25.05.2018
От первого лица
Словом сближать народы В Доме Ростовых состоялось XIIIочередное общее собрание, собравшее делегатов 36 писательских организаци...
Подробнее
Не могу молчать! *** Диана КАН, член Союза писателей России, г. Оренбург Я нынешнему и прошлому руководству ничем не о...
Подробнее
На Олимпе теперь не только боги «Его родной край — знаменитый покрытый мрачной завесой природных тайн, край стерх...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

В Доме Ростовых 19 апреля в 16.00 состоится презентация сборника известных абхазских поэтов «Сухумская крепость», изданного по целевой программе Международного сообщества писательских союзов.

 

 

 

 

 

 

События
Со встречи с поклонниками поэзии в актовом зале Консульства РФ в Варне начались в Болгарии презентации книги стихов Владимира Фёдо...
Подробнее
На XV съезде Союза писателей Казахстана состоялись выборы нового председателя. Им стал Улугбек Есдаулет. Возглавлявший писат...
Подробнее
В этот солнечный апрельский день в Якутске сошлось вместе сразу несколько праздников – Вербное воскресенье, Проводы зимы,...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

Кто для нас Максим Горький
опубликовано: 17-04-2018

 

 

Анна ГАГАНОВА

 

Горький и современность

 

Непривычно тихо для столь крупной фигуры прошелестела дата: 150 лет со дня рождения Максима Горького. Накануне в Москве учёные-литературоведы организовали круглый стол, чтобы подумать: а что происходит? Какие биографические факты и творческие открытия Максима Горького могут быть интересны современному человеку?

 В самом деле, кем сегодня для нас является Горький?

 

Это всего лишь икона, которую мы достаём по праздникам из шкафа и ставим в красный угол, или же это живой человек и о нём хочется узнавать как можно больше? Для участия в этой непростой дискуссии в Каминный зал ИМЛИ РАН были приглашены ведущие литературоведы мира, специалисты по творчеству М.Горького.

Член-корреспондент РАН, заведующая отделом новейшей русской литературы и литературы русского зарубежья ИМЛИ РАН Наталья Корниенко в своём докладе отметила, что сегодня у Горького, конечно, не будет массового читателя. Однако, удивляет тот факт, что и в научной среде имя такого крупного писателя игнорируется. В последнее время почти нет диссертаций по Горькому. В лихие ельцинские 90-е годы, когда страну захлестнули либеральные лозунги, когда многие с тревогой ожидали закрытия ИМЛИ, сотрудникам института удалось отстоять имя М.Горького. Сегодня же, когда памятник писателю возвращён на площадь Белорусского вокзала, его имя не вызывает таких горячих дискуссий, как в эпоху «перелома».

Формы популяризации творчества М.Горького найти непросто, но очень важно, чтобы молодёжь знакомилась именно с первоисточником, с его текстами, а не с критикой Горького, которая, в самом деле, способна отбить даже у книгоманов интерес и желание читать оригинал. Провели простой эксперимент. Попросили студентов филфака прочитать «Жизнь Клима Самгина», не обращаясь ни к каким литературоведческим комментариям. Результат был поразителен.

 

Именно советские литературоведческие штампы создают сегодня у нашего современника равнодушие к Горькому, а это страшнее любой критики. Впрочем, это у нас, в России, то есть, на родине Горького. А вот в Швеции почти ежегодно издаётся «Детство» Горького, разумеется, в переводе. Но в России к юбилею выдающегося писателя солидное издание его произведений вышло только в Нижнем Новгороде. Вокруг имени Горького накопилось слишком много стереотипов, литературоведческих клише и мифов. Развенчать их должно молодое поколение учёных.

