19.06.2018
От первого лица
Словом сближать народы В Доме Ростовых состоялось XIIIочередное общее собрание, собравшее делегатов 36 писательских организаци...
Подробнее
Не могу молчать! *** Диана КАН, член Союза писателей России, г. Оренбург Я нынешнему и прошлому руководству ничем не о...
Подробнее
На Олимпе теперь не только боги «Его родной край — знаменитый покрытый мрачной завесой природных тайн, край стерх...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

В Доме Ростовых 19 апреля в 16.00 состоится презентация сборника известных абхазских поэтов «Сухумская крепость», изданного по целевой программе Международного сообщества писательских союзов.

 

 

 

 

 

 

События
Со встречи с поклонниками поэзии в актовом зале Консульства РФ в Варне начались в Болгарии презентации книги стихов Владимира Фёдо...
Подробнее
На XV съезде Союза писателей Казахстана состоялись выборы нового председателя. Им стал Улугбек Есдаулет. Возглавлявший писат...
Подробнее
В этот солнечный апрельский день в Якутске сошлось вместе сразу несколько праздников – Вербное воскресенье, Проводы зимы,...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

Родина Рубцова на мольбертах
опубликовано: 01-02-2017

 

 

 

 

 

В Доме Ростовых состоялась выставка картин заслуженного художника России Виктора Демьянчука, посвящённая памяти великого русского поэта Николая Рубцова

 

Экспозицию составили несколько десятков удивительных картин.

Открытие получилось не совсем обычным: с одной стороны художники, с другой – литераторы. Впрочем, открывавший вечер заместитель председателя МСПС Владимир Середин, точно подметил: «В писательском сообществе всегда была хорошая традиция дружить с композиторами, художниками, как результат – рождались замечательные произведения, обогащающие русскую культуру».

И эта выставка – прекрасный образец.

Станислав Куняев, который не просто бережно относится к Рубцову, но и внёс большой вклад в пропаганду его творчества, говорил о величии поэта, потому что «всё многообразие мыслей и чувств он выражал в таких формулировках, какие точно остаются на века». Станислав Юрьевич читал стихи, которые ему посвятил, благодарил организаторов за погружение в Рубцова и в его тихую родину: «Я очень люблю Русский Север, хорошо его знаю, многие годы я путешествовал по этой земле. Художник замечательно изобразил её неброскую красоту!»

Картины Демьянчука всколыхнули в памяти Станислава Куняева рубцовские строки:

 

Здесь русский дух в веках произошёл /…/

Но этот дух пройдет через века!

И пусть травой покроется дорога,

И пусть над ней, печальные немного,

Плывут, плывут, как мысли, облака...

 

От Московской писательской организации проникновенно и волнуясь говорил её руководитель – поэт Владимир Бояринов, а о студенческих годах Рубцова и характере великого поэта интересно рассказал его однокашник по Литинституту Анатолий Яковенко, написавший в своё время «Рубцовское звено на русском пути». 

От  Российской академии художеств Виктора Демьянчука приветствовал действительный член РАХ, президент Русско-Греческого творческого союза художников, академик РАЕН, Международной академии творчества, Петровской академии наук и искусствПавел Арзуманидис. Он высоко оценил выставку, подчеркнув, что виновник этого высокого собрания – «прекрасный живописец, который за свои талант и заслуги награждён практически всеми медалями РАХ. Он много ездит по Русскому Северу, явившего миру великого Рубцова, пишет её первозданную величественную красоту и отчитывается о проделанной работе своими талантливыми произведениями».

Арзуманидис не поскупился назвать художника «уникальным». Наверное, это действительно, так: кто ещё столь преданно, подвижнически, на протяжение своей карьеры живописца, упорно воспевал довольно глухие места.

Или вот. Очень много лет назад Виктор Борисович, оказавшийся по распределению в  совхозе в Заречье открыл студию юных художников...

А нужен ли художник совхозу? удивился директор сельскохозяйственного объединения, обнаружив  новоиспечённого художника-оформителя с направлением на работу. Будешь детишек учить?

