18.06.2018
От первого лица
Словом сближать народы В Доме Ростовых состоялось XIIIочередное общее собрание, собравшее делегатов 36 писательских организаци...
Подробнее
Не могу молчать! *** Диана КАН, член Союза писателей России, г. Оренбург Я нынешнему и прошлому руководству ничем не о...
Подробнее
На Олимпе теперь не только боги «Его родной край — знаменитый покрытый мрачной завесой природных тайн, край стерх...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

В Доме Ростовых 19 апреля в 16.00 состоится презентация сборника известных абхазских поэтов «Сухумская крепость», изданного по целевой программе Международного сообщества писательских союзов.

 

 

 

 

 

 

События
Со встречи с поклонниками поэзии в актовом зале Консульства РФ в Варне начались в Болгарии презентации книги стихов Владимира Фёдо...
Подробнее
На XV съезде Союза писателей Казахстана состоялись выборы нового председателя. Им стал Улугбек Есдаулет. Возглавлявший писат...
Подробнее
В этот солнечный апрельский день в Якутске сошлось вместе сразу несколько праздников – Вербное воскресенье, Проводы зимы,...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

Памяти Павла Рыженко
опубликовано: 05-07-2017

 

 

По неосвещённому мосту

 

 Под Калугой есть диорама «Великое стояние на реке Угре в 1480 году». Спокойная, бесстрастная сухонькая женщина бальзаковского возраста в чёрном платке и такой же длинной одежде долго и предельно любезно наблюдала за нами, разрешив фотографировать. Когда ей надоело наше равнодушное созерцание репродукций на стене, пригласила группу последовать за собою вверх по лестницам, упредив заранее, что дальнейшую съёмку владыка не благословляет, и тут мы увидели нечто потрясающее...

 

Зал кажется громадным, хотя длина его — 23,6 м, высота — 6,7 м. Между полотном и смотровой площадкой размещён предметный план-макет, выполненный студией Грекова.

…Экскурсовод в чёрных одеждах монахини включила звук и свет. Раздался далёкий колокольный звон и свист пролетающих стрел, карканье вороны, пение молитвы, звуки падающего с лопаты песка… зажглась свеча над покойным.

Свет пробудил горизонт. На уровне глаз открылась бесконечно-необъятная даль. Вторая половина осени золотит редкие листки тонких берёз. Через прозрачные подлески пробивается лента Угры. За нею — многотысячное войско неприятеля дымит кострами. Видно, как враги пытаются по правой стороне прорвать оборону русских войск. На небе непогоду прорывает стайка мерзких птиц войны. Некоторые из них уже рядом. Вот же. Прямо на крыше свежевыстроенной молельни с горящим окошком в лагере наших. Их пугает лишь лик бога на подсвеченной лампадою иконе.

Художник застал полевой лагерь наших войск в минуту военной работы у палаток. Они густо-густо заняли ближние берега, растянувшись на многие километры. Сила и мощь наших войск передана в одной из центральных фигур богатыря с топором в руке. В плечах — косая сажень. Золотые пшеничные усы в обе стороны. Орлиный непобедимый взор. Твёрдость и надёжность в ногах, крепко расставленных по ширине плеч. Такого не обойдёшь. Не объедешь! Именно к нему склоняется, читая, возможно, какой-то княжеский или царский указ, глашатай, одетый в боярское платье. Прямо по центру мы видим пленных татар, тоже могучих богатырей, перевязанных верёвками и злобно рыскающих глазами. Справа можно узнать и самого художника в виде ополченца. Там же заморские наши «друзья» закусывают за обильным столом, не понять, враги они или приятели, помогут или снова предадут. Слева и справа на переднем плане, и это уже не картина, а восковые фигуры и куклы — убитые. Над одним монах совершает последнюю молитву. Второму уже роют могилу. А дальше кресты, кресты, кресты…

И всё такое натуральное. Живое. Бьющее по сердцу криком художественного реализма. Как же так? Ты был всё это время далеко. А они все — здесь. Они уже не живые. Но ещё как бы и не мёртвые. Они все твои. А может, это ты сам и есть, вернувшийся сюда через полтысячи лет посмотреть на себя со стороны, как там оно  жилось в лагере над Угрой?

Что же главное в этой диораме? Ну конечно! Павел Рыженко — великий символист — изобразил когда-то ухабистую дорогу по центру одной из своих картин, и этому придал значение великого и трудного пути России, как восхождение роста её сияния. И там вдалеке на лошади был богатырь. Конечно, это был защитник мира…

А здесь? Кто главный в данной диораме? Девочка? Да. Почти ребёнок. Подросток. Прекрасная девочка. В руках её еда для пленных татар. Пред нею и пред тобой — разбитая в хлам осенняя дорога… Эта девочка-Русь однажды щедро придёт к тебе. И ко мне. Из прошлого. Или из будущего. Она поможет. Она спасёт. Она выведет сквозь буераки всех: и воинов, и пахарей. И соседние народы, те, что грызут нас слева, и те, что пируют справа. Эта девочка — ты. Она мать твоя, сестра и дочь. Она Земля. Она есть космическая справедливость и вечность, и она есть правда.

Через два месяца после создания грандиознейшего полотна своей жизни Павел Рыженко в Москве ушёл из жизни. И никто не предлагал назвать столичный мост в честь него…

— А теперь приглашаю вас на второй этаж диорамы, — раздался голос хранительницы скита.

Вы как бы умираете, поражённые в самое сердце и через несколько неосвещённых ступеней восходите над убитыми телами, видите по-новому и небо, и землю, и воинов, и пленных татар, и маленького боярина, и большого мужика, отбрасывающего лопатой комья тяжёлой земли. И монах, склонённый над окровавленным телом, пытается вынуть стрелу из сердца…

А надо ли теперь вынимать стрелу, если ты убит? Если ты уже поднялся над землёю и видишь копошащихся в земных проблемах людей со стороны солнца? А боль за ту маленькую девочку, как и прежде, всё ещё теснит твою грудь? Ты уже видел это? Тебя уже убивали здесь? Ты уже поднимался «на второй этаж» по неосвещённому мосту?

Любовь к каждой пролитой слезе и капли крови. Вот что вызывает искусство великого творца Павла Рыженко. Помолитесь за него, кто умеет. Помолитесь, если нет возможности назвать в каждом городе России его именем хотя бы по одному мосту.

 

 

Светлана САВИЦКАЯ