08.08.2020
От первого лица
Наши новые книги В рамках издательской программы МСПС увидел свет двухтомник известного русского поэта Валентина Сорокина Пер...
Подробнее
Новая книга, выпущенная в этом месяце в рамках издательской программы Международного сообщества писательских союзов и издательства...
Подробнее
Наряду с журналом «Голос Востока» и еженедельником «Литература и искусство» русскоязычный литера...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

 

 

 

Диплом Ивану ПЕРЕВЕРЗИНУ

за особую роль

в укреплении мира на планете

 

 

События
Встреча в Калуге с героями «Созвездия» Главный ректор «ОЛГ» Владимир Фёдоров принял участие в XII Межд...
Подробнее
Свет Пушкина сияет над Россией В селе Большое Болдино прошёл 53-ий Всероссийский Пушкинский праздник поэзии В Пушкинские д...
Подробнее
Праздник поэзии в Донбассе В Горловской центральной библиотеке Донбасса прошёл праздник «Весна, как состояние души&raqu...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

Олег ДОРОГАНЬ о книге прозы Ивана ПЕРЕВЕРЗИНА
опубликовано: 09-09-2015

О книге прозы Иван Переверзина «Росомаха»

 

Новая книга «Росомаха» известного поэта Ивана Переверзина прозаическая. В неё вошли лучшие его повести и рассказы, публиковавшиеся в центральных литературных изданиях.

По моему мнению, именно такие произведения выводят прозу из разряда «презренной» в ранг настоящей, проникновенно-лирической и смыслообразующей.

Давшая название книге повесть «Росомаха» во многом автобиографическая. В ней художественно, с весомой подачей каждой детали, что и составляет богатство прозы, увлекательно и убедительно автор показал, как главный герой повести Иван, сын Ивана, сызмальства проявил себя рачительным хозяйственником, имея при этом душу поэта. Гармония личности закладывалась у него с раннего детства. Детали здесь крайне важны, даже в незначительных, казалось бы, сравнениях видна поэзия, вот например: «А потом вдруг предложил, как шапку от души наземь бросил», «высокая, жёсткая и острая, как лезвие якутского ножа, осока», «Мухтар, как сжатая до упора пружина, выстрелил всем своим тело прямо в мужика», «мы свернули с просеки и пошли по узкой, еле видимой звериной тропке, петляющей, как убегающий от лисицы заяц, между лесинами и идущей под едва заметный уклон» и т.д.

А какое бережно любовное отношение к совхозному коню Грому: «Вечером, который часто переходил в ночь, закончив работу, я по уговору с Геннадием Николаевичем не возвращал Грома на конюшню, а, облюбовав недалеко от дома, у здания электростанции, обширный лужок со свежей густой светло-зелёной, можно сказать, изумрудной травой, выводил на него Грома».

Окружённый щедрым разнообразием природы, окрыляемый её красотой, автор то здесь, то там не менее щедро отражает в своей книге все её проявления, все её краски: «В густой осоке, буйно растущей по озёрным берегам, утки всех калибров и мастей, а также гуси выводили своих птенцов. Когда они, окрепнув, вставали на крыло, озерная гладь буквально пестрела от птиц».

Связь с природой у Ивана Переверзина настолько органична, что невольно вспоминаешь «Записки охотника» Ивана Тургенева, то же вслушивание и вглядывание в природу, то же отношение к ней, как к храму вселенскому. Ещё у Переверзина ярко выражена мысль, что тайга — это своеобразный музей: «В неоглядной, простирающейся на тысячи и тысячи километров во все стороны медвежьей да сохатинной не имеющих себе аналогов тайге имелся какой-никакой, но, можно смело считать, — музей».

Героя не страшат таёжные глухомани, он пытливо исследует их, вникая в историю этих мест. «Жемпо так Жемпо! Это даже хорошо — узнаю ещё одно таёжное место, где в далёкое царское время располагалось большое якутское поселение во главе с тойоном, по-русски князем». Туда однажды Иван был направлен для сенокоса.

Из всех многочисленных работ в совхозе больше всего нравилось ему косить сено. И поэзию страды автор переносит на страницы своей повести по-своему воодушевленно и возвышенно. «На сенокосе мы всей немногочисленной бригадой жили не по ручным или настольным точно идущим часам, а по природным, как наши далёкие предки: с первыми лучами восходящего солнца пробуждались и приступали к работе, а с последними, медленно угасающими — уже в лёгких сумерках, — заканчивали».

Тема сенокосной страды широко, любовно и размашисто отображена автором и в рассказе «На покосе».

В каждом прозаическом произведении у Переверзина подробная бытовая сторона повествования исподволь наполняется бытийными смыслами. Его герой, даже будучи подростком, всегда выше обстоятельств, при этом не уклоняется от поединка с ними, не пасует перед трудностями.

И взгляд на мир, и всё мироощущение у него наряду с детской наивностью сопровождается взрослой мудростью, я бы сказал, наивной мудростью, которая всегда светла и окрылена, а, когда во многом знании — многие скорби, очищена от скепсиса и пессимизма.

