26.05.2019
От первого лица
Новая книга, выпущенная в этом месяце в рамках издательской программы Международного сообщества писательских союзов и издательства...
Подробнее
Наряду с журналом «Голос Востока» и еженедельником «Литература и искусство» русскоязычный литера...
Подробнее
А что такое дым бессмертия, в этот вечер мог понять каждый: курилась ая-ганга, голубая трава, привезённая из Улан-Удэ, ко...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

 

 

 

Диплом Ивану ПЕРЕВЕРЗИНУ

за особую роль

в укреплении мира на планете

 

 

События
11 марта мир отметил День содружества наций. В честь этого события Благотворительный общественный Московский фонд мира награди...
Подробнее
В Гаване прошла научная конференция «Равновесие мира» им. Хосе Марти, на которой Международное сообщество писательских...
Подробнее
Песни на стихи Алексея Фатьянова люди поют, порой, не зная автора, считая слова народными. Не это ли лучшая память поэту?! ...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

Стихи Ирины ДМИТРИЕВОЙ
опубликовано: 28-03-2017

 

 

 

 

                * * *

Нет ни поэта, ни пророка

В родном отечестве моём,

Где не по злобной воле рока —

По Божьей милости живём.

 

И славим здешние просторы,

В теснотах каменных зимой,

А холод ядом из-за шторы

Сочится бледный и немой.

 

Лишь только ангелы да птицы

В тумане к дому жмутся днём.

Илья в ночи на колеснице

По сердцу катится огнём.

 

Слов Валаамовой ослицы

Ни скиф не слышит, ни монгол.

Плюй в отмороженные лица

Кипящей лавою, глагол.

 

                             * * *

    И Батюшкова мне противна спесь:

     «Который час?» — его спросили здесь,

     А он ответил любопытным: «Вечность».

                                      Осип Мандельштам

 

— Который час?

— Так вечность на дворе!

Смотри же, как блаженно детворе:

Играют в мяч, часов не замечая,

Горланят, их не дозовёшься к чаю.

А мы живём во времени — оно

Проносится, как модное кино.

И следуют мгновениям покорно

Те, кто не видит смысла без попкорна.

Сеанс последний — дрогнула губа, —

Кончается искусство… и судьба.

Свет гаснет. Бьёт в глаза и обличает!

И Батюшков нам «Вечность!» отвечает.

 

 

              Предчувствие

 

Когда распустится ирис,

                                           который я поливала,

Прилягу рядышком — в травы,

                                                  на покрывало.

Впитаю взором сердечным

                     лепестков совершенство линий

И цвет его, цвет печали —

                                            чернильно-синий,

 

Сильных корней упрямство

                                 и весёлую стебля мякоть…

Когда распустится ирис,

                                                 я буду плакать.

Познаю нечто такое,

                                 ощутив себя его частью,

Что плакать начну. От горя.

                                                   Или от счастья.

                             

                         * * *

Если б можно — начать сначала…

Ничего бы не повторила:

Ни горячих слов, что кричала,

Ни горючих слёз цвета Нила,

 

Ни дороги, к беде ведущей,

Ни любови, что пропустила,

Ни друзей, легко предающих, —

На порог бы их не пустила.

 

Ну на что мне дары без цели,

Если соль не имела силы?

У судьбы своей на прицеле

Я пощады не попросила.

 

Поглотили миры химеры.

Не смотрел мне в глаза Ярило.

И, лишённая чувств и меры,

Много лишнего говорила…

 

Поднимали меня на вилы,

Поносили — последний самый…

Ничего бы не повторила.

Кроме Бога в яслях. И мамы.

     

         

                  Поэт

 

Есть у поэта чувство правоты.

Да потому что с ветром он на «ты»,

Который дует в форточку из Трои

И слов ряды в полки ахейцев строит.

 

Да потому что он на «ты» с волной:

Солёная, полоскою льняной,

Накатывает,

                        страстным песням вторя,

Когда Сафо ногой ступает в море, —

 

На лист блокнота в кухне, у плиты.

Да потому что с пылью он на «ты» —

Из-под копыт.

                              И, конский пот вдыхая,

Глядит, как мчится конница лихая.

 

Он знает всё — прочувствовал, прожил.

Везувий лавой из подземных жил

Выплёскивает жар

                                      в стихотворенье.

Он помнит даже самый миг творенья.

 

                         * * *                           М.Ю.Л.

Ночь тиха. Брехливые машины,

Грязный двор… Одна я. Выхожу…

Но дороги той не нахожу.

Где они — заветные вершины?

Где тот путь? Какая хлябь и слякоть!

Рифмы граф или метафор князь

Слов мостки мне бросил прямо в грязь…

Так скажи, о чём ещё поплакать?

Как под грузом лжи надежды гнутся!

Жаль былого, будущего жаль.

Ты накинь на плечи утра шаль.

Не заснуть желаю, а проснуться.

 

Чтобы прямо в смеженные веки

Про любовь мне сладкий голос пел.

Чтобы плод смоковницы поспел.

Чтобы ночь закончилась навеки.

 

       

        Я жила у моря

 

Я жила у моря, в мире ином,

Полоскала вены красным вином,

Хоронила время в рыхлом песке,

Я была от счастья на волоске.

 

Берега полоска — краешек мой…

Уходила в волны,

                                   словно домой.

Родина-чужбина… Памятью — вспять.

Берегись: волненье баллов на пять.

 

Шторм. Взбивают воды ангел и бес.

Кто задёрнул шторы —

                                              шторы небес?

Нет конца бескрайней стылой тоске.

Я была от счастья на волоске.

 

                         * * *

                                                                           А.Б.

Льёт небо свет во тьму моих времён.

Живу наощупь вдоль его реки,

Где Книга катит

                          камешки имён,

Благодаря. Согласно. Вопреки.

 

Как половица скрипнула душа:

«Дыши, нашла тебе поводыря».

Что ж, буду жить —

                               не ложно, не спеша.

Согласно. Вопреки. Благодаря.

 

И мне на дудке знак подаст в пути

Тот, кто услышал зов моей строки.

Я родилась затем,

                                    чтобы найти…

 

Благодаря. Согласно. Вопреки.