21.08.2018
От первого лица
22 июня Басманный районный суд города Москвы закрыл находящееся в производстве Главного следственного управления Следственного комитета...
Подробнее
«Хождение за правами» Какие концы! Какие края в нашей бескрайности! С детства любимая то ледяная, то огненно-жарк...
Подробнее
Словом сближать народы В Доме Ростовых состоялось XIIIочередное общее собрание, собравшее делегатов 36 писательских организаци...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

Мы только что смотрели фотографии с Книжной ярмарки на Красной площади, где он — Андрей ДЕМЕНТЬЕВ — в окружении поклонников раздаёт автографы. В прекрасном расположении духа, превосходном настроении… И вдруг нас обожгла печальная новость: умер…

Не прошло двух недель, как от нас ушёл Валерий ГАНИЧЕВ, который без малого четверть века был кормчим писателей России. Ушел, но навсегда оставил свое славное имя в истории русской литературы.

Светлая память...

 

 

 

 

 

События
В посольстве Республики Болгарии в Российской Федерации состоялась встреча творческой интеллигенции Болгарии и России с Президент...
Подробнее
Виктор Потанин, Владимир Костров и Константин Ковалев-Случевский стали лауреатами Патриаршей литературной премии 2018 года ...
Подробнее
В Минске прошёл V Международный литературный форум «Славянская лира», который уже несколько лет активно поддерживае...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

О Расуле Гамзатове и его лучших стихах
опубликовано: 19-05-2018

        

        

Расул Гамзатов (1923-2003) — выдающийся поэт, переводчик, публицист и общественный деятель ХХ века, принёсший Дагестану и дагестанской литературе мировую славу. Начав писать стихи в девять лет, Расул Гамзатов достиг высокого признания, став народным поэтом Дагестанской АССР, Героем Социалистического Труда, лауреатом Ленинской и Сталинской премий и орденоносцем, более полувека возглавлявшим Союз писателей Дагестана.

         Он появился на свет в семье народного поэта Гамзата Цадасы в высокогорном селении Цада, название которого переводится как «в огне», среди величественных гор и могучих водопадов, изумрудных лугов и лазурного неба. Сюда всегда стремилось его сердце, в котором жила боль за будущее родной земли и национальной литературы. Тут истоки его уникальной поэтической вселенной, ставшей достоянием всей планеты.

         В Москве, в Литературном институте, произошло его творческое становление. Бесценными уроками поэтического мастерства и гражданственности стали глубокое проникновение в русскую литературу, русское поэтическое слово, знакомство и дружба с известными русскими поэтами и переводчиками: «И сердцем всем, сын горца, я привык / Считать родным великий тот язык». Гамзатовские переводы на аварский язык Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Блока, Маяковского, Есенина и других — пример подлинного мастерства перевода. Поэт справедливо считал, что у него две матери — Дагестан и Россия: «Две матери, как два крыла, как две руки, два глаза, две песни. Перед обеими матерями я в сыновьем долгу». В стенах Литературного института он впитал уважение к культуре и литературе других народов и стал непримиримым борцом против межнациональной и межрелигиозной розни.

         Творчество Расула Гамзатова отразило дух Дагестана и кодекс чести горцев, стало манифестом сыновьей любви и примером беззаветного служения родному краю. И хотя поэт не мыслил себя без родного аварского языка: «Без клёкота аварской речи я онемел бы через миг...», — он не стал только национальным поэтом, эти рамки были бы слишком узкие для масштаба его творчества и личности. Он стал Поэтом Мира. Слово, сказанное им в горах Дагестана, звучало эхом по всей планете. Знаменитое стихотворение «Журавли» в переводе Наума Гребнёва, переложенное на музыку Яном Френкелем, облетело весь мир и стало песней-реквиемом, песней-молитвой, символом памяти всем солдатам, «с кровавых не вернувшихся полей», страстным призывом против войн и насилия на земле.

         Десятки памятников гамзатовским «Журавлям» установлены во многих странах мира. В 1986 году поэт заложил традицию проведения в Дагестане ежегодных Дней Белых журавлей, которые вскоре превратились в прекрасный праздник поэзии и стали значительным явлением в российской культурной жизни.

