16.07.2018
От первого лица
22 июня Басманный районный суд города Москвы закрыл находящееся в производстве Главного следственного управления Следственного комитета...
Подробнее
«Хождение за правами» Какие концы! Какие края в нашей бескрайности! С детства любимая то ледяная, то огненно-жарк...
Подробнее
Словом сближать народы В Доме Ростовых состоялось XIIIочередное общее собрание, собравшее делегатов 36 писательских организаци...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

Мы только что смотрели фотографии с Книжной ярмарки на Красной площади, где он — Андрей ДЕМЕНТЬЕВ — в окружении поклонников раздаёт автографы. В прекрасном расположении духа, превосходном настроении… И вдруг нас обожгла печальная новость: умер…

Не прошло двух недель, как от нас ушёл Валерий ГАНИЧЕВ, который без малого четверть века был кормчим писателей России. Ушел, но навсегда оставил свое славное имя в истории русской литературы.

Светлая память...

 

 

 

 

 

События
В посольстве Республики Болгарии в Российской Федерации состоялась встреча творческой интеллигенции Болгарии и России с Президент...
Подробнее
Виктор Потанин, Владимир Костров и Константин Ковалев-Случевский стали лауреатами Патриаршей литературной премии 2018 года ...
Подробнее
В Минске прошёл V Международный литературный форум «Славянская лира», который уже несколько лет активно поддерживае...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

Размышления о съезде писателей
опубликовано: 28-06-2018

Отклики на статью Станислава Куняева «Съезд «победителей», продолжают до сих пор поступать в журнал «Наш современник». Но не противостоянием в писательском сообществе живёт литература. Она живёт только любовью читателей. И всякий раз с большой благодарностью к друзьям, что не забывают наш журнал, мы составляем подборку писем. Через эти письма, искренние, полные добра и заботы, беспокойства о нашем литературном деле, до нас доходит голос народа, который вовсе не безмолвствует в нынешнюю нелёгкую эпоху, когда издавать журнал становится всё труднее и труднее. Тем более важны такие слова из писем, обращённых к нашему главному редактору: «Станислав Юрьевич, вы с журналом "Наш современник" буквально вдохнули в меня вторую жизнь... На ваш журнал всех родных и знакомых подпишу…». И верится после этого, что наше дело не пропадёт, не прекратится, что оно бессмертно, раз так желают наши друзья и помощники — наши дорогие читатели.

 Редколлегия журнала «Наш современник»

 

 

 

Настоящий полковник

Мы ехали на съезд писателей России, как на праздник! Двадцать лет царит разобщённость и деление на писательские удельные кланы. У нас отбирают остатки собственности. Рухнула хорошо отлаженная система книгоиздания и государственной поддержки творческих союзов. Надо что-то менять!

Помещения Центрального дома литераторов на Большой Никитской утратили былой лоск, но сохранили ностальгическую притягательность. Вот, тяжело ступая, поднимается по ступенькам в окружении свиты Александр Проханов, бывший наставник в Литинституте. Вот без свиты, в одиночестве прошёл седобородый Владимир Крупин, проводивший семинар на Всесоюзном совещании молодых писателей в Дубултах, автор замечательной повести «Живая вода». Увидел в холле Владимира Личутина, вспомнил его многократно повторявшиеся монологи о просвещённом православном национализме великого русского народа, подкреплённые множеством достоверных фактов. Писатели шли усталой вереницей, пожилые и очень пожилые, и редким проблеском мелькало среди них моложавое лицо.

Напористо и бойко огласил программу съезда председатель собрания Николай Иванов в ранге сопредседателя правления Союза писателей России. Станислав Куняев попытался возразить, что негоже председателю собрания быть одновременно и кандидатом на пост председателя правления. Но голос его утонул в зычном окрике из динамиков. Дальше стало ещё интереснее. К трибуне съезда раз за разом выходили писатели из Иванова, Ростова-на-Дону, Чеченской Республики и говорили о великом писателе Николае Иванове, о его славных делах на посту сопредседателя вместе с Валерием Ганичевым. О достижениях Союза писателей России в деле воспитания молодёжи. Тут же вручили группе молодых литераторов членские билеты и даже позволили прочитать одно пафосное стихотворение со сцены. У некоторых на глазах выступили слёзы. И не мудрено. В большинстве региональных отделений средний возраст писателей 60–70 лет.