Буду! и на заре карьеры Виктор Борисович стал руководителем художественной студии... С тех пор и занимается юными талантами, основав в восьмидесятых Школу одарённых детей России. Теперь это «Передвижная академия искусств» под патронажем Президента Фонда социально-культурных инициатив Светланы Медведевой. Сколько выпорхнуло в мир достойных последователей Демьянчука?! Десять из них составили добрую славу Союзу художников.

 Добрые слова о своём товарище сказал российский художник с грузинскими корнями, член-корреспондент РАХ, член Творческого союза художников России Важа Окиташвили.

Заслуженный деятель искусств РФ, Академик РАХ, искусствовед, редактор газеты «Московский художник» Наталья Аникина подчеркнула, что хорошо знает Демьянчука как «человека беспокойной души». Он, по её словам, объездил весь русский Север, полюбил его как свою родину и при этом не растерял родственной связи со своей Украиной, а делает всё, что в его силах для объединения братских народов.  

Выступая с поздравительной речью, потомок сразу двух русских гениев, учредитель Благотворительного фонда сохранения наследия Василия Верещагина Александр Плевако-Верещагин и капитаны 1 ранга Краснознамённого Черноморского флота Валерий Васильев и Иван Трушин. 

Ирина Киселёва из Санкт-Петербурга случайно попала на выставку. Сама она входит в Рубцовский центр в Питере, прошла тропами поэта, была в доме, где он жил, на Путиловском заводе, где он работал, а попала на выставку Демьянчука в Доме Ростовых – ахнула. Поняла, что это её тема. Остановилась у портрета о. Николая Гурьянова: «А я ведь его ещё живым видела... »

Это точно: мимо такой выставки не пройти: хочешь, не хочешь, а уж если зашёл в Дом Ростовых, сразу в неё и окунаешься. Охватывает необычное чувство: такого ты точно не видел нигде. Повсюду картины, они выставлены в фойе и прямо на мольбертах, и словно бы ты в мастерской, но понимаешь: нет, ведь вот рояль, напротив – бирюзовый зал. А на рояле – портрет, и этот человек на портрете смотрит тебе прямо в глаза, улыбается джокондовской улыбкой и ты больше догадываешься, чем узнаешь: это Рубцов, потому что вокруг – русский Север, снега и снега, и – сегодня какое число? – девятнадцатое, день его неминуемой гибели.

А вот ещё и икона Николая Чудотворца, портреты старцев, бревенчатые избы... И так они близко, и можно потрогать, и неизбежно ощущение сопричастности к жизни, лишённой всякого пафоса, простой и доступной, деревянной и деревенской, искрящейся какой-то детской наивностью и чистотой. И ты уже полной грудью вдыхаешь морозного воздуха, затем окунаешься в тёмную речку, снова проваливаешься в огромный глубокий сугроб и плутаешь в деревьях, прячась за их могучими стволами, а запрокинешь голову и увидишь, что где-то там, далеко в паутине верхушек, затеряна тонкая сеточка зимнего света, значит, надежда, что будешь спасён, не покинет тебя...

 

Случайный гость,

Я здесь ищу жилище

И вот пою

Про уголок Руси,

Где жёлтый куст,

И лодка кверху днищем,

И колесо,

Забытое в грязи...

 

 А вот ещё о том, что «мимо не пройти». Однажды вот так не смог пройти Юрий Лужков, который увидел картины Демьянчука. В особенности впечатлил его Прокопьевский храм, который восстанавливал тогдашний настоятель протоиерей Ярослав Гнып. (Художник, кстати, был тому свидетелем и даже в фильм о храме и протоиерее попал). Так вот. От картины московский мэр не мог оторвать глаз и спросил, зачарованный удивительной неброской и неспешной первозданной северной красотой: «А что, там и впрямь кругом нетронутая красота?! »

Не растерялся губернатор Вологодской области Вячеслав Мозгалёв, ставший свидетелем этой картины маслом, пригласил мэра в гости, посмотреть на всё своими глазами. И Лужков вернулся из Великого Устюга в столицу страны со словами: «Делаем родину Деда Мороза!»

Так родные места Николая Рубцова  стали родиной Деда Мороза. Буквально с лёгкой и талантливой руки  Виктора Демьянчука, который произвел на мэра первое неизгладимое впечатление.

