21.08.2018
От первого лица
22 июня Басманный районный суд города Москвы закрыл находящееся в производстве Главного следственного управления Следственного комитета...
Подробнее
«Хождение за правами» Какие концы! Какие края в нашей бескрайности! С детства любимая то ледяная, то огненно-жарк...
Подробнее
Словом сближать народы В Доме Ростовых состоялось XIIIочередное общее собрание, собравшее делегатов 36 писательских организаци...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

Мы только что смотрели фотографии с Книжной ярмарки на Красной площади, где он — Андрей ДЕМЕНТЬЕВ — в окружении поклонников раздаёт автографы. В прекрасном расположении духа, превосходном настроении… И вдруг нас обожгла печальная новость: умер…

Не прошло двух недель, как от нас ушёл Валерий ГАНИЧЕВ, который без малого четверть века был кормчим писателей России. Ушел, но навсегда оставил свое славное имя в истории русской литературы.

Светлая память...

 

 

 

 

 

События
В посольстве Республики Болгарии в Российской Федерации состоялась встреча творческой интеллигенции Болгарии и России с Президент...
Подробнее
Виктор Потанин, Владимир Костров и Константин Ковалев-Случевский стали лауреатами Патриаршей литературной премии 2018 года ...
Подробнее
В Минске прошёл V Международный литературный форум «Славянская лира», который уже несколько лет активно поддерживае...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

Борис ОЛЕЙНИК о Борисе МАРИАНЕ
опубликовано: 10-10-2016

 

 

 

 

Борис МАРИАН —известный в Молдове и за её пределами публицист, поэт, переводчик и общественный деятель, член писательских союзов Молдовы, Украины и России. Автор десяти стихотворных книг на русском языке, в том числе избранных стихотворений «Наедине со всеми», а также сборника стихов и мемуаров «Нить моей Ариадны», в который он включил как «дань братской памяти» поэтические подборки пятерых своих лагерных товарищей (среди них ныне уже посмертно известного в России и в Европе поэта-мученика Валентина Соколова). Творческий багаж писателя включает также нескольких книг документальной прозы на молдавском и пять детских сборников на обоих языках. В 2011 году одновременно в Киеве и в Кишиневе вышла поэма Марина «Сказ о Белом аисте» — на украинском, молдавском и русском языках, причём последние два варианта написаны самим автором.

Борис Мариан родился 27 сентября 1936 года. Более 50 лет проработал в республиканской печати корреспондентом ряда газет и журналов, главным редактором правительственной газеты «Независимая Молдова», генеральным директором Информационного агентства «Молдпресс», а также главным редактором популярного иллюстрированного журнала «Молдова». Начиная с 1989 года, активно участвовал в политической жизни страны, но никогда ни в каких партиях не состоял. Дважды лауреат Национальной премии в области публицистики, а также Литературной премии правительства Москвы им. Великого князя Юрия Долгорукого (2008). Удостоен высшей государственной награды Молдовы «Ордена Республики».

 

 

  

Одним январским вечером 1957 года мы, студенты четвертого курса факультета журналистики Шевченковского университета в Киеве, белорус Степан Михайлюк-Каштелянчик и я, грешный, курили тайком от коменданта у окна общежития по улице 6-й Новой.

Не успели обменяться несколькими фразами, как вдруг рядом, будто из-под земли, выросло двое незнакомых мужчин средних лет, спортивного вида, прилично, по-зимнему одетых. Один из них спросил, где тут проживает студент Мариан. Ничего не подозревая, мы показали комнату на первом этаже.

— Что ж, пойдёмте с нами — будете понятыми при обыске!..

Так мы стали невольными свидетелями ареста нашего однокурсника —молдаванина Бориса Мариана, имя которого на тот момент стало популярным среди киевской молодёжи в связи с его антисоветскими высказываниями и громогласным собранием, исключившим Бориса из комсомола.

…Он отсидел от звонка до звонка определённые ему судом пять лет. И в один прекрасный день — я тогда работал уже замом главного в «Молоди Украины» — открылись двери моего кабинета и на пороге предстал сам Боря Мариан. Точно такой же, как пять лет назад, смуглый, с лимонным отсветом лица, правда, посуровевшего и не такого улыбчивого, как прежде, в том же ярко-зелёном пальто, которое все почему-то называли «австрийским». Мы крепко обнялись и, естественно, устроили небольшой «междусобойчик».

Боря, конечно же, знал, кто его «заложил». Однако я не заметил в нём ни тени озлобленности или жажды мести. Сильные духом люди, самодостаточные личности ни с кем не сводят мелочные счеты, потому что им свойственно благородство. Лишь в ответ на моё настоятельное требование сказать «за что?» он мимоходом бросил заученную фразу: «за антисоветскую агитацию и пропаганду, изготовление антисоветской литературы». Потом, немного расслабившись, объяснил конкретней: за публичную поддержку Венгерской революции 1956 года и разработку «Программы-минимума» по переустройству советской политической и экономической системы, которое Хрущёв объявил и начал, да так и не отважился довести до конца.

