13.12.2019
От первого лица
Наши новые книги В рамках издательской программы МСПС увидел свет двухтомник известного русского поэта Валентина Сорокина Пер...
Подробнее
Новая книга, выпущенная в этом месяце в рамках издательской программы Международного сообщества писательских союзов и издательства...
Подробнее
Наряду с журналом «Голос Востока» и еженедельником «Литература и искусство» русскоязычный литера...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

 

 

 

Диплом Ивану ПЕРЕВЕРЗИНУ

за особую роль

в укреплении мира на планете

 

 

События
Встреча в Калуге с героями «Созвездия» Главный ректор «ОЛГ» Владимир Фёдоров принял участие в XII Межд...
Подробнее
Свет Пушкина сияет над Россией В селе Большое Болдино прошёл 53-ий Всероссийский Пушкинский праздник поэзии В Пушкинские д...
Подробнее
Праздник поэзии в Донбассе В Горловской центральной библиотеке Донбасса прошёл праздник «Весна, как состояние души&raqu...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

Марина СТРУКОВА
опубликовано: 05-03-2019

Родом из Саратовской области. Окончила Университет искусств (факультет станковой живописи), МЭГУ (факультет литературы и русского языка), ВЛК (семинар Ю.П.Кузнецова). Выпустила три поэтических сборника: «Чертополох», «Солнце войны», «Серебряная пуля». Публиковалась в изданиях: «Наш современник», «НГ-Exlibris» «Роман-журнал ХХI век», «Аврора», «Завтра», «День литературы», «Волга»

и других. Дважды лауреат журнала «Наш современник», лауреат конкурса «Прекрасные порывы — 2010», дипломант конкурсов им.Есенина, «Эврика», «Нонконформизм — 2010».

 

 

 

Из цикла «Серебряная пуля»

 

                            ***     

Если завтра война,

                            мы поплачем о милом,

перекрестим дымящийся дол.

Проведём бэтээры по отчим могилам,

чтоб могилы никто не нашёл.

 

Подожжём златоглавый

                                истерзанный город,

чтобы городом враг не владел.

И зазубренный серп,

                        и заржавленный молот

зашвырнём за небесный предел.

 

Все вино мы допьём

                      и пройдём по бокалам —

никому нашу радость не пить.

Если завтра война,

                        мы забудем о малом, —

честь и славу — за грош не купить.

 

Наш распахнутый мир будет светел

                                                    и страшен,

голос крови сильней, чем закон.

Заминируем каждую пядь этих пашен,

динамит — под оклады икон.

 

Видишь, выхода нет,

                                   поднимается ветер,

Русь уводит на облачный край:

впереди только битва

                                  и огненный пепел,

позади — очарованный рай.

 

 

      Железный альбом

 

 

А я воспеваю забывших о доме,

их мужество в битвах царит.

Оставьте автограф

                      в железном альбоме,

вот рукопись, что не сгорит.

     

Скреплённый тяжёлой

                              сверкающей цепью,

он, словно гербарий, хранит

крыло самолёта,

                     что взорван над степью,

и компаса верный магнит...

     

Колючую проволоку и кокарды,

забытые между страниц.

В железном альбоме —

                                        железные карты,

где россыпи мин вдоль границ.

     

Тугими листами он вспарывал дали,

все звёзды осыпались вниз.

Трофейным кинжалом

                               испытанной стали

вы вырежете свой девиз.

 

И цели достойной не вижу я, кроме

свершенья имперских побед.

Оставьте автограф

                            в железном альбоме:

«За Расу! За Русь! За рассвет!»

 

 

                      ***

Ввысь идёт дорога Вечности

ослепительным лучом.

Охраняй меня от нечисти,

Воин с огненным мечом.

Сердце яростью расколото,

ничего уже не жаль.

Охраняй меня от золота, —

по отважным плачет сталь.

 

Охраняй меня от радости —

с нею песен не сложить.

Охраняй меня от старости —

чтоб любви не пережить.

  

Солнце чёрное снижается,

дым над Русью бьёт ключом...

За меня всегда сражается

Воин с огненным мечом!

 

 ***

 

Выпили и вспомнили

Стол накрыли в тесной комнате,

май пришёл — святые дни.

Люди выпили и вспомнили

то, что русские они.

 

По столу стаканы стукали,

словно пули по броне.

Говорили деды с внуками

о судьбе и о стране.

 

Было к правящим презрение,

боль за правду велика,

озаряло всех прозрение,

пробирала всех тоска.

 

Ошалев от спирта чистого,

славя давнюю весну,

хор нестройный грянул истово

про священную войну.

 

И сквозь горе нетверёзое,

сквозь забывшееся зло,

что-то верное и грозное

просияло…

И  ушло.