Герою неизменно всегда и во всём присуще самоотверженное напряжение сил: «Казалось, сердце колотится не в груди, а в самом горле, готовое от нагрузки вылететь вон!».

На вопрос о его собаке, Мухтаре, Иван с достоинством отвечает: «Он не лежит, а работает. Во-первых, охраняет лошадь, во-вторых, приглядывает за мной!».

Своя проникновенная лирическая интонация у Ивана Переверзина и в прозе выдаёт в нём поэта: «Нет, солнце по-прежнему стояло в зените, но от воды исходила чувствительная прохлада, а встречный ветер так освежающе обдувал лицо, что словно сами собой блаженно закрывались глаза. Волны звонко плескались о борта баржи, но поднятые не ветром, а огромными встречными судами <…> От высоченных правобережных скалистых сопок, поросших густым лиственничным лесом, почти до самого фарватера ложились светлые тени, переламываясь на волнах. Серо-белые кудлатые облака вместе с солнцем словно оторачивали золотом гребни волн, отражаясь в реке. А в воздухе носились белоснежные чайки с большими, гибкими, сильными крыльями, то опускаясь до самой воды, на развороте чиркая крылом, как бритвой, по волнам, то поднимаясь чуть ли не к облакам, чтобы с высоты зоркими глазами высматривать поднимавшуюся из тёмных глубин к лазурной поверхности реки рыбу. Любуясь речными птицами, хотелось взмахнуть руками — и прямо с рубки взлететь и стремительно подниматься всё выше и выше, как бесстрашный Икар, прямо к раскалённому солнцу!».

Исполнены лирических впечатлений и описания рыбалки — в ней работники находили отдых от тяжёлого сенокосного труда.

Видно по всему, описания природы здесь не самоцельны, приводятся не ради одного любования или созерцания. В них закладываются смыслы, активизирующие и направляющие главного героя повествования на созидательную деятельность, и они, в свою очередь, призваны — через автора — передаваться читателю. И в этом их ценность, в этом их значимость.

Самоцветную, переливающуюся радужными красками, многогранную прозу Ивана Переверзина хочется цитировать большими кусками, ещё и ещё.

Однако самое значимое автор находит в самих героях, в их темпераментной эмоциональности и стойком характере. Личностное, лидерское начало проявляется у героя в каждом повседневном поступке, в решительности и настойчивости при преодолении препятствий. И это пятнадцатилетний подросток! Умение во всём и всегда подняться над бытом, сколько б ни стоило физических и моральных сил, пусть даже над стаями «кусучих комаров» и мошкары, — в этом и проявляется бытие личности.

Иван направляется на коне в непредсказуемую таёжную дорогу за шестьдесят верст, ночью преодолевает последнюю часть пути, которая показалась ему «земным адом», но достигает цели, а там его ожидает любимая работа и встреча со старшим товарищем — другом-охотником.

У Лебединого озера, благодаря опытному другу Георгию, у Ивана происходит переосмысление не столько охотничьих, сколько человеческих ценностей. Друг ему говорит: «Я считаю, что в природе существует три вида самых удивительных по красоте существ. Среди птиц — это лебедь, среди нас, человеков, — это её величество женщина, а среди животных, извини, — это лошадь!». Он поделился своими мыслями и чувствами, приведя строчки из есенинских стихов о братьях наших меньших. Их ему всё меньше хочется убивать, а больше следить за их «непростой, очень сложной, даже трагической жизнью, за которой наблюдать, которой любоваться — это как приходить в церковь, где, возносясь душой к Богу, приближаешься к тайне жизни человеческой». Это место в повести, пожалуй, тот фокус, к которому сходятся все сокровенные смысловые тропки во внутренней одиссее главного героя.

Читая страницу за страницей, мы прикасаемся к художественному миру поэта, выстраивающего повествования на своих воспоминаниях.

Единение с природой, её красотой и покоем, что возносят душу до небес, — к этому приходит автор и приводит нас. Однако гармония такого союза постоянно подвергается опасным неожиданностям. Так, встреча с росомахой стоила жизни его четвероногому другу Мухтару, да и сама хищница поплатилась жизнью, наводя на печальные размышления о смысле жизни и смерти.

Повесть «Росомаха» Ивана Переверзина по праву можно назвать вдохновенным гимном труду, всем его испытаниям и в то же время его красоте в сочетании с природной гармонией. Тургеневские, купринские и бунинские традиции нашли своё достойное развитие и в рассказах Ивана Переверзина.

Насыщена острыми коллизиями и сюжетными поворотами, а вместе с тем свежими сочными художественными красками и повесть «Капитоновка», в которой тоже нашёл своё творческое преломление богатый автобиографический опыт Ивана Переверзина.

