16.12.2018
От первого лица
Когда писатели в роли просителей Почему никого из писателей не пригласили выступить на пленарном заседании XXII Всемирного ...
Подробнее
Онтология Ивана Переверзина Истоки творчества писателя Но утешаюсь я от века тем, Что созерцаю образ мироз...
Подробнее
Иван Переверзин, как сказала бы Марина Цветаева, поэт развития: он каждой новой строкой, каждым новым стихотворением предстаёт пер...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

 

 

 

 

 

 

События
«Родник бессмертия» Вахтанга Абхазоу По инициативе Международного сообщества писательских союзов в Доме Ростовых с...
Подробнее
На самой высокой ноте якутские музыканты выступили в Мариинке, посвятив свой концерт основоположнику советской литературы Якути...
Подробнее
В Ялте прошёл IXМеждународный литературный фестиваль «Чеховская осень», одним из многочисленных соорганизаторов кот...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

Хайдар Бедретдинов:«Верните Аркадия Гайдара!»
опубликовано: 01-03-2017

 

 

 

Прошлой осенью из всех возможных адресов выступлений перед школьниками в командировке от Союза писателей России я попал в город Льгов, где родился любимейший писатель советского детства Аркадий Гайдар

 

Мы зачитывались его книгами, по нескольку раз бегали на кинофильмы, снятые по его произведениям, а во дворе, распределив роли, играли в «Тимура и его команду», «Р.В.С.», «Военную тайну» и «Судьбу барабанщика»…

Рассказы Гайдара имеют мощный воспитательный потенциал. Как сказал один американский писатель, любая страна гордилась бы таким писателем, который не только талантливо пишет, но и умеет воспитывать целое поколение. Безусловно, победители Великой Отечественной войны выросли на его произведениях. Они были, естественно, включены в обязательную часть школьной программы по литературе.

На его родине во Льгове есть превосходный мемориальный музей, который сохраняет память об этом талантливом писателе и незаурядной личности, о настоящем патриоте и герое Отечества. Биография его и характерна, с одной стороны, для его поколения, и уникальна одновременно.

Сам Гайдар говорил, что «это просто обыкновенная биография в необыкновенное время». Его отец — Пётр Исидорович Голиков — был простым служащим. Когда он учился в Курске, в учительской семинарии, познакомился с Натальей Аркадьевной — девушкой дворянского происхождения. Её отец категорически был против возможного брака с незнатным молодым человеком и обещал, отрезав ей девичью косу, лишить приданого и содержания. На что она — вот это характер! — при нём сама отрезала косу и ушла к любимому, с которым вскоре они по распределению поехали учительствовать в уездный город Льгов.

Здесь при сахарном заводе в маленьком домике у них было и жильё, и учебные классы. Наталья Аркадьевна помимо школьной программы занималась с детьми музыкой, так как, имея музыкальное образование, прекрасно играла на фортепьяно. В их доме собиралась местная интеллигенция, велись часто вольнолюбивые беседы о тяжёлой доле трудового народа. Через этот дом проходила для распространения и подпольная газета «Искра». И когда в 1908 году пошли аресты среди революционно настроенной молодёжи, чета Голиковых, которая числилась в полиции как политически неблагонадёжная, с тремя детьми переехала в Арзамас, где и прошли юношеские годы Аркадия.

С детства мальчику нравились книги с описаниями дальних стран, морских пиратов и индейцев. Он мечтал непременно стать морским офицером. Изучал серьёзно военное дело, историю знаменитых сражений.

С началом Первой мировой войны отец Аркадия был призван в армию. Десятилетний Аркадий тоже рвался на фронт и сбежал-таки, но после почти месячного скитания был возвращён полицией домой. Постепенно он сблизился с большевиками. В 14 лет стал адъютантом начальника обороны и охраны железных дорог республики. А год спустя, когда в Красной армии не хватало образованных людей, он был назначен командиром роты. Ещё через год — командиром батальона, а в 17 лет уже командовал полком в Забайкалье.

Позже писатель говорил, что частенько хотелось отстегнуть ремень, снять кобуру и побежать к мальчишкам играть в лапту. Молодой, неокрепший организм, конечно, не мог выдержать таких огромных и стрессовых нагрузок. Гайдара несколько раз контузило. Падал он с убитых под ним коней. Мучили сильные головные боли. И когда в 1924 году он, мечтая о продолжении военной карьеры, хотел поступать в академию красных командиров, его списали из армии по здоровью.

На основе дневников, которые вёл во время Гражданской войны, Гайдар начал писать роман. Константин Федин рукопись к публикации не принял — многое было написано коряво, хоть и с душой, — но сказал, что писать этот молодой человек будет. Ведь и Николай Островский не собирался становиться писателем — так же, как Гайдар, он выпал из военного строя по болезни, но встал в первую шеренгу воспитателей новых людей новой эпохи своим мужественным романом «Как закалялась сталь».