Развивая тему мифов, сопровождающих имя М.Горького, крупнейший специалист по его творчеству, доктор филологических наук Лидия Спиридонова, отметила, что прежде всего необходимо развести понятия социалистического реализма и творчества Горького. Соцреализм как литературное направление появился лишь в 1930-е годы и носил политизированный характер: достаточно упомянуть, что первые статьи о соцреализме писал нарком просвещения А.Луначарский. Что касается творчества М.Горького, то в это время, фактически уже на закате жизни, он занимался не литературной, а прежде всего, организаторской деятельностью: создал Литературный институт (который теперь носит его имя), Союз писателей и провёл первый съезд советских писателей, где художественное направление соцреализма стало тематической доминантой. Однако надо помнить, что сам Максим Горький никакого соцреализма не придумывал — просто ему некуда было деваться от очередного «подарка» со стороны вождя. Лучшие произведения автора созданы задолго до съезда 1934 года: пьеса «На дне» — в 1902 году, автобиографические повести «Детство», «В людях», «Мои университеты» приходятся на 1913-1923 годы, роман «Дело Артамоновых» написан в Италии в 1925 году, тогда же начат и эпический роман «Жизнь Клима Самгина». Все эти произведения никакого отношения к соцреализму не имеют. Лучшие Горького — это огромное художественное полотно, на котором талантливо изображена жизнь России рубежа XIXXX веков, трагичная судьба русского человека. Что касается революционной романтики «Буревестника» 1901 года, включённого в школьную программу, то его жизнеутверждающий пафос может ассоциироваться с соцреализмом лишь в силу учительского невежества.

Доктор филологических наук и библиотекарь Анастасия Гачева, заметила, что Горький должен быть интересен нашему современнику прежде всего масштабом своей личности. Как и Фёдор Достоевский, Максим Горький был выдающимся гуманистом, хотя и достаточно резко отзывался о творчестве первого. Без всякого преувеличения, писатель Максим Горький — гражданин мира, что роднит его философские взгляды с ноосферной концепцией Вернадского. Именно благодаря этим глобальным представлениям о мире Горького, мы можем сегодня переосмыслить проблемы, стоящие перед человечеством.

Горький иронично и остро поднимал тему мещанства, психологии человека, который добровольно себе ставит интеллектуальный и духовный потолок и не желает расти, погрузившись в комфорт и быт. Сегодня, в нашем обществе потребления, эта проблематика более чем актуальна.

Однако, как подчеркнула А.Гачева, важно найти адекватные способы ретрансляции горьковских мыслей для сознания современного, зачастую малограмотного читателя. Музеи и библиотеки соревнуются между собой в поиске таких форм работы с массовой аудиторией. К примеру, одна из библиотек ежедневно вывешивает какой-либо афоризм Достоевского. Молодёжи это нравится, реплики выдающегося писателя фотографируют на телефоны, и «Достоевский на каждый день» может стать удачной моделью для популяризации творчества М.Горького.

Конечно, пьесы и романы Горького — это не гигиенические салфетки, не может Горький быть «на каждый день». Но в наблюдении А.Гачевой есть то, что называется обратной связью с массовой аудиторией. Мы живём в век динамичный, стремительный. Четырёхтомные романы для нынешней молодёжи — почти то же самое, что египетские папирусы, — в руки брать страшно. А вот ежели начать с простого, с одной-двух цепляющих за душу фраз, ненавязчиво вывешенных на стенд или экран, то глядишь, уже и к книге потянет — узнать, а что там ещё есть такого же классного и вкусного?

Директор ИМЛИ РАН, доктор филологических наук Вадим Полонский заметил, что одной из наиболее значимых задач, стоящих перед литературоведами, является работа с публицистикой М.Горького. Необходимо тщательно изучить источники и начать обработку того большого публицистического наследия писателя, к которому академическая наука недостаточно серьёзно подходила в прежние годы. Публицистика Горького достойна быть разобранной на афоризмы, не говоря уж о её научной ценности.

О популяризации творчества Горького много говорили представители музеев, приехавшие со всего мира. Директор литературно-мемориального музея Горького в Самаре Людмила Савченко делилась с коллегами опытом создания интерактивного киоска, в котором высвечивались основные вехи биографии М.Горького, раскрывая его масштабную личность гражданина мира.

