22.08.2019
От первого лица
Наши новые книги В рамках издательской программы МСПС увидел свет двухтомник известного русского поэта Валентина Сорокина Пер...
Подробнее
Новая книга, выпущенная в этом месяце в рамках издательской программы Международного сообщества писательских союзов и издательства...
Подробнее
Наряду с журналом «Голос Востока» и еженедельником «Литература и искусство» русскоязычный литера...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

 

 

 

Диплом Ивану ПЕРЕВЕРЗИНУ

за особую роль

в укреплении мира на планете

 

 

События
Встреча в Калуге с героями «Созвездия» Главный ректор «ОЛГ» Владимир Фёдоров принял участие в XII Межд...
Подробнее
Свет Пушкина сияет над Россией В селе Большое Болдино прошёл 53-ий Всероссийский Пушкинский праздник поэзии В Пушкинские д...
Подробнее
Праздник поэзии в Донбассе В Горловской центральной библиотеке Донбасса прошёл праздник «Весна, как состояние души&raqu...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

Анвар и Багаудин АНЖИЕВЫ
опубликовано: 09-04-2019

 

 

— Зачем живешь ты на земле? — меня спросили.

— Чтоб человеком быть, и быть поэтом.

Багаутдин Аджиев

 

 

Звания «Народный поэт Дагестана» удостоен сын народного поэта Дагестана

Анвара Аджиева — Багаутдин. Случай довольно редкий в мировой поэзии, правда, не уникальный для горного края — сразу вспоминаются народные поэты Гамзат Цадаса и его сын Расул Гамзатов

 

«У Багаутдина Аджиева особая судьба в литературе. Он — сын неповторимого мастера, устаза кумыкской поэзии Анвара. Высота, обозначенная его талантом, осталась недосягаемой», — пишет Камал Абуков, народный писатель Дагестана.

«Я долго не решался показывать свои первые юношеские пробы отцу», — рассказывает Багаутдин. Ещё бы! Отец — признанный поэт, любимый не только кумыками, но и многими любителями стихов и песен в Дагестане. И Багаутдин трепетно пишет в своих стихах:

 

Свои стихи я нёс к отцу,

Чтоб обрести творения стать, —

Так прививается к деревцу

Почка, мечтающая взрослой стать.

(«Ты князем песни был, отец»).

 

Есть люди, о которых говорят: такие рождаются раз в сто лет. И республика торжественно отметила столетие Анвара Аджиева: на приморском бульваре ему открыт памятник, на здании Гостелерадио Дагестана установлена мемориальная доска. Ведь Анвар Аджиев был не только поэтом, но и первым председателем Гостелерадио, общественным деятелем. Это было время, когда на сцене выступали такие прославленные исполнители, как Барият Мурадова, Рагимат Гаджиева, Аминат Ибрагимова, Марьям Дандамаева, Муи Гасанова и многие другие, кто пользовался всенародной любовью. И они всегда с особой теплотой говорили о руководителе компании. В те годы поэты, писатели, художники были постоянными гостями и участниками различных телепередач.

Многие поэты, можно сказать, вышли из стен ГТРК — они работали в редакциях радио на национальных языках, в редакциях литературно-драматических. Были передачи: «Писатель и время», «На поэтической тропе», «10 минут поэзии», «Альманах поэзии», «Поэтические тетради», ставились теле- и радиопостановки.

Анвар чётко осознавал своё главное призвание в жизни — быть поэтом.

 

Ты спрашиваешь, как меня зовут?

Я — устремлённая к сердцам дорога.

Куда спешу? Меня и там, и тут

С любовью ждут у каждого порога.

 

Его в самом деле ждали у каждого порога. Его песни пели и продолжают петь дагестанские певцы.

«Поэзия Анвара Аджиева является великим примером высшей поэтической гармонии. Много его стихов вошло в песенную сокровищницу кумыкского народа и стали настолько популярными, что люди не задумываясь, считают их народными. Это высшее доказательство мастерства, народного признания и любви». Это — грузинская исследовательница творчества Анвара Аджиева Нона Абашмадзе.