Не помню у природы ни одного похожего восхода или заката — так она богата на краски и полутона. И поистине художник — тот мастер слова, кто умеет это перенести на страницы своих книг. В рассказе «Южная страсть» солнце, раскалённое докрасна, «так стремительно закатилось за высокие скалистые горы <…> что я даже не успел полюбоваться гаснущим на глазах ярким закатом».

Но не однажды ещё опишет автор зарю или закат, звёздное и лунное небо, и вновь и вновь найдёт он не затёртые и не размытые, по-настоящему свежие краски и оттенки.

Став невольным очевидцем любовной страсти двух южан, лирический герой и сам свою тонкую романтическую натуру испытывать на стойкость уже не в силах. В душу к нему вернулась страстная нежность к своей любимой, нахлынули стихи, завершающиеся замечательными строчками: «Что нам горькая молва! — / если так мы сильно любим, / что забыли все слова!». И наряду с думами о вечной любви приходит неожиданная мысль о смерти, «что на самом деле не вечна, как многое в этом мире».

Сокровенным размышлениям о любви посвящено эссе «Исповедь мужчины». Автор вспоминает себя семнадцатилетним юношей, когда он максималистски решил в диалоге с самим собой: «Надо молить Бога, чтобы у женщины, которую я назову моей, не было ни малейшей причины для предательства и обмана».

Мысли о двойственной природе любви, которая может захватить ещё больше, или, напротив, разочаровать, напрочь убить чувство, похоже, не оставляли его всю жизнь. И здесь он не может не поспорить даже со своими литературными учителями Иваном Буниным и Александром Куприным в вопросе о «жрицах любви». Он утверждает, что женщин, торгующих своим телом, можно назвать как угодно, но только не жрицами любви. В своих размышлениях он восходит к гармонии духовной и телесной любви, к умению преподнести, как сердце на ладони, любимой то высшее наслаждение, которое сравнимо лишь с полётом души в небесах — как к вершине любви, её пику. Отсутствие же этого делает любовь несостоятельной, не поднимающейся до высокого, чистого чувства. А без её величества любви ещё в самом своём начале «человечество приказало бы долго жить».

Эссе как бы закольцовывает в финале книги, как в музыкальной сюите, открывающую её пронзительную повесть о драматичной юношеской любви «Неверные звёзды». И в ней слияние влюблённого человека и прекрасной природы описано поистине художественно, увлечённо и убедительно. «Но сразу же, как Дмитрий заглянул в Еленины искрящиеся светом глаза, ему страстно захотелось взять красавицу на руки и, крепко прижимая к широкой груди, в которой сердце пело гимн счастью, нести и нести, словно ступать по облакам, озарённым сияющим солнцем и исполненным Божьей милости». Целомудренная нерастраченная нежность, излитая на страницы повести, свидетельствует и о творческой влюблённой молодости самого автора. Неслучайно все герои его повестей и рассказов, являясь простыми тружениками родной земли, цитируют наиболее полюбившиеся строчки (как правило, Сергея Есенина) и сами пишут стихи, посвящая их своим возлюбленным и красоте мироздания.

В рассказе «Чёрный дрозд» автор радуется появлению птенцов на свет в маленьком гнезде дрозда, держащемся за обрыв, — как жизненно важному для себя событию, подробно живописуя его как сакральный природный акт, который в любой момент может подвергнуться непредсказуемой опасности и даже катаклизму.

В рассказе «Брусничная осень» глубоко и нежно выражена ностальгия, связанная с осенью брусничной, когда при виде сплошного красного стелящегося ягодного марева приходит в душу откровение: «Словно сам Господь ходил по делянке и от всей души сыпал и сыпал из своей безразмерной торбы ковш за ковшом круглую, величиной с ноготь мизинца, красно-бурую бруснику!».

«Чужие цветы», «Три стихии», «Горькая любовь», «Самая человечная собака», «На переломе времён», «Власть слова», — звучат названия прекрасных рассказов Переверзина, настраивая на определённую лирическую интонацию и элегические раздумья о смысле земного человеческого бытования, устремлённого в небесное запределье. Автор обращается к таким граням и поворотам тем, сюжетов и мотивов, которые служат пониманию того, что же возносит душу до небес.

Лирическая проза Ивана Переверзина стала открытием, откровением и для меня, написавшего несколько эссе о его поэтическом творчестве.

 

Вся эта книга сложилась под знаком единого замысла, читается на одном дыхании, темы и мотивы постоянно дополняются и обогащаются. И самое ценное состоит в том, что в авторском повествовании всегда незримо присутствует взгляд сверху, с небесных высей; каждого своего героя и каждое событие писатель рассматривает с высоты духовно-нравственного и художественно-эстетического идеала. В наше время в современной разрекламированной литературе это, к сожалению, становится крайней редкостью. Что бы читатель ни читал, его, на мой взгляд, не может не привлекать личность самого автора, идентифицирующего себя со своими героями. Иван Переверзин подает яркий пример ответственности перед читателями за власть слова, даёт миру слово искреннее, выверенное, весомое.