоится презентация сборника известных абхазских поэтов «Сухумская крепость», изданного по целевой программе Международного сообщества писательских союзов.

 

 

 

 

 

 

События
Со встречи с поклонниками поэзии в актовом зале Консульства РФ в Варне начались в Болгарии презентации книги стихов Владимира Фёдо...
Подробнее
На XV съезде Союза писателей Казахстана состоялись выборы нового председателя. Им стал Улугбек Есдаулет. Возглавлявший писат...
Подробнее
В этот солнечный апрельский день в Якутске сошлось вместе сразу несколько праздников – Вербное воскресенье, Проводы зимы,...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

Лев КОТЮКОВ об Эдуарде ХАНДЮКОВЕ
опубликовано: 01-11-2015

Динамичность и динамитность

К 75-летию Эдуарда Хандюкова

 

Открыть тайную свободу в себе, открыть возможность её постижения людям, говорить, внимая, — предназначение поэта в вечности.

Поэзия обращает количество в качество в отличие от масскультуры, обращающей качество в количество.

Афористичность как таковая не самоцель, а естественное состояние наблюдательной, вдумчивой души.

Краткая поэтическая форма выражения была хорошо знакома и современникам Насреддина в Бухаре, и скоморохам Руси, и для современного русского поэта она органична и естественна, и я не могу заподозрить Эдуарда Хандюкова в погоне за экзотикой и оригинальностью.

При кажущейся простоте рубаи — трудная поэтическая форма.

Одним из признаков любого вида искусства является умение достигать минимальными средствами большей выразительности. Поэзия — это как раз та область творческой деятельности, где, согласно известной поговорке: «Словам тесно, а мыслям просторно».

Персидские четверостишия — рубаи (учетверённые) сродни нашим частушкам, которым свойственна образность, динамичность и динамитность, то есть чем больше их условный тротиловый эквивалент, тем ярче и зримей образы.

Разнообразие тем в рубаи Эдуарда Хандюкова не дают скучать читателю.

Как ни странно, эта, вроде бы, архаическая форма стихосложения весьма современна своей краткостью изложения и высокой концентрацией мыслеобразов, что отвечает ускоренным ритмам жизни.

Рубаи Эдуарда Хандюкова в переводе Раванда Рахматуллы на фарси печатаются в журналах и газетах Кабула, где он назван афганскими любителями поэзии «русским Хайямом».

Славянская душа открыта Миру. Она приемлет и японские краткостишия, и европейские верлибры, и персидскую поэзию. Эта открытость определена опытом многовекового общения с народами, населяющими Россию, а их без малого 200, включая малочисленные и автохтонные.

Вот и наш юбиляр не избежал очарования прекрасной персиянки, как великий Сергей Есенин, при этом, не утратив самобытности, даже без малого намёка на подражательность.

Лев КОТЮКОВ

 

 

Эдуард ХАНДЮКОВ

 

В трактире вечности случайный гость

 

*   *   *

Страшит ли нас конец закономерный?

Что ищем неустанно в жизни бренной,

Упругой тьмы буравя скорлупу,

Мы — семечки подсолнуха Вселенной?

 

         *   *   *

Мы землю роем под фундамент благ.

Но кто из нас расслышит впопыхах,

Как черепки былых цивилизаций

Скрипят на экскаваторных зубах?

 

         *   *   *

Тщусь красками перенести на холст

В глазах твоих мерцанье синих звёзд,

Но ускользает ящерицей тайна,

Мне всякий раз лишь оставляя хвост.

 

         *   *   *

Я для тебя одной был дорогим.

Одной тобой, казалось, был любим.

Кто мне открыл закон непостоянства:

«Сегодня жар любви, а завтра — дым?»

 

         *   *   *

Звёзд рукотворных золотую гроздь

С твоим мундиром  ждёт музейный гвоздь…

Чего же сам ты ждёшь нетерпеливо

В трактире вечности, случайный гость?

 

         *   *   *

Кому-то враг, кому-то друг и брат, —

Я многогранен, но тому не рад.

Мне ль изменить природу человека?..

Во мне Христос, Иуда и Пилат.

 

         *   *   *

Здесь даже чёрт на ангела похож.

Под мантией величья дышит ложь...

Забыта истина: на маскарад потешный

Пришёл ты голым, голым и уйдёшь.

 

         *   *   *

Мечтой высокой душу утомил.

Её огонь утих, лишённый сил...

Утешься так: «На вечном небосклоне

В безвестности угасла тьма светил».