Задача переброски моста между эпохой Горького и современностью отнюдь не проста. Для этого необходимо уметь рассказать о писателе просто, увлекательно, с опорой на мировоззрение и ценности массового читателя. Один из докладчиков, представлявший Нижний Новгород, заметил, что современному читателю не нужна философская глубина метафизических, религиозных и тому подобных текстов. Он рассказал, что в его городе есть книжная лавка, куда люди относят ненужные книги. На первом месте по количеству сданных книг оказались Мережковский и Бердяев, а вот Горького почти не найдёшь. Значит, это имя для людей ещё представляет ценность. Одновременно докладчик заметил, что обращения журналистов к литературоведам с вопросом о любовницах Горького не должны шокировать профессионалов или расцениваться как следствие падение нравов. Лучше вот такой бытовой интерес к писателю, чем вообще никакого.

Профессор Пекинского университета Жань Гуансюань, изучающий русскую литературу XX века, рассказал, что в Китае отношение к авторам советского периода зависело и во многом продолжает зависеть от политического курса и идеологических установок. Во время культурной революции, в которой, конечно же, не было никакой подлинной культуры, началось переосмысление русской прозы XX века. Так, например, резко менялось отношение к творчеству Михаила Шолохов: он оказывался то среди рекомендованных, то среди запрещённых, то среди неоднозначных писателей. Однако, в Китае всегда были два автора, которые независимо от смены идеологической парадигмы, печатались огромными тиражами, — это Николай Островский и его «Как закалялась сталь» и это Максим Горький и его роман «Мать».

В продолжение темы «Образ Горького за рубежом» вспомнили доклад коллеги из Японии, который парадоксальным образом заканчивался словами: «Сегодня, когда мир испытывает американское давление и угрозу однополярности, когда Япония ощущает циничную агрессию США, необоснованные финансовые претензии, в это непростое время Максим Горький — та самая путеводная звезда, которая поможет стране восходящего солнца преодолеть угрозу современного империализма».

Давайте ненадолго отвлечёмся от Каминного зала ИМЛИ РАН и обратимся к другим экспертам в области литературы XX века с вопросом о том, может ли Горький сегодня рассматриваться как наш современник? Вот что в эксклюзивных интервью рассказали профессора ведущих филфаков страны.

Дмитрий Поль, доктор филологических наук, профессор Московского педагогического государственного университета:

— На мой взгляд, для нашего современника, человека XXI века Максим Горький интересен сразу в нескольких ипостасях. Во-первых, это пример сильной и неординарной личности, остро реагирующей на проявление различного рода несправедливости в обществе. Нельзя сказать, что в современном социуме отношения людей идеальны, и мы живём в здоровом, неагрессивном обществе. Поэтому нам и интересен Горький: его произведения затрагивают и раскрывают глубочайшие и острейшие социальные конфликты, которые были и которые, увы, не редкость и в наши дни.

Во-вторых, сама личность Горького притягательна. Не хочу использовать банальный американизм self-made, но в самом деле, биография писателя поразительна. Перед нами человек, всего в жизни добивавшийся собственными силами, и это не может не восхищать и не манить к себе, хотя бы желанием узнать, а есть ли в таком, почти вертикальном росте какой-то секрет, какая-то, извините, технология, которой можно было бы научиться?

В-третьих, перед нами бунтарь-одиночка, поневоле ставший на склоне лет функционером от искусства, и этот феномен крайне любопытен в философском плане для людей, умеющих анализировать проблему свободы личности и её зависимости от системы.

В-четвёртых, биография Горького примечательна тем, что уже при жизни он стал классиком. Это отразилось не только в том, что последние годы жизни писатель провёл в шикарном особняке, принадлежавшем семье промышленников Рябушинских, куда Горький, сам того не желая, переехал по настоятельному требованию Иосифа Сталина. Имя писателя успело стать прижизненной иконой, идеальным образом советского автора. Но работа Горького над эпическим романом о Климе Самгине совсем не интересовала политическую верхушку страны. Горький-публицист ценился идеологами гораздо выше чем Горький-писатель. Финал жизни автора если не фарс, то трагедия художника и человека, посвятившего жизнь борьбе с социальной несправедливостью и ставшего на склоне дней одним из символов советской власти.