 

 

                          ***

Спой мне песню

                         про чёрного ворона.

Расскажи, где живая вода.

Я ушла в чужедальнюю сторону

и назад не вернусь никогда.

 

В низком небе луна неизвестная,

нет на родине этой луны,

и холодное, злое,

                                 бесчестное

затуманило ясные сны.

 

Вспомню степи да рощи сосновые,

ночь не ночь,

                         и страна не страна.

О высокую стену дворцовую

разобью я бутылку вина.

 

Разлетятся осколки гремучие,

покачнётся лихая земля,

и высокие травы колючие

заплетут основанье Кремля.

 

Заплетут чужедальнюю сторону.

Ветер, стихни,

                           и враг, отступи!

Спой мне песню про чёрного ворона,

словно я умираю в степи.

 

                          ***

Сияет листовка на серой стене,

страна по колено в крови,

но каждая песня о вечной войне

лишь песня о вечной любви.

О деве, что плача стоит на крыльце,

глядит на дорогу в тоске,

о юном герое во вражьем кольце,

о солнце весны вдалеке.

О гордой душе, что летит в высоту,

о ивах кровавой реки,

о белых цветах,

                          что ложатся к кресту

из трепетной детской руки.

Нам верность

                    и подвиги снятся во сне.

Зови их на землю, зови!

Ведь каждая песня о вечной войне

лишь песня о вечной любви.

И с радостью мы растворимся в пыли

за рощи в туманной дали,

за белые села,

                         где жить не смогли,

за город, где жить не смогли.

Тоска о незримом сжигает меня,

и солнце глядит свысока,

есть каста бойцов,

                                  и стальная броня

для них, словно нежность, легка.

Ты, как об огне,

                          вспоминай обо мне

и звезды доступные рви.

А каждая песня о вечной войне

лишь песня о вечной любви.

 

 ***

 

Легендарные банды

В дождевом перезвонце

огневой вышины

только дикое солнце

партизанской войны.

Каркнет чёрт на раките,

с неба свистнет коса.

Мало нас, уходите,

уходите в леса.

За овражные скаты,

где гремят соловьи,

унесём автоматы

и обиды свои.

Как же весело, братцы,

не кричать: «Помоги!»

А самим разгуляться

там, где правят враги.

Да в ответ на угрозы

поджигать города,

да пускать под откосы

на заре поезда...

Отрекутся родные,

отрекутся друзья,

на погромы шальные

разрыдавшись: «Нельзя!»

Ну а как ещё можно

свет-Россию спасти? —

Вымирать осторожно?

Крест замшелый нести?

На большую дорогу

выходить всё равно.

Слава русскому Богу,

Слава батьке Махно…

Сгинут все оккупанты

Эх, свобода-краса!

Легендарные банды,

Золотые леса…

 

                   ***

Расставшимся со славою

с бесславием не справиться…

Страна золотоглавая

чужой свободой давится.

То слева кто-то целится,

то справа кто-то целится:

— Тепло ли тебе, красная?

— Тепло ли тебе, девица?

 

Все каменные норочки

заполнили разбойнички.

Там по ночам разборочки,

тут по столам покойнички.

В столице нежить греется,

заводит речи властные:

— Тепло ли тебе, девица?

Тепло ли тебе, красная?

 

А на востоке горочки

под угольком Ичкерии.

И подгорели корочки

на хлебушке империи.

Где путь российский стелется,

там ставят мины частые.

— Тепло ли тебе, девица?

— Тепло ли тебе, красная?

 

А по задворкам мальчики –

романтики, фантастики.

На рукавах повязочки,

а на повязках свастики.

Там юным зверем щерится

заря огнеопасная.

— Тепло ли тебе, девица?

Тепло ли тебе, красная?

 

Дрожит над миром марево,

Москва глядит растерянно.

И новой битвы зарево

плывёт в зенит уверенно.

 

 

                        ***

Плывут туманы слева, справа,

как синий мёд.

И птица — китежская пава

во сне поёт.

А я бреду сквозь пущи, чащи,

сквозь дождь и грусть.

Цветы духмяные блестящи,

да ну и пусть.

Здесь зелье каждому по вере

для добрых чар…

…Разрыв-траву ищу я, звери.

Разрыв-пожар!

Она раскроет все темницы

в туман лугов,

Спалит до утренней зарницы

дворцы врагов,

и задрожит душа народа,

и воспарит…

Что там горит у поворота?

Что там горит?! —

Скажи мне, китежская пава,

крыла раскрыв,

разрыв-трава? Слова

иль слава — разрыв?

Цветёт неведомая сила

стальным пером.

Я стебель звонкий обломила.

И грянул гром!