26.05.2019
От первого лица
Новая книга, выпущенная в этом месяце в рамках издательской программы Международного сообщества писательских союзов и издательства...
Подробнее
Наряду с журналом «Голос Востока» и еженедельником «Литература и искусство» русскоязычный литера...
Подробнее
А что такое дым бессмертия, в этот вечер мог понять каждый: курилась ая-ганга, голубая трава, привезённая из Улан-Удэ, ко...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

 

 

 

Диплом Ивану ПЕРЕВЕРЗИНУ

за особую роль

в укреплении мира на планете

 

 

События
11 марта мир отметил День содружества наций. В честь этого события Благотворительный общественный Московский фонд мира награди...
Подробнее
В Гаване прошла научная конференция «Равновесие мира» им. Хосе Марти, на которой Международное сообщество писательских...
Подробнее
Песни на стихи Алексея Фатьянова люди поют, порой, не зная автора, считая слова народными. Не это ли лучшая память поэту?! ...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

Марина СТРУКОВА
опубликовано: 05-03-2019

Родом из Саратовской области. Окончила Университет искусств (факультет станковой живописи), МЭГУ (факультет литературы и русского языка), ВЛК (семинар Ю.П.Кузнецова). Выпустила три поэтических сборника: «Чертополох», «Солнце войны», «Серебряная пуля». Публиковалась в изданиях: «Наш современник», «НГ-Exlibris» «Роман-журнал ХХI век», «Аврора», «Завтра», «День литературы», «Волга»

и других. Дважды лауреат журнала «Наш современник», лауреат конкурса «Прекрасные порывы — 2010», дипломант конкурсов им.Есенина, «Эврика», «Нонконформизм — 2010».

 

 

 

Из цикла «Серебряная пуля»

 

                            ***     

Если завтра война,

                            мы поплачем о милом,

перекрестим дымящийся дол.

Проведём бэтээры по отчим могилам,

чтоб могилы никто не нашёл.

 

Подожжём златоглавый

                                истерзанный город,

чтобы городом враг не владел.

И зазубренный серп,

                        и заржавленный молот

зашвырнём за небесный предел.

 

Все вино мы допьём

                      и пройдём по бокалам —

никому нашу радость не пить.

Если завтра война,

                        мы забудем о малом, —

честь и славу — за грош не купить.

 

Наш распахнутый мир будет светел

                                                    и страшен,

голос крови сильней, чем закон.

Заминируем каждую пядь этих пашен,

динамит — под оклады икон.

 

Видишь, выхода нет,

                                   поднимается ветер,

Русь уводит на облачный край:

впереди только битва

                                  и огненный пепел,

позади — очарованный рай.

 

 

      Железный альбом

 

 

А я воспеваю забывших о доме,

их мужество в битвах царит.

Оставьте автограф

                      в железном альбоме,

вот рукопись, что не сгорит.

     

Скреплённый тяжёлой

                              сверкающей цепью,

он, словно гербарий, хранит

крыло самолёта,

                     что взорван над степью,

и компаса верный магнит...

     

Колючую проволоку и кокарды,

забытые между страниц.

В железном альбоме —

                                        железные карты,

где россыпи мин вдоль границ.

     

Тугими листами он вспарывал дали,

все звёзды осыпались вниз.

Трофейным кинжалом

                               испытанной стали

вы вырежете свой девиз.

 

И цели достойной не вижу я, кроме

свершенья имперских побед.

Оставьте автограф

                            в железном альбоме:

«За Расу! За Русь! За рассвет!»

 

 

                      ***

Ввысь идёт дорога Вечности

ослепительным лучом.

Охраняй меня от нечисти,

Воин с огненным мечом.

Сердце яростью расколото,

ничего уже не жаль.

Охраняй меня от золота, —

по отважным плачет сталь.

 

Охраняй меня от радости —

с нею песен не сложить.

Охраняй меня от старости —

чтоб любви не пережить.

  

Солнце чёрное снижается,

дым над Русью бьёт ключом...

За меня всегда сражается

Воин с огненным мечом!

 

 ***

 

Выпили и вспомнили

Стол накрыли в тесной комнате,

май пришёл — святые дни.

Люди выпили и вспомнили

то, что русские они.

 

По столу стаканы стукали,

словно пули по броне.

Говорили деды с внуками

о судьбе и о стране.

 

Было к правящим презрение,

боль за правду велика,

озаряло всех прозрение,

пробирала всех тоска.

 

Ошалев от спирта чистого,

славя давнюю весну,

хор нестройный грянул истово

про священную войну.

 

И сквозь горе нетверёзое,

сквозь забывшееся зло,

что-то верное и грозное

просияло…

И  ушло.

