21.08.2018
От первого лица
22 июня Басманный районный суд города Москвы закрыл находящееся в производстве Главного следственного управления Следственного комитета...
Подробнее
«Хождение за правами» Какие концы! Какие края в нашей бескрайности! С детства любимая то ледяная, то огненно-жарк...
Подробнее
Словом сближать народы В Доме Ростовых состоялось XIIIочередное общее собрание, собравшее делегатов 36 писательских организаци...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

Мы только что смотрели фотографии с Книжной ярмарки на Красной площади, где он — Андрей ДЕМЕНТЬЕВ — в окружении поклонников раздаёт автографы. В прекрасном расположении духа, превосходном настроении… И вдруг нас обожгла печальная новость: умер…

Не прошло двух недель, как от нас ушёл Валерий ГАНИЧЕВ, который без малого четверть века был кормчим писателей России. Ушел, но навсегда оставил свое славное имя в истории русской литературы.

Светлая память...

 

 

 

 

 

События
В посольстве Республики Болгарии в Российской Федерации состоялась встреча творческой интеллигенции Болгарии и России с Президент...
Подробнее
Виктор Потанин, Владимир Костров и Константин Ковалев-Случевский стали лауреатами Патриаршей литературной премии 2018 года ...
Подробнее
В Минске прошёл V Международный литературный форум «Славянская лира», который уже несколько лет активно поддерживае...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

Леонид Андреев – «судебный хроникёр» и фельетонист
опубликовано: 30-03-2017

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Екатерина Александровна Михеичева, доктор филологических наук, профессор, зав. кафедрой русской литературы ХХ-ХХ1 веков и истории зарубежной литературы Орловского государственного университета им. И.С.Тургенева

 

 

 

Леонид Андреев – «судебный хроникёр» и фельетонист

Московской газеты «Курьер»

 

Институтом мировой литературы Российской академии наук, совместно с Институтом русской литературы (Пушкинский Дом) Российской академии наук и Русским архивом в Лидсе (Лидский университет, Великобритания), предпринимается издание первого академического Полного собрания сочинений и писем выдающегося русского писателя Леонида Николаевича Андреева (1871-1919) в 23 томах. Насколько новым и полным, по сравнению с предшествующими «собраниями сочинений» Андреева, является данное издание, свидетельствует 13 том, куда вошла многожанровая публицистика Л.Андреева 1897-1900 годов.

Окончив юридический факультет Московского университета, Андреев вступил в сословие адвокатов и начал участвовать в судебных процессах. «Отчеты» Андреева были написаны «хорошим литературным языком, очень живо, в форме рассказа» и публиковались, в основном, в газете «Курьер», с которой он сотрудничал с 1997 по 1904 год.  «Хроникерская школа» имела как плюсы, так и минусы: давала обширный материал, оттачивала литературный язык, но отнимала уйму времени в ущерб художественному творчеству. В «Курьере» особенно проявился талант Андреева-фельетониста: в газете печатался ежедневный «маленький» фельетон «Впечатления» и «большой» воскресный фельетон «Мелочи жизни», название которого указывает на сознательное продолжение Андреевым традиций Салтыкова-Щедрина:  из «мелочей» создавался образ России и российского обывателя.

Темы «Впечатлений» были самые разные: англо-бурская война, творчество Г.Успенского, картинки московской жизни, театральные впечатления, отчет о собраниях театрального общества, репортажи с художественных выставок (противопоставление «рисованных морей и деревьев» живым явлениям природы),  обзор корреспонденций других газет («Новое время», «Гражданин» ...), технический прогресс, который не может справиться с засилием бюрократии, и другие.

 

 

Фельетоны «Москва. Мелочи жизни», охватывающие целый круг актуальных проблем, еще в большей степени, чем «Впечатления», раскрывали блестящий талант Андреева-сатирика. В одном из первых фельетонов этой серии (7 мая 1900 г.) Андреев представляет «господствующее течение московской жизни».  «Ни один город в России не может дать столько материала для изучения русской жизни не только в пространстве, но и во времени», - утверждает писатель и «истинно русским человеком с ярким оперением современности» называет представителя  сословия  адвокатов, к которому принадлежал и сам: «Обыкновенно он немного марксист или немного народник и вообще, за редким исключением, принадлежит к одной из прогрессивных фракций… Похожий на бурный и звонкий ручей, он с размаху вливается в Мертвое море, каким является жизнь, - и первые три-четыре года продолжает нестись вперед, поднимая волну и раскачивая  заснувшие на поверхности щепки и бревна. Но все глубже и глубже мертвая вода; все больше сил требует она для борьбы с собой, а действие первоначального толчка все ослабевает, - и вот бурный ручей разливается тихим, зеркальным озером, в котором день и ночь омывают свои грязные телеса разнообразные клиенты».

Многие «дела», отраженные в судебных «отчетах», стали основой  криминальных сюжетов в  рассказах Андреева. Так, в судебном репортаже «Московские трущобы» одна из обвиняемых «в предумышленном убийстве с целью грабежа», Горшкова, на вопрос председательствующего о ее занятиях, отвечает: «Проституция», и ответ этот звучит так же «странно и дико», как позже признание в суде Карауловой («Христиане»,1905).  В репортаже «Дело княгини Енгалычевой и пр.» ситуация, когда бывшая экономка покупает себе титул, устраивая фиктивный брак с князем, будет повторена в драме «Каинова печать» (1913), и др.

Фельетоны Андреева интересны и значимы в контексте той эпохи, в которую жил писатель. Но довольно часто от них можно «перекинуть мостик» в наши дни, и столетней давности события воспринимаются как современные. Вот, например, «новое слово» в так горячо любимом Андреевым театре: «давят на сцене клопов» перед глазами тысячной толпы, которая за лицезрение подобного действа «десять рублей с персоны» заплатила, и это напоминает современную «модернизацию» классики, после чего Л.Толстой. Достоевский, Чехов становятся неузнаваемыми. 