Кстати, портрет протоиерея Ярослава Гныпа, как и о. Николая Гурьянова, является центральной частью экспозиции, вроде как оба они благословляют выставку. Всё под их добрым взглядом проходит.  Сам Ярослав Гнып наидостойнейший персонаж, прослывший одним из самых строгих настоятелей, но и он же прославился как батюшка-бунтарь, человек неистощимой веры, несгибаемой воли, непоколебимого, непримиримого характера.

 Виктор Борисович поделился со мной, какая суровая участь постигла непокорённого священника: «Когда я только приехал на эту землю, он мне поведал: "Храм Прокопия Праведного будем делать!" И прорубил музейную стену, чтобы дать место храму. Скандал разразился большой. После этого ушёл отец Ярослав в затвор, матушка и дочь в монастырь,  сын погиб...»

Демьянчук, рассказывая о нём, называет его «мыслитель», «провидец», «глыба», зовёт «батей», говорит о нём с благоговением, трепетом. Однажды задолго до тех печальных событий «батя» пришёл на выставку, осмотрел внимательно картины, изрёк: «Ты Устюг прославил тебя Господь прославит!» С тех пор во все молитвенные поездки брал художника, заряжал его своей энергией, он же его и венчал...

Удивительна всё-таки нить, связывающая Демьянчука, Рубцова, Вологодчину, Ленинград... Всё дано было свыше – как Божья благодать. Художник не вначале услышал стихи поэта и отправился на их зов. Вначале был Ленинград, Серовское училище, откуда в конце восьмидесятых его отравили на практику на Вологодчину – изучать монастыри и храмы. Земля Вологодская покорила молодого художника, а когда он, впечатлённый, вернулся в город на Неве, судьба завела его в книжный магазин, где на глаза попалась тоненькая книжечка стихов вологодского автора. Это и был Рубцов, и было это первое с ним знакомство.

Виктор обрадовался этой книжице, как родной, потому что это была весточка с земли Вологодской. Тайный знак.

 

Россия, Русь – куда я ни взгляну!

За все? твои страдания и битвы

Люблю твою, Россия, старину,

Твои леса, погосты и молитвы,

Люблю твои избушки и цветы,

И небеса, горящие от зноя,

И шёпот ив у омутной воды,

Люблю навек, до вечного покоя...

Россия, Русь! Храни себя, храни!

 

Это теперь уже, исходя вдоль и поперёк эту землю, он может экскурсии по своим картинам водить по Рубцову: «Поэт мечтал об избушке на высоком этом берегу», и показывать ту излучину, которая вдохновляла автора «тихой родины». Художник же твёрдо знает: когда он тонул, рука, вытолкнувшая его из воды и швырнувшая на плоты, была рукой Рубцова: он сам видел, как мелькнула его ускользающая тень на берегу...

Демьянчук рисовал с упоением. Уже перед защитой диплома увлечённо делал выставки в Вологде, Устюге, и так пришёлся ко времени, к месту, что ему уже и машину давали, чтобы двигаться к заповедным тропам, дом, где жить и готовили шаньги...

Главный редактор газеты «Красный Север», поэт Анатолий Мартюков писал: «У Виктора рубцовские картины», и рассказывал ему про Рубцова. Люди соглашались: каждая работа «душой Рубцова дышит», а директор художественной школы заметил: «Он красоту раскрыл тех мест, где мы живём... », а местная администрация наградила грамотой «За прославление Русского Севера».

После этого были десятки выставок и на Вологодчине, и в Госдуме и Совете Федераций, в Министерстве и Фонде культуры, в Международном университете, куда после этого художника пригласили работать, и, конечно, в Заречье. А ещё Демьянчук работал в Храме Серафима Соровского в Кунцево, в воскресной школе, и делал выставки в Кремле. Теперь смеётся: «На фоне моей выставки Ельцин передал власть Путину». Но это уже совсем другая история...

Мы лишь хотели ещё раз напомнить: 3 января великий русский поэт Николай Рубцов родился в заснеженном северном крае. 19 января, в возрасте тридцати пяти лет, его не стало – он ушёл рано. Но достаточно, чтобы мы сейчас о нём говорили и помнили его стихи и песни…

Елена СТЕПАНОВА