 

Сергей Федякин, писатель, кандидат филологических наук, доцент кафедры новейшей русской литературы Литературного института им. А.М. Горького:

— Подлинного Горького нашему современнику ещё предстоит открыть. Ведь «Буревестник» и «Мать» из школьной программы, с которой мы живём иногда даже до старости, это лишь малая часть Горького, и далеко не самая показательная. Я полагаю, что современному читателю весьма интересен будет тот неизвестный Горький, о котором не пишут ни в школьных учебниках, ни в хрестоматиях по литературе для вузов. Самый интересный и притягательный лично для меня Горький — не романтик и не бунтарь, но глубокий и серьёзный психолог, исследователь человеческой души. Вот послушайте, что пишет сам Максим Горький.

«Чем больше живу, тем всё более заманчиво интересными кажутся люди», — это Горький середины 1920-х гг. Начинал с «новых людей», с персонажей, в которых так важен был протест против того, что уже существует. Когда перевалило за пятьдесят, интересно стало иное: люди, такие, какие есть — особенно если они с чудинкой.

«Заметки из дневника. Воспоминания» — это целая галерея людей необыкновенных: умных и неумных, изворотливых и простодушных, добрых и жестоких, но, при всех различиях, интересных. Книга «Записки из дневника», откуда пришла цитата про «заманчиво интересных людей», должна была стать её продолжением. Горький успел написать для неё лишь отдельные очерки. Но само это приглядывание к людям странным, людям с чудачеством, приглядывание к жизни ощутимо и в рассказах 1920-х гг., и в разрозненных очерках этих лет, и даже в «Жизни Клима Самгина».

А горьковские люди «со странностями» заново родились в прозе Андрея Платонова, Василия Шукшина, отчасти Бориса Шергина и Василия Белова. Далее уместно поставить многоточие. Это целая галерея характеров, начало которой задал именно Максим Горький.

Горький, которому «за пятьдесят», словно утратил романтическое начало, ощущавшееся даже тогда, когда ему было «за сорок», но обрёл чувство удивления перед жизнью. Это особое чувство и сделало его позднюю прозу необыкновенной, единственной. Этой прозой он и будет интересен читателю в будущем, если тот, конечно, сможет дорасти до такой литературы. И если само понятие литературы, художественной прозы не превратится у нас в стране в эквивалент рыночного товара.

 

Михаил Голубков, доктор филологических наук, председатель диссертационного совета МГУ по филологическим наукам:

— В литературоведении XX века сегодня сложилось словно два параллельно существующих и почти не пересекающихся литературных пространства. Первый писательский мир создавался литературоведами 60-70-х гг. XX века, когда наша страна всё ещё уверенно шла к коммунизму. Второй же писательский пантеон появился на рубеже XX и XXI веков, одновременно с открытием границ и либерализацией страны. В первом писательском пространстве центральными фигурами были М.Горький, Л.Леонов, В.Маяковский, А.Фадеев, А.Серафимович, К.Федин, Г.Николаева, В.Кочетов. Сейчас они не только потеснеиы, но — хуже того! — пребывают в забвении. Теперь литературоведы говорят лишь о новом писательском мире, центральными фигурами в котором являются М.Булгаков, А.Платонов, А.Ахматова, а также Б.Пастернак, В.Набоков, И.Бунин и другие представители русского зарубежья, эмиграции. Такая смена литературных приоритетов опиралась на политические мотивы, но хороша ли и правильна она была? Разве нельзя определить масштаб Булгакова и Бунина, не выбрасывая из истории литературы Горького и Леонова?

Горькому при этом «повезло» ещё меньше, чем Леонову. Если к автору «Русского леса», «Скутаревского», «Дороги на океан», «Пирамиды», «Соти», «Вора» и «Барсуков» у современного читателя осталось лишь равнодушие — эти произведения ничего ему не говорят, он о них даже не слышал, — то о Горьком всё-таки кое-что читателю известно, но образ автора, создавшийся в массовом сознании, весьма далёк от подлинных масштабов его личности. Поразительно, но факт.