         Имя Расул на арабском означает «посланник», он и был посланником в самом высоком смысле этого слова, народным дипломатом, как называли поэта на родине. Значение его озарённых правдой строк, объединяющих народы, не умаляется с годами, не меркнет в ярком зареве событий: они слышны и в залпах победных салютов, и в скорбном молчании потерь, они идут в ногу с новыми поколениями.

         В «Моём завещании» Расул Гамзатов написал: «Я не беру с собой ничего из этого мира. Всё, что есть значительного, достойного, красивого, останется здесь, останется вам, люди!» И остались у нас рождённые им традиции, названные в его честь корабли, музеи, библиотеки, школы, улицы и проспекты, премии и стипендии... И главное —  ставшее вечным его Слово!

Сегодня мы предлагаем вашему вниманию стихи Расула Гамзатова, которые сам он, по признанию наследников его творчества, считал одними из лучших.

 

 

 

Расул ГАМЗАТОВ

Храня на сердце отчий кров...

 

 

Журавли

Мне кажется порою, что солдаты,

С кровавых не пришедшие полей

Не в землю эту полегли когда-то,

А превратились в белых журавлей.

Они до сей поры с времен тех дальних

Летят и подают нам голоса.

Не потому ль так часто и печально

Мы замолкаем, глядя в небеса?

Сегодня, предвечернею порою,

Я вижу, как в тумане журавли

Летят своим определенным строем,

Как по земле людьми они брели.

 

Они летят, свершают путь свой длинный

И выкликают чьи-то имена.

Не потому ли с кличем журавлиным

От века речь аварская сходна?

 

Летит, летит по небу клин усталый —

Летит в тумане на исходе дня,

И в том строю есть промежуток малый —

Быть может, это место для меня!

 

Настанет день, и с журавлиной стаей

Я поплыву в такой же сизой мгле,

Из-под небес по-птичьи окликая

Всех вас, кого оставил на земле.

 

 

         Берегите друзей

 

Знай, мой друг, вражде и дружбе цену

И судом поспешным не греши.

Гнев на друга, может быть, мгновенный,

Изливать покуда не спеши.

 

Может, друг твой сам поторопился

И тебя обидел невзначай,

Провинился друг и повинился —

Ты ему греха не поминай.

 

Люди, мы стареем и ветшаем,

И с теченьем наших лет и дней

Легче мы своих друзей теряем,

Обретаем их куда трудней.

 

Если верный конь, поранив ногу,

Вдруг споткнулся, а потом опять,

Не вини его — вини дорогу,

И коня не торопись менять.

 

Люди, я прошу вас, ради бога,

Не стесняйтесь доброты своей.

На земле друзей не так уж много,

Опасайтесь потерять друзей.

 

Я иных придерживался правил,

В слабости усматривая зло.

Сколько в жизни я друзей оставил,

Сколько от меня друзей ушло.

 

После было всякого немало,

И, бывало, на путях крутых

Как я каялся, как не хватало

Мне друзей потерянных моих!

 

И теперь я всех вас видеть жажду,

Некогда любившие меня,

Мною не прощенные однажды

Или не простившие меня.

 

Перевод с аварского Наума Гребнева

 

 

Весточка из аула

(отрывок из поэмы)

 

… Моей любви верны устои,

Отчизну матерью назвать

Я, право, был бы недостоин,

Когда б забыл родную мать.

Я воду пил из многих речек,

Но вспоминал в горах родник.

Без клекота аварской речи

Я онемел бы через миг.

И за отеческим пределом

Достойно, кажется, всегда

Я представлял державу в целом,

Кавказец родом из Цада.

Но кое-кто не видит ровно,

Что на пиру и в дни страды

Она во всем единокровна —

Судьба аула и страны...

 

 

Родной язык

 

Родился я в горах, где по ущелью

Летит река в стремительном броске,

Где песни над моею колыбелью

Мать пела на аварском языке.

Она тот день запомнила, наверно,

Когда с глазами, мокрыми от слёз,

Я слово «мама», первое из первых,

На языке аварском произнёс.

Порой отец рассказывал мне сказки.

Ни от кого не слышал я таких

Красивых и волшебных...

По-аварски
Герои разговаривали в них.

Люблю язык тех песен колыбельных

И сказок тех, что в детстве слышал я.

Но рассказал о далях беспредельных

И всех сограждан отдал мне в друзья

Другой язык.

С ним шёл я через горы,

Чтоб родины величие постичь.