У музыкантов есть понятие — диапазон. У поэта и гражданина Анвара Аджиева — широчайший диапазон. Он находит самые нежные и тонкие оттенки, когда пишет о любви и природе родного края, но его голос становился суровым, когда он писал о войне, о врагах Отечества. Анвар писал весёлые и грустные стихи, лирические и сатирические.

Не удержусь ещё от одной цитаты из статьи Ноны Абашмадзе: «Творческое наследие Анвара Аджиева неотделимо от истории его родного кумыкского народа. Он относится к числу великих творцов, которые услышали голос родной земли, почувствовали уникальность традиции своего народа. При этом его поэтический взор с одинаковым интересом охватывал русскую и европейскую литературы».

Багаутдин не только сохраняет поэтические и жизненные традиции своего великого отца, но и многое делает для сохранения памяти о нем. И замечательный дом-музей, и Анваровские чтения, и мероприятия, посвящённые юбилею Анвара Аджиева — это заслуга Багаутдина.

И, может быть, самое главное в этих традициях, что в его душе продолжает жить поэзия, проникнутая жизнелюбием и любовью, и в то же время наполненная тревогами, ответственностью гражданина.

 

Знаю, конечно, очень трудна

Длинная жизни повесть.

Но знаю и то, что легче она,

Если с тобою совесть.

 

Эта совесть проявляется в раздумьях о времени, о бедах тридцатых годов и о непростых временах сегодняшних. Поэт в России — больше, чем поэт. И его всегда волнуют вопросы жизни общества. Один из известных кавказских поэтов писал после землетрясения в Дагестане семидесятого года: «Эпицентр землетрясения проходит через сердце поэта». Так и политический нерв общества — в стихах поэтов:

 

Год тридцать седьмой. Репрессий шквал,

Ссылки да тюрьмы, да жуткий голод —

Злой, убивающий наповал

И тех, кто стар, да и тех, кто молод.

(«Северный Кавказ, 1937 год»)

 

Прошли те времена, но и сегодня не всё спокойно в стране и в мире:

 

Да, времени глухое торжество

Мне нужно, чтобы знать свою увечность,

Свою неизбранность и для того,

Чтоб помнить — иногда,  хотя б — про вечность.

(«Непрочен жизни горестной лоскут»)

 

«Время сегодня не поэтическое», — говорит Багаутдин. Чем сложнее время, тем больше поэт задумывается о жизни. И продолжение темы:

 

Шуты и плуты нынче правят балом —

Они, как змеи, всюду расползлись

И в мире бестолковом, небывалом

Повсюду их затейливая слизь. 

 

Время отражается и в жизни народа, и в поэтическом преломлении, в его осмыслении поэтом. «Живите, люди, не опуская глаз…».

 

И всё-таки — оптимизм! И всё-таки — буйство красок окружающей жизни ярко выделяется в полотнах его поэзии:

 

Власть уйдёт, народ никогда,

Горы светлы, но темна вода.

А когда ощущаешь себя народом,

Можешь счастливым считаться тогда.

(«Ожерелье мудрости»)

 

«В одной строке помещается очень многое», — говорит Багаутдин. Это подт-

верждается его четверостишиями цикла «Ожерелье мудрости. И эту афористичную краткость он тоже, наверное, унаследовал от отца, а может, и от дедов. Вспоминаю замечательные строки Анвара Аджиева:

 

Жизнь — как тропинка. Коротка она.

Как ни тяни, не сделаешь длинней.

Кумуз отцовский — звонкая струна,

Как ни играй, не будет сносу ей.

… Нет у зари набата своего,

Но громок голос вещего певца.

Река и берег — песнь и жизнь его,

Проходит жизнь, а песне нет конца.

 

Народный поэт Дагестана Расул Гамзатов дал в своё время высокую оценку творчеству Багаутдина: «Сверяя свой шаг с бегом времени и современностью, Багаутдин Аджиев не отрывается от поэтических традиций Ирчи Казака и фольклора. Вот эта связь его творчества с фольклорными корнями своего народа и ценна, на мой взгляд, в его новых стихах и поэмах».

Я не спрашивал Багаутдина, считает ли он себя счастливым, потому что уверен, что да. Судьба подарила ему замечательных родителей, любимую жену — главного помощника и советчика, дочерей и внуков, любимое дело, ставшее призванием и смыслом жизни.