Аркадий Гайдар оттачивал перо, работая корреспондентом различных газет. Окончил литературные курсы. После успеха с изданием автобиографической повести «Школа» он целиком посвятил себя художественной литературе. Для моего послевоенного поколения его произведения были нравственным ориентиром. Вместе с его героями мы отправлялись в дальние страны, переживали за Мальчиша-Кибальчиша, за судьбу барабанщика, путешествовали по стране с Чуком и Геком, задумывались над «Голубой чашкой».

Когда началась Великая Отечественная война, Гайдар снова, как и в детстве, рвался на фронт добровольцем. Но по медицинским показаниям ему это было запрещено. Тогда он, устроившись в редакцию «Комсомольской правды», стал ездить в качестве корреспондента по войскам, где в 1941 году на Украине попал в окружение. Вырвавшись оттуда с небольшим отрядом, примкнул к партизанам и не покинул их, хотя для него как для известного к тому времени писателя такая возможность предоставлялась. И осенью 1941-го, попав в засаду у Днепра близ села Лепляво Каневского района, он геройски погиб…

Моё детство проходило на берегу Яузы — тогда ещё без проезжей набережной и ограждения. Мы жгли там костры, лазили по буеракам. Сделали плот, как в фильме «Р.В.С.». На чердаке над сараями был у нас тимуровский штаб со штурвалом из велосипедного колеса и с расходящимися бельевыми верёвками, увешанными пустыми консервными банками, — всё, как в кино. Помогали по-тимуровски старшим, пилившим дрова на козлах у индивидуальных сараев, складывать полешки в поленницу. Иногда они давали и нам потянуть ручку двуручной пилы с одной стороны. Подтаскивали кочаны к корытам во время заготовки квашеной капусты на зиму.

 

Помню дворик московский у Яузы —

                                        грязной речушки:

Три барака, сарай, голубятня,

                                     контора «Мосстрой»,

Склад гнилых овощей

              в разбитой облезлой церквушке

И тупик без названья

                    с булыжной рябой мостовой.

 

Там старушки весь день

                 говорливо сидят на скамейках.

Возвратившись с работы,

                       мужчины стучат в домино.

Молодёжь вечерами танцует фокстрот,

                                                    как умеет,

Под старинный, хрипящий,

                      трофейный с войны патефон.

 

А у нас, у ребят,

             помимо фантазий мальчишьих,

Кроме пряток, футбола,

                               разбойников и казаков,

Есть заветное место в котельной,

                                       под самою крышей,

Среди кошек шныряющих

             и шипящих сквозь щели дымов.

 

Этот пыльный чердак

          был для нас капитанской каютой.

И дымила труба, унося наш кораблик

                                                       в моря.

Голос мамы кого-то на берег

                                        списывал круто —

С остальною командою

                       дальше стремился «Варяг».

 

Те мальчишки давно отыграли

                     в «Тимура» и в «Школу»,

На ракетах летают,

                         спасают от смерти людей.

А кораблик стоит всё в том же дворе,

                                                  на приколе,

И уносит в мечту флотилию

                                                 новых детей.

 

Хорошо известно, почему не победили республиканские силы в Испании, воевавшие с фашистами Франко — их предала так называемая пятая колонна. Францию Гитлер оккупировал буквально в считанные дни. В обоих случаях гражданам этих стран не хватило именно патриотизма, этой неизмеренной духовной силы сопротивления общества оккупантам. Некоторые немецкие генералы после войны говорили про нашу родину, что настоящими победителями в ней являются учителя, которые за десять лет смогли подготовить таких преданных, несгибаемых учеников-защитников.

В нашей стране несколько раз наступали нездоровые периоды, когда слово «патриотизм» становилось чуть ли не ругательным, когда начинали чернить и прошлую историю, и культуру наших предков. Шолохов и Твардовский даже обращались к Сталину с тем, что определённые силы не дают дорогу талантливым молодым писателям, придерживающимся в своём творчестве традиций классической русской литературы, воспевающим любовь к своему Отечеству, героизм и самопожертвование ради свободы и счастья своего народа. Думаю, именно такими силами были исключены из школьной программы произведения Аркадия Гайдара. А что стало твориться со школьной программой во времена перестройки!..

На самом деле, сильна была Россия не только мощью оружия, но и патриотами. Благо, есть в нашем искусстве здоровые силы, противостоящие этой культурной экспансии. И их немало. Журнал «Наш современник», отметивший в том году своё шестидесятилетие, все эти нелёгкие годы противостоит силам зла, подрывающим нравственные духовные основы России. Надо срочно возвращать героев Аркадия Гайдара мальчишкам и девчонкам, чтобы они росли морально и духовно здоровыми. В наше беспокойное время надо воспитывать защитников Отечества, которые в трудный час могли бы постоять за свою родину, как их отцы и деды.