То был язык могучий, на котором

Писал и разговаривал Ильич.

И сердцем всем, сын горца, я привык

Считать родным великий тот язык.

 

 

Дагестану


Имя смакую твое по слогам:

Выдохнул —  «Даг»,

следом выдохнул — «стан».

Льну, Дагестан мой, к альпийским лугам,

Тропок касаясь твоих, как стремян.

Сходится клином на родине свет.

Право, не знаю,

твой верный наиб,

Индия больше тебя или нет,

Неотразимей Париж иль Гуниб?

Даришь свою мне и старь ты и новь.

Реки, как барсов, вскормив на плечах.

Верстами люди не мерят любовь,

Все рождены мы с пристрастьем в очах.

Был тот чеканщик велик, как пророк,

Что отраженье твое среди дня

На колыбели и сабле насёк

И на мятежной душе у меня.

Вновь о твоей размышляя судьбе,

Край, вознесённый к седым небесам,

Я забываю легко о себе,

Выше от этого делаясь сам.

Снег на вершинах и море внизу,

Трубы трубят по отвесным лесам

Если себя пред тобой вознесу,

Меньше от этого сделаюсь сам.

Гулом ущелий меня позови,

Посвистом, что предназначен коню.

Вольный наиб несвободной любви —

Я пред тобою колени клоню.



Горцы

 

Радость скрыть они умеют,

Если только это надо.

Скорбь и горе не унизят:

Не затмят слезами взгляда.

И в душе их даже время

Пламя страсти не остудит, —

Это гор моих высоких

Нестареющие люди.

Шире, чем донские степи,

Их сердца в теснине горной,

И под чёрной буркой совесть

Никогда не станет чёрной.

И ни песен их, ни тостов.

Кто слыхал, тот не забудет, —

Это гор моих высоких

Замечательные люди.

И на дружбу верной дружбой

Сердце в каждом отзовётся,

Но, в бою врага встречая,

Сталь в том сердце разольётся.

Жизнь отдать они готовы,

Если только надо будет, —

Это гор моих высоких

Несгибаемые люди.

Не велик числом народ мой,

Но зато велик делами.

Кровь отдаст за каплей каплю,

Чтоб она взошла цветами.

И ему нельзя не верить,

Предан он своей отчизне

На крутых, на самых резких

Поворотах нашей жизни.

 

Перевод с аварского Якова Козловского

 

 

    *  *  *

 

Крестьянину про Кремль я рассказал,

Дворцы и залы — всё я описал.

В тупик меня поставил мой земляк:

— А есть ли у тебя в Кремле кунак?

 

Перевод с аварского Владимира Солоухина

 

 

Отвага и мужество

 

— Любовь моя, свет ненаглядной звезды,

Кто в силах тебя оградить от беды?

— Отвага и мужество.

— А кто тебя, песня, от мрака спасёт

И пламя твое сквозь века пронесёт?

— Отвага и мужество.

— Кого ты боишься, кошмар мировой,

Угроза, нависшая над головой?

— Отваги и мужества.

— Скажи, моя правда, на трудном пути,

Чтоб кривдой не стать и до цели дойти,

Какую опору должна ты найти?

— Отвагу и мужество.

— Ответьте, война, нищета и разор,

Какое оружие даст вам отпор?

— Отвага и мужество.

— Священная клятва, ты слову верна,

Но кто эту верность во все времена

Хранит от измены, чья сила черна?

— Отвага и мужество.

— А дружеской ссоры бушующий вал,

Кто рыцарски грудью тебя закрывал

От злых языков, что разят наповал?

— Отвага и мужество.

 

Перевод с аварского Юнны Мориц

       

 

Что такое один?..

 

— Что такое один?

— Дагестан мой, любовь и отрада.

— Ну, а два?

— Два крыла у него,

Он в полёте, взгляни…

— Ну-ка, три назови!

— Небо, море и горы —

Три клада,

И во веки веков

И бессмертны, и вечны они.

И четыре ноги у коня,

На котором он скачет,

В небе — пятиконечные звёзды

Сверкают над ним…

— Ну-ка, ты мне теперь объясни:

Слово «много» что значит?

— Много подвигов он совершил,

Своей честью храним.

Много сказок сложил,

Много дел его ждёт неотложных,

Много бед испытал он,

И мног