Интерпретация творчества М.Горького современным «массовым читателем» близка к школьной программе по литературе советских времён, в которую были включены далеко не самые сильные произведения писателя, а лишь его ранние, дореволюционные рассказы и повести («Макар Чудра», «Старуха Изергиль»), повесть «Мать» и пьеса «На дне». Вот и всё, что знает наш современник о Горьком, словно за те 34 года, что Горькому осталось жить после «На дне» он ничего не создал: ни автобиографической трилогии, ни романа «Дело Артамоновых», не говоря уж об эпопее «Жизнь Клима Самгина». Конечно, ситуацию нашего массового невежества немного выправляет драматургия Горького, его пьесы «Мещане», «Дети солнца», «Дачники» и «Варвары», не говоря уж о хрестоматийной «На дне», продолжают ставить во многих театрах страны. Но это ещё не означает, что благодаря этим спектаклям читатель обратится к эпической прозе автора.

Попробуем ответить на вопрос, чем же всё-таки может быть интересен Горький современному читателю? Вероятно, прежде всего, исследованием драмы противостояния личности и истории. Писатель анализирует стремление личности вырваться из-под прессинга исторической махины, увернуться от жестокого маховика исторической машины. Отсюда и специфика реализма Горького — это, конечно, не соцреализм, как принято писать в учебниках, а скорее модернизм, с его особым видением мира. Если реализм предполагает жесткость связей между окружающим миром и человеческим характером, его поступками, то в модернизме эта определённость нарушается. Поэтому творчество Горького насыщено особого рода гуманизмом, если под этим понимать отсутствие высшей, божественной воли и силы. «В наше время ужасно много людей, только нет Человека», — вот замечательная формула Горького, очень актуальная и в наши дни.

 

Итак, сможет ли Горький стать для нашего современника не только определённым символом русской советской литературы, но и живым человеком, у которого можно учиться, с которым хочется советоваться? Думаю, здесь очень важно избежать такой примечательной тенденции современности, как рыночное брендирование имени классика.

Работая в районе Новой площади и Лубянки, я ежедневно проходила мимо ресторана, носящего имя Сергея Есенина. Однако внутри этого заведения с высокими потолками и зеркальными стенами ничего есенинского не было, ну разве что счёт подавали, вложив чек в томик стихов. С тем же самым успехом ресторан «Есенин» мог бы носить любое другое имя — хоть поэта, хоть писателя. Однако назвали «Есенин», видимо, уловив массовую популярность имени этого поэта. Ну и ассортимент алкогольных напитков, конечно же, впечатлил…

В московском Доме предпринимателя, в том самом где располагался кинотеатр «35 миллиметров», на первом этаже обосновался ресторан «Достоевский». Надо ли уточнять, что имя классика к данному месту не имеет абсолютно никакого отношения? Интерьер также идёт вразрез с ним. И даже чек в томике «Идиота» клиенту не приносят (а то ещё примет, не дай Бог, название романа на свой счёт). Образ Достоевского в данном заведении полностью вымышлен креативными рестораторами.

В Столешниковом переулке открыт ресторан «Гоголь», причём имя выдающегося писателя на дверях пишут так, что возникает аллюзия на поисковую систему Google. Ни к блинчикам с семгой, ни к горячему глинтвейну с корицей претензий по качеству нет. Вопрос один: а причём тут, собственно, сам Гоголь?

В Петербурге, на Невском проспекте открыт ресторан «Бутер-Бродский». Внутри и снаружи этой закусочной на русском и на английском языках ведётся игра слов «Бродский» и «Бутерброд». Цены неигровые, настоящие. Для кого они? Может, для иностранцев, любителей русской иммиграции?

Всё это, конечно же, не более чем эксплуатация имени классиков в рекламных целях. Бренд от литературы даёт возможность установить на блюдо цену, как в ювелирной лавке.

Хорошо, что Максим Горький не угодил в когорту хорошо продаваемых брендов. Пусть уж лучше он будет символом русской советской прозы, чем шоколадкой Бабаевской кондитерской фабрики или вывеской в модном ресторане.