И потому он совершенно искренне пишет — нет, не стихи — гимн природе:

 

Сто разных чувств и сто различных мыслей

Я испытал, почувствовал, сберег

И понял — ничего прекрасней жизни

Не создал на планете этой Бог.

 

Багаутдин Аджиев был некоторое время в тени своего великого отца, но шаг за шагом раскрывались его таланты. Он не только поэт, но и драматург, и переводчик. Член Союза писателей РФ, секретарь Союза писателей РД, лау-

реат молодёжной премии РД, заслуженный деятель искусств РД. Он автор двух десятков поэтических сборников, ряда драм и комедий. Ему принадлежит заслуга в том, что кумыки читают на родном языке Антона Чехова, Николая Гумилёва, Эжена Ионеско и других писателей и поэтов. 

Пройдут годы, и в России, и в мире о Дагестане будут судить, как всегда было в его истории, по его поэтам, музыкантам, уникальным ремёслам, по его великой культуре, неоценимый вклад в которую внесли поэты Анвар и Багаутдин Аджиевы.

 

Абдурахман ЮНУСОВ

 

 ***

Багаудин АДЖИЕВ

 

От Дербента до Парижа

 

(отрывок из поэмы)

 

Парит орёл над жёлтою равниной,

Раскинув крылья, словно паруса...

Быть может, Дагестан он мой покинул,

Чтоб увидать чужие небеса.

 

Как этот мне пейзаж напоминает

Далёкие отцовские края,

Где золотом осенних гор сверкает

Любимая Кумыкия моя.

 

Слежу глазами за полётом птицы,

Страшась её из виду потерять —

А вдруг она назад не возвратится,

Не прилетит на родину опять?

 

Ах, если б крылья я имел такие,

Что поднимают в небо высоко,

Над Францией взлетел и над Россией

И воспарил бы выше облаков.

 

Чтоб с высоты космической увидеть

Тебя, мой драгоценный Дагестан!..

Края другие не хочу обидеть,

Но только ты навек судьбой мне дан.

 

Мой солнечный, где осень айволика,

А свадьбы так размашисто щедры...

Где радостно вода журчит в арыках

И дарит Каспий рыбные дары.

 

Где тянутся машины с урожаем,

Как караваны полные, с полей.

Где дружат верно, обнимают жарко

И не жалеют сердца для друзей.

 

Где мой отец Анвар, поэт известный,

Чьи песни распевает мой народ,

Меня из продолжительной поездки

С достоинством мужским спокойно ждёт.

 

Он мне твердил:

              «Коль в дальний путь собрался,

Поводья ты из рук не выпускай

И так держись в седле, как я держался,

И край отцов своих не забывай!»

 

Отец, я помню наставленье это

И в самом сердце бережно храню

И Дагестан, в твоих стихах воспетый,

Как честь, я никогда не уроню.

 

И в этом путешествии прекрасном

На мысли я одной себя ловлю,

Что втайне размышляю ежечасно

Лишь о земле, которую люблю.

 

 

***

Пусть не Париж наш город благодатный,

Ни Лувра в нём и ни Монмартра нет...                                               

Но лишь ему душа и благодарна.

Что появилась здесь на белый свет.

 

Шасси коснулись серого бетона,

Закончился стремительный полёт.

Припал к иллюминаторам влюблённо

Уставший, но восторженный народ.

 

Земля родная — жёлтая равнина —

Как будто бы марсельская земля.

Здесь море голубей аквамарина –

И возглас по-кумыкски: — О, Алла!

 

Вот мы с женой легко сбежали с трапа

Навстречу нашим дочкам и друзьям.

Осенний дождь меланхолично капал,

Но не мешал обняться с ними нам.

 

И вдруг звонок... Далгат из самолёта,

Летящего в Китай, мне позвонил...

Делам навстречу новым и заботам, 

Неугомонный, он уже спешил.

 

Я мягкой пожелал ему посадки,

А сам подумал, счастья не тая:

Как хорошо, как боязно, как сладко

Вернуться вновь в отцовские края.

 

Перевод с кумыкского

Марины АХМЕДОВОЙ-КОЛЮБАКИНОЙ