Как всегда, великолепно выступил Александр Проханов, расчленил глобальные проблемы России и увязал их с необходимостью перемен в писательском сообществе. Предложил кандидатом на пост председателя правления молодого писателя Сергея Шаргунова. Зал ответил невнятным ропотом: молод ещё.

Широко известный творческой интеллигенции советник президента России Владимир Ильич Толстой взялся убеждать зал, что Шаргунов не только хороший писатель и яркий полемист, но и человек отзывчивый на просьбы своих избирателей, что он много ездит по России и готов оказать помощь творческим союзам в регионах, что у него имеется своя программа.

— Да он вам, видимо, родственник? — крикнул кто-то развязно из зала.

К сцене пробился молодой человек в растянутом джемпере и в микрофон громко зачитал фрагмент, выдернутый, как комок грязи, из произведения Сергея Шаргунова. Отрывок, тщательно подобранный заранее.

Далее этот спектакль двигался по хорошо подготовленному сценарию.

Редактор газеты «Российский писатель» Николай Дорошенко хвалил своего прямого начальника Николая Иванова — это понятно. Он удивил своими недопустимо злыми нападками на писателя Сергея Шаргунова, словно у редактора отбирали последний кусок хлеба. И ещё долго, сойдя со сцены, Дорошенко не мог успокоиться, выкрикивал что-то грубое, злое, и огонь праведного гнева полыхал в его глазах.

Я вспомнил последний наш приезд с Анатолием Егиным в Союз писателей России — из-за того, что два года пролежали без ответа оформленные по всем правилам заявления волгоградских писателей в приёмную комиссию. А Николай Дорошенко и иже с ним в ранге секретарей Союза писателей России учили нас под водочку жизни, укоряли, что мы не умеем ладить с губернатором. Говорили о грандиозных планах. При этом в кабинетах и в коридорах царило серое уныние, а в сортире на втором этаже, куда я зашёл помыть руки, не было даже туалетной бумаги, зато лежала стопка газет «Российский писатель». О чём говорить после этого, если вся грандиозная помощь волгоградскому региональному отделению писателей выразилась в выдаче дюжины членских билетов! О книгоиздании, литературных премиях, материальной помощи за двадцать лет — ни слова, ни намёка. Зато много красивых слов и обещаний, как и на очередном 15-м съезде Союза писателей России, которые звучали со сцены в зале ЦДЛ.

Старейший писатель России Исхак Машбаш, побывавший на всех предыдущих съездах писателей, неожиданно бодро поднялся со стула в президиуме и сказал внушительно, как это умеют горцы, что будет голосовать за молодость, за Шаргунова. Казалось бы, вот наступает переломный момент…

Но нет. Председателю собрания Николаю Иванову вместе с другими членами правления удалось продавить открытое голосование за кандидатов. Более того, предупредили, что фамилии всех, кто голосует против, занесут в протокол. Рядом в кресле сидел писатель, только что ратовавший за молодого энергичного Шаргунова, но после слов председателя его поднятая рука с нелепо-красным мандатом дрогнула. Опустилась вниз. Как и десятки других рук.

Стою, пью чай в буфете, а напротив с набором продуктов писатель умиляется и хвалит Николая Иванова: чай бесплатно и даже бутерброд с красной рыбой. А ещё красивый пакет с логотипом и ручка, которая, правда, не пишет. Но это неважно, главное, на съезд пригласили.

— А зачем вы советнику президента по вопросам культуры выступать мешали?

— А чтоб не зазнавался! Привели какого-то сопляка сорокалетнего и хотят сделать председателем. Он думает, если праправнук Толстого, так ему всё можно. А я, может быть, праправнук Чингисхана.

— Так этот «сопляк», как вы говорите, Сергей Шаргунов, — депутат Государственной думы, интересный писатель. Людям помогает.