 

 

                          ***

Спой мне песню

                         про чёрного ворона.

Расскажи, где живая вода.

Я ушла в чужедальнюю сторону

и назад не вернусь никогда.

 

В низком небе луна неизвестная,

нет на родине этой луны,

и холодное, злое,

                                 бесчестное

затуманило ясные сны.

 

Вспомню степи да рощи сосновые,

ночь не ночь,

                         и страна не страна.

О высокую стену дворцовую

разобью я бутылку вина.

 

Разлетятся осколки гремучие,

покачнётся лихая земля,

и высокие травы колючие

заплетут основанье Кремля.

 

Заплетут чужедальнюю сторону.

Ветер, стихни,

                           и враг, отступи!

Спой мне песню про чёрного ворона,

словно я умираю в степи.

 

                          ***

Сияет листовка на серой стене,

страна по колено в крови,

но каждая песня о вечной войне

лишь песня о вечной любви.

О деве, что плача стоит на крыльце,

глядит на дорогу в тоске,

о юном герое во вражьем кольце,

о солнце весны вдалеке.

О гордой душе, что летит в высоту,

о ивах кровавой реки,

о белых цветах,

                          что ложатся к кресту

из трепетной детской руки.

Нам верность

                    и подвиги снятся во сне.

Зови их на землю, зови!

Ведь каждая песня о вечной войне

лишь песня о вечной любви.

И с радостью мы растворимся в пыли

за рощи в туманной дали,

за белые села,

                         где жить не смогли,

за город, где жить не смогли.

Тоска о незримом сжигает меня,

и солнце глядит свысока,

есть каста бойцов,

                                  и стальная броня

для них, словно нежность, легка.

Ты, как об огне,

                          вспоминай обо мне

и звезды доступные рви.

А каждая песня о вечной войне

лишь песня о вечной любви.

 

 ***

 

Легендарные банды

В дождевом перезвонце

огневой вышины

только дикое солнце

партизанской войны.

Каркнет чёрт на раките,

с неба свистнет коса.

Мало нас, уходите,

уходите в леса.

За овражные скаты,

где гремят соловьи,

унесём автоматы

и обиды свои.

Как же весело, братцы,

не кричать: «Помоги!»

А самим разгуляться

там, где правят враги.

Да в ответ на угрозы

поджигать города,

да пускать под откосы

на заре поезда...

Отрекутся родные,

отрекутся друзья,

на погромы шальные

разрыдавшись: «Нельзя!»

Ну а как ещё можно

свет-Россию спасти? —

Вымирать осторожно?

Крест замшелый нести?

На большую дорогу

выходить всё равно.

Слава русскому Богу,

Слава батьке Махно…

Сгинут все оккупанты

Эх, свобода-краса!

Легендарные банды,

Золотые леса…

 

                   ***

Расставшимся со славою

с бесславием не справиться…

Страна золотоглавая

чужой свободой давится.

То слева кто-то целится,

то справа кто-то целится:

— Тепло ли тебе, красная?

— Тепло ли тебе, девица?

 

Все каменные норочки

заполнили разбойнички.

Там по ночам разборочки,

тут по столам покойнички.

В столице нежить греется,

заводит речи властные:

— Тепло ли тебе, девица?

Тепло ли тебе, красная?

 

А на востоке горочки

под угольком Ичкерии.

И подгорели корочки

на хлебушке империи.

Где путь российский стелется,

там ставят мины частые.

— Тепло ли тебе, девица?

— Тепло ли тебе, красная?

 

А по задворкам мальчики –

романтики, фантастики.

На рукавах повязочки,

а на повязках свастики.

Там юным зверем щерится

заря огнеопасная.

— Тепло ли тебе, девица?

Тепло ли тебе, красная?

 

Дрожит над миром марево,

Москва глядит растерянно.

И новой битвы зарево

плывёт в зенит уверенно.

 

 

                        ***

Плывут туманы слева, справа,

как синий мёд.

И птица — китежская пава

во сне поёт.

А я бреду сквозь пущи, чащи,

сквозь дождь и грусть.

Цветы духмяные блестящи,

да ну и пусть.

Здесь зелье каждому по вере

для добрых чар…

…Разрыв-траву ищу я, звери.

Разрыв-пожар!

Она раскроет все темницы

в туман лугов,

Спалит до утренней зарницы

дворцы врагов,

и задрожит душа народа,

и воспарит…

Что там горит у поворота?

Что там горит?! —

Скажи мне, китежская пава,

крыла раскрыв,

разрыв-трава? Слова

иль слава — разрыв?

Цветёт неведомая сила

стальным пером.

Я стебель звонкий обломила.

И грянул гром!