Как видите, я начал вступительное слово с горького воспоминания об эпизоде более чем 50-летней давности, чтобы современный читатель объёмней воспринимал поэзию этого безоговорочно талантливого мастера — и как творца, и как гражданина. Борис Мариан принадлежит к тому отряду словотворцев, ныне, увы, немногочисленному, у которых слово никогда не расходилось с делом. Удары судьбы не сломили его. После тюрьмы он сумел закончить Литературный институт имени А.М. Горького в Москве, руководил важными печатными органами. Но первой и пожизненной его любовью остаётся Поэзия.

Я бы хотел, чтобы современный читатель, особенно молодой и очень молодой, взглянул под этим углом на поэму Бориса Мариана «Легенда о Белом Аисте», в основу которой положена молдавская народная легенда о верности, любви и присяге. Думается мне, что после этого издатели заинтересуются творчеством нашего молдавского собрата и удосужатся опубликовать весомый сборник его замечательных стихотворений.

Я счастлив, что небо подарило мне такого побратима, который стал для многих из нас, его ровесников, нравственным мерилом в борьбе за социальную справедливость, национальное достоинство верность в дружбе, за духовную чистоту и честность.

Борис Мариан — из той категории наших сверстников, которые своим духовным подвижничеством отстояли честь и достоинство поколения. Борис же своим жизненным опытом завоевал также право называться верным сыном и родной Молдовы, и, в не меньшей мере, моей Украины.

 

Борис ОЛЕЙНИК,

народный поэт Украины

 

 

 

Так закаляется сталь

 

 

Истмат Республики

Копыта о камень,

О камень копыта —

В последней атаке

Клинок не испытан.

 

Ночь — дьявола крылья —

Черна, вездесуща

И город притихший

В колодец опущен.

 

Тирасполь, Тирасполь,

Причудливый Днестр,

ЧК, пулемёты —

Звезда или крест?

 

Папаха Петлюры

На пенной волне,

Котовский влетает

На белом коне.

 

Дубины — на сабли,

На пушку — мушкет…

Клокочет набат

За мужицкий Совет.

 

«Советы — крестьянам,

Долой, большевик!» —

Залёг за кустами

Упрямый мужик.

 

Но кованы кони

И звёзды во лбу —

Мужик бородатый,

Старинку забудь!

 

Ах, кожанка чёрная,

Кожа тока

И тёмные ночи —

Владенье ЧК.

 

Твой маузер устал,

Горбоносый брюнет,

Строптивый мужик

Не увидит рассвет…

 

Шло новое время

И новая жизнь,

Не стал у цыганок

Народ ворожить —

 

Открытые карты

В ладонях ЦК

И путь обозначен

На гранях штыка.

 

 

*   *   *

Разве боль не дана соловью?

Горевать не имеет он права?

То гнездо забулдыги собьют,

То птенцов химикаты потравят.

 

Не смолкает, однако, певец.

Мы же судим: поёт — значит, весел.

Не поняв, что горюет отец,

Не познав языка его песен.

 

Ведь бывает, от вести лихой

Запоёт человек сирой птицей,

А какой-нибудь дурень глухой

Тоже скажет, что, мол, веселится.

 

Губит вишню в саду суховей,

Портит жатву июньская слякоть…

Потому и поёт соловей,

Что иначе не может он плакать.

 

 

Любовь и лёд

Я теперь представляю,

                        родная,

Ледниковый период земли:

И меня проняла ледяная

Та же эра твоей нелюбви.

 

Как на крыльях неслась ты

                                  к другому,

Бросив раненым в поле меня,

Не подав человеку родному

Ни воды, ни надежд,

                        ни огня.

 

Будто сбросив постылое бремя,

Ты ласкалась с другим

                        на виду —

Леденели пространство и время,

Моё сердце застыло во льду.

 

Надо мной вороньё не закружит,

Отпевать вряд ли кто-то придёт…

Через сотню веков обнаружит

Тело в льдине

               учёный народ.

 

Не узнает, однако причину

Ни одна из учёных голов:

Кто поверит,

               что льдину — кручину

Породила твоя нелюбовь?!

 

 

Так закаляется сталь

«Будь самым, будь лучшим,

                                  будь первым!» —

Толкала природа меня…

По бритвам ходил я, по нервам,

Бросался в огонь из огня.

Тонул я в Оби и в Дунае,

В безводной степи иссыхал,

Судьба, точно лодку цунами,

Швыряла меня среди скал.

В Мордве, Воркуте, в Зауралье

Морил меня голод и гнус,