— Да не верю я этим депутатам.

— Но и Владимира Личутина перебивали выкриками с мест, особенно женщины.

— Кто такой Личутин? Не читал, не знаю.

— А Станислава Куняева почему захлопали, затопали?

— Так он либерал перекрашенный. Я ему в журнал поэму послал патриотическую о сталинских пятилетках, а он её не напечатал.

«Лучше бы не выступать Станиславу Юрьевичу за избрание Сергея Шаргунова, — подумалось мне, — таких обиженных на журнал "Наш современник" тысячи».

Мы ехали на съезд в Москву за собственные деньги. Мы ждали перемен. Я даже написал обращение к съезду о проблемах книгоиздания в России, особенно в регионах. Глупец! Никому это не нужно.

Николай Иванов, как настоящий полковник, блестяще подготовил и провёл операцию по захвату кресла председателя правления Союза писателей России и доказал, что глупость человеческая неискоренима.

Амбиции победили разум. Компромиссам нет места. Разобщённость писательских союзов, Литфонда, региональных отделений после этого только усилится. Но, похоже, многим на это наплевать! Зато рулить и получать награды ближайшие двадцать лет будет он — настоящий полковник.

 

Александр ЦУКАНОВ,

председатель правления Волгоградской

региональной организации

Союза писателей России

 

 

Потрясло до глубины души

Дорогая редакция «Нашего современника»!

Решила адресовать это письмо любимому журналу, так как Станислав Юрьевич от наших писем действительно устал, поделиться наболевшим необходимо, а проблемы, которые я затрагиваю, касаются в том числе и ситуации, сложившейся вокруг С.Ю. Куняева во время съезда, так что с некоторыми добрыми словами обращаться лично к нему, действительно, некорректно.

То, что главного редактора «Нашего современника» Станислава Юрьевича Куняева не избрали делегатом и оскорбили на прошедшем съезде СП России, лично меня, как и многих писателей, потрясло до глубины души. Я не стану говорить о том, что творится в МСПС и литфондах, поскольку никогда не обращалась в эти структуры и ничего об их работе не знаю, а значит, и писать не имею права. Но вот автором «Нашего современника» я являюсь без малого два десятилетия. До того, как обратилась в журнал, в литературе я практически не существовала. А «Наш современник» дал мне глоток воздуха, окрылённость, веру в себя, возможность продолжать писать в невозможных условиях. И это могут сказать о себе сотни русских писателей. В редакции журнала я всегда сталкивалась с абсолютным писательским профессионализмом и предельной человеческой порядочностью. С меня всегда требовали только качество текста. Но уж качество требовали неукоснительно. А потому бездоказательные обвинения в адрес С.Ю. Куняева, брошенные ему в пылу предвыборной борьбы, вызывают возмущение: такое, да ещё в письменном виде, можно говорить только после постановления суда. А ведь эти обвинения были брошены человеку, которому 85 лет! Ещё поразил меня съезд какой-то внелитературностью происходящего. Прекрасно понимаю, что буду говорить вещи тривиальные и общеизвестные, но всё же хочу попытаться посмотреть на происходящее с точки зрения великой русской литературы.