 

         *   *   *

Желанная моя, твои глаза —

Ворота в рай, а ключ — моя слеза.

Создатель мой, пошли мне хоть слезинку,

Чтоб плакал я и верил в чудеса.

 

         *   *   *

Вожак сказал: «Ну что ж, начнём с нуля!»

И в порт бежали крысы с корабля...

Но где найдут спасенье эти твари,

Когда начнёт тонуть сама Земля?

 

         *   *   *

Дворцовой люстры отражая свет,

Сиял дубовый наборной паркет,

Искусно спрятав под мастичным лоском

Царапины от царственных штиблет.

 

         *   *   *

Руками юноши, руками ль старика

На древнем камне выбита строка:

«Зачем так долго созреванье плода?

Зачем так скоротечна жизнь цветка?!»

 

         *   *   *

Чудесны сказки. Сказкам свой предел:

Цветок любви расцвёл и облетел…

Я ж всё смотрю на сад заворожённо,

А он, мой сад, — от снега тих и бел.

 

         *   *   *

Малиновка — заботливая мать,

Вскормив птенца, учила петь, летать…

А он, гнездо покинув, в одночасье,

В соседней роще начал... куковать.

 

         *   *   *

Застыла, будто дуло у виска,

Твоя мемориальная доска

С улыбкой бронзовой. Но отчего такая

В глазах — мемориальная тоска?

 

         *   *   *

О, гусеница, символ высших благ!

Пусть ропщет сад, что ты первейший враг.

Жри, милая! Из коконов обжорства

По осени соткут державный флаг.

 

         *   *   *

Легенд и хроник цифры и слова…

О, Родина — весёлая вдова,

Каких мужей ты низводила в бездны

И скольких провела по краю рва!

 

         *   *   *

Трепещут на ветру победно флаги…

В честь павших и живых  пригубим фляги.

Без мужества не только на войне,

И в мирных днях  —  не выжить без отваги!

 

         *   *   *

Ты счастлив при удачном дележе,

Но как сказал однажды Бомарше:

«Вот поворот в зигзаге судьбоносном —

В безденежье подумать о душе».

 

         *   *   *

Мы негодуем, мы поражены

Старанием «шеф-поваров» войны.

А повара, над нами потешаясь,

Пекут для нас блины… из белены…

 

         *   *   *

Пугает к власти рвущийся злодей,

Пугает даже тень пустых идей…

Но более страшит и унижает

Глухое безразличие людей.

 

         *   *   *

На краешке последнего мгновенья

Откроется твоё предназначенье,

Но не горюй, коль делал что не так, —

Жизнь украшают даже заблужденья.

 

         *   *   *

Неумолим разлук печальный рок

Средь пустырей, заброшенных дорог,

Среди толпы угрюмых одиночек…

Кто в сердце с Богом, тот не одинок.

 

         *   *   *

Пускай враги от ужаса дрожат —

В полглаза спят ракеты-сторожа!..

Весьма он чуток и не безопасен —

Сон разума на острие ножа.

 

         *   *   *

Похвальна познавательная прыть —

Частицу мироздания открыть,

Чтоб миллиарды долларов затратив,

Бозоном Хикса Бога удивить.

 

         *   *   *

Я — лунный блик, мерцающий в реке…

Я — след змеи, затерянный в песке…

Я — тень любви языческого бога…

Я — пьяница, уснувший в кабаке…

 

         *   *   *

Кий, как смычок, видать, по нраву Музе —

Мой шар Судьбы:  от трёх бортов и… в лузе.

Неужто жизнь моя —  случайный эпизод

На поле нескончаемых иллюзий?!

 

         *   *   *

Под шелест дней в моём календаре

Смола сосны стекает по коре…

Но вопреки закону мирозданья

Застыло время мухой в янтаре.    

 

         *   *   *

Невзрачный воробей, — не соловей,

Но люб он воробьихе, хоть убей!

И трели соловья её не греют —

Чужую песнь не сделаешь своей.

 

         *   *   *

Мир утопает в злобе и крови,

Повсюду: то чужие, то свои…

Наивные, не ведая об этом,

Поют для тех и этих – соловьи.

 

         *   *   *

О равенстве потолковать любитель,

Ты, верно, не землянин, — небожитель.

Смотри, на ринге, присмирев, лежит

В нокауте вчерашний победитель…

 

         *   *   *

Как коротка дорога в мир иной!

Повадка быстро жить — тому виной.

— Эй, как вас там, прошу,  не напирайте,

Бегущие, спешащие за мной!..