Андреев передает «впечатления» рядового горожанина от обычных, каждый день повторяющихся событий жизни, однако, от того, что они стали обыденностью,  их трагизм не ослабевает: вот доктор не поехал к умирающей девушке – «затаскают по судам» (девушка отравилась морфием), другой врач отставил в теле пациентки медицинский инструмент («Неосторожность») и не был за это наказан.   Андреев размышляет о том, «где же найти защиту от бессердечного произвола»? Как разобраться в тех сложных отношениях, которые связывают «профессионалиста и прибегающего к его помощи обывателя?» Часто за легкой иронией автор скрывает горечь понимания существующего в мире несовершенства. Так, в одном из фельетонов он встает на защиту «массы женщин», в которых, «горит стремление к знанию и осмысленной жизни», но они «закисают в глухой провинции», так как женщина вынуждена бороться «за право учиться и мыслить, как  мыслят образованные люди ее времени».

«Ряд «впечатлений» - отклик на политические события эпохи, и к каждому из них у Андреева свой подход. «Впечатления» от англо - бурской войны, которая многим видится войной за свободу гордого маленького народа против колонизации, Андреев нейтрализует своим пониманием сущности любой войны, являющейся «жестоким, грубым, кровавым делом». И те, кто упивается  военной доблестью буров, не хотят видеть «истоптанных полей, убиваемых детей, изнасилованных женщин».

Статьи и материалы по «Делу Скитских», которое взбудоражило всю Россию, в 1899-1900-х годах занимают значительное место в публицистическом творчестве Андреева. В Полтаве был убит «секретарь полтавской духовной консистории Комаров», и в его убийстве подозревались братья Скитские.  Состоялись три судебных процесса: на первом – в Полтаве, Степана и Петра Скитских оправдали, на втором – в Харькове – признали виновными и осудили на 12 лет каторги, на третьем – в мае 1900 г., в Полтаве, они были признаны невиновными.

Андреев посвятил «Делу Скитских» 22 репортажа: хроника судебных заседаний, краткий очерк, фельетон. Столь пристальное внимание объясняется не столько интересным «делом», сколько желанием постичь суть российского судопроизводства. Выводы оказались весьма плачевными. Хорошо знакомый с судебным делом, Андреев прекрасно понимал, что у обвинения нет прямых доказательств вины Скитских, а потому занял единственно возможную для профессионального юриста позицию: не доказано – значит, не виновны!  Книге некоего К.Н. Михайлова об этом процессе  («Следствие, прокуратура и защита в деле Скитских (Опыт анализа судебного процесса)» Андреев даёт подробный комментарий. В фельетоне «Отголоски дела Скитских» Андреев мастерски, блистательно владея приёмами иронии и сарказма, разоблачает  г. Михайлова. Издёвкой над автором, возомнившим себя одновременно и следователем, и писателем, пронизана вся статья: «Не удовлетворяясь опросом темного люда, автор исследования прибегал к радикальному способу, доселе не  применявшемуся ни одним следователем: он садился у того места, где было найдено тело Комарова, и мысленно опрашивал эти  сдвинувшиеся деревья, эти старые перила моста, эти задорно приподнявшиеся холмики о том, кто совершил здесь ужасное преступление».

В заметке «Полтава, 15 декабря» (1899) Андреев сообщает, что «в Полтаве только и разговора, что о деле Скитских», причем, большинство убеждено в их невиновности. Ажиотаж вокруг этого дела таков, что «все гостиницы, меблированные комнаты полны приезжающих». В более обстоятельной статье «Дело Скитских» Андреев подробно излагает позиции защиты и обвинения. Свободная ориентация автора статьи в сложных юридических проблемах, владение  профессиональной лексикой доказывают, что в «процессуальных вопросах» молодой писатель разбирался гораздо лучше самих участников скандального «дела»..

В фельетоне  «Впечатления» от 21 мая повествование приобретает явно ироничный оттенок, чувствуется, что азарт и серьёзность, с которой Андреев взялся за «дело», уступают место насмешке над той бюрократической волокитой, которая называется судейством.  «В настоящее время они точно убеждены, что за делом Скитских следит не только вся Россия, но чуть ли не Европа, и им кажется это вполне естественным, так как речь идет не о каком-то чиновнике Степане Скитском, ныне почти утратившим реальность, а о принципе, о правде, той самой правде, которую, по пословице, вечно покушаются съесть свиньи».

Это «дело», по мнению Андреева,  «отразило различные течения русской жизни», «глубоко врезалось в умы полтавцев и засело там, словно клин». Делу Скитских посвящены репортажи из зала суда 22, 23, 24  мая (осмотр места убийства), 25 мая (допрос экспертов в деле Скитских), 26, 27 мая («Из залы суда»). Андреев, используя свой талант художника, рисует план места, где был убит Комаров, пути подхода к нему,  портреты Степана и Петра Скитских, подкрепляя их подробным описанием внешности и психологической характеристикой подсудимых.

28 мая – окончание судебного следствия по делу Скитских. Но и 30 мая, 1, 2 июня Андреев возвращается к уже оконченному делу, на примере которого анализирует достижения и ошибки следствия, дает оценки показаниям свидетелей. Жителями Полтавы оправдание Скитских воспринимается как важная моральная победа закона и правды над беззаконием и ложью.

«Дело Скитских» - одно из многих «дел», которые освещал в «Курьере» помощник присяжного поверенного Леонид Николаевич Андреев, освещал ярко, блистательно, с глубоким профессионализмом, оттачивая  свой писательский талант,  накапливая материал для художественного творчества.