С.Ю. Куняев — главный редактор журнала, на котором с 1989 года — почти тридцать лет! — держится русская литература. Но как-то пугающе странно стали у нас называть «прошлыми заслугами» тридцатилетнее стояние за русскую литературу. Этак к «прошлым заслугам» мы отнесём и выбросим за ненадобностью Пушкина и Лермонтова, Толстого и Достоевского, Распутина и Кузнецова. И противопоставим им заслуги собственные. Нет, слава Богу, «Наш современник» — это вечная история великой русской литературы. И все, знающие законы, по которым живёт русская литература, не сомневаются в том, что за спиной попросившего слова Станислава Куняева встал на съезде «Бессмертный полк» авторов его журнала: Леонид Леонов, Валентин Распутин, Василий Белов, Владимир Солоухин, Олег Волков, Юрий Кузнецов, Николай Тряпкин, Вадим Кожинов, Илья Глазунов, Игорь Шафаревич, Леонид Бородин и ещё многие и многие, сумевшие подняться до высот русской классики и перейти из временного в вечное: за спиной редактора любого издания всегда встаёт его «литературная рать». У них могли быть разные мнения о конкретной ситуации. Но в том, что никакая предвыборная борьба не может являться оправданием такого поведения по отношению к С.Ю. Куняеву, они были бы единодушны. Вот только избрали бы их делегатами съезда? Я не знаю ответа на этот вопрос. Ведь Куняев на съезде — не делегат, Проханов — не делегат, Личутин — не делегат, Лихоносов — не делегат, Костров — не делегат. И так далее — по большому и прекрасному писательскому списку. Когда на один из съездов писателей СССР не избрали Тряпкина, Кузнецов встал и отдал ему свой делегатский мандат. Может быть, так же стоило поступить и сейчас? Забыли избрать на съезд — извинились и отдали свои мандаты Куняеву, Проханову, Личутину, Лихоносову, Кострову, Палиевскому. Скажете, фантастика? Но вот Лев Котюков, как и Юрий Кузнецов, прошедший когда-то прекрасную писательскую школу в семинаре С.С. Наровчатова, отреагировал мгновенно: встал и отдал свой мандат Сергею Шаргунову, потому что точно знал, как в таких ситуациях должны поступать русские поэты.

Что творится в союзах писателей последние тридцать лет, писателей, как правило, не касается. Многие из нас в союзы почти не ходят, потому что не нужны. Реально литература держится на периодических изданиях. Поэтому главные редакторы писательских журналов и газет должны были выступать на съезде обязательно. Но слова не дали не только С.Ю. Куняеву — слова не дали ни В.Г. Бондаренко, ни В.В. Артёмову, ни В.В. Хатюшину, ни

М.А. Замшеву, ни другим главным редакторам. Да и были ли они делегатами съезда? А ведь выживают периодические издания с большим трудом, люди работают в них за копейки и дело своё делают с великой любовью!

Один из самых животрепещущих вопросов. По статистическим данным съезда, члены СП России — люди в основном немолодые. 65%, а точнее, примерно 75% членов СП России — пенсионеры: 20% — от 51 до 60 лет; 45% — от 61 до 75 лет; 20% старше 75 лет. Таким образом, около 75% процентов писателей — люди, лишённые писательского стажа и в большинстве своём живущие за чертой бедности на очень маленькие пенсии, так как занятия творчеством, как правило, зарабатыванию денег и получению хороших зарплат и пенсий не способствуют. Голосовали на съезде за две конкретные кандидатуры. Но получилось, что отказ от сотрудничества с властью оставил 75% процентов писателей в безнадёжной ситуации полуголодного существования, а зачастую — голодного умирания. Вопрос этот всё-таки надо решать. Писателям необходима государственная поддержка. Профессия «писатель», которой сейчас юридически в России нет, должна быть узаконена. И на уровне Союза писателей государственная поддержка и финансирование тоже необходимы — без этого выжить трудно, практически невозможно.

Мне очень понравилось опубликованное в четвёртом номере «Нашего современника» письмо Дианы Кан. Выводы, которые я сделала давно и независимо от неё, полностью сходятся с её выводами. У нас происходит вытеснение писателей членами СП, практически ничего не пишущими, а точнее, пишущими на низком уровне. Но Союз писателей — союз профессиональный, а писателем имеет право называться человек, который создаёт произведения на определённом, достаточно высоком уровне. То, что за время правления Ганичева СП был фактически разрушен путём приёма в него людей, не соответствующих профессиональным требованиям, знают все.

Действует и другой фактор — как и в начале ХХ века, после подъёма и богатого цветения литературы пошёл спад. «Постреволюционный синдром» — массовое падение образованности и культурного уровня. Выкосили писателей, как и тогда, только косили по-другому. Но число писателей множится! В Смоленске примерно 70 человек в СП России и примерно 30 человек в Союзе российских писателей. 100 человек на не такой уж и большой город! Ситуация не просто внелитературная. Она неуправляемая и внелитературная до такой степени, что объяснить, повлиять, просветить — нельзя. Писателя, который заговорит о литературе, нынешние члены СП в большинстве своём просто не поймут — слишком многого они не знают. Хотя настоящие и просто хорошие писатели в Смоленске есть, и все они нуждаются в помощи. Менять членские билеты и пересматривать результаты приёма в СП России надо. Но вот тут-то и заработает главная «молотилка». «Членов СП» в союзе большинство, так что это они будут исключать настоящих писателей, а не наоборот. И ни имя, ни публикации, ни талант, ни признание, ни голосование за Н.Ф. Иванова тут не спасут — в неуправляемой и внелитературной ситуации гарантий нет вообще ни у кого. Мне кажется, что над этой проблемой стоит серьёзно подумать, иначе перемены, которые должны привести к лучшему, приведут к беде.

Но съезд прошёл. Я понимаю, что проводился он в очень тяжёлых условиях и люди, готовившие его, в свою очередь, могут обвинить меня в слишком уж литературном понимании происходящего. Что ж, всем нам надо преодолеть боль, обиды, непонимание и как-то жить дальше. Как и большинство писателей, я надеюсь, что дела в СП России наладятся, и желаю всем нам не конфронтации, а взаимопонимания, мира и добра.

Сейчас Н.Ф. Иванова ввели в состав Палаты попечителей премии Кирилла и Мефодия. Я поздравляю с этим всех нас, ибо это поддержка, доверие и ободрение Русской православной церкви всем писателям, входящим в состав СП России. В связи с этим мне хотелось бы напомнить слова, сказанные патриархом Кириллом на заседании Палаты попечителей Патриаршей литературной премии 4 мая 2012 года. Я бы поместила их на плакат и повесила в вестибюле СП на Комсомольском — руководством ко всей нашей жизни: «Но настоящие писатели и настоящие поэты, которые оставили след в истории нашей литературы, всегда в той или иной мере шли против течения. Пророк не может идти по течению, иначе он превращается просто в лодочника, который гребёт в ту сторону, куда легче плыть. У пророка всегда должно присутствовать мужество, в том числе идти против течения, возвещая Божию правду. И если эта правда провозглашается через художественную литературу, то не меньше ответственности на том, кто несёт это слово своим ближним».

Это глубинная суть писательской природы — закон, который обязаны выполнять все мы. Поэтому хотелось бы пожелать, чтобы мы помнили об этом и с уважением относились друг к другу и к мнениям других людей, даже если они не совпадают с нашими. А ещё хотелось бы пожелать всем нам, чтобы помнили, что писатель — это не звания, не премии, не издания, не членство в писательском союзе, а произведения высокого уровня, и в своей писательской жизни исходили бы из этого. Вот тогда и будет у нас настоящий Союз писателей России — прекрасная и несгибаемая писательская вольница, где каждый во имя правды гребёт против течения, и никто не хочет быть простым лодочником.

 

Наталья ЕГОРОВА,

поэт, член СП России

 

 

Разъезд «победителей»

Будучи на съезде писателей гостем, я задал вопрос кандидатам в председатели союза: «Где деньги?!» Откуда возьмутся они для дальнейшего содержания оставшейся недвижимости, да и на плачевные зарплаты тем, кто работает в этой «недвижимости»?

Николай Иванов пространно страдал о том, как их пытаются турнуть из последнего имеющегося помещения. Сергей Шаргунов деловито показал возможность найти эти деньги у государства и готов был постараться направить их на наше союзное дело.

Но это не помогло. Выбрали председателем Николая Иванова. Волгоградец, член Союза писателей Александр Лепещенко бывал в Челябинске, видел, как челябинский союз ютится в двух комнатках, оставшихся от золотых времён СССР. Но это не дало личного опыта челябинцам для дальнейшего, теперь уже очень жалкого существования, каковое они готовы терпеть, чего и Москве желают.

А вот у нас в Волгограде в девяностые и нулевые председателем был Владимир Овчинцев, он и во власти служил. Благодаря ему мы до сих пор живём в просторном помещении.

 

Василий СТРУЖ,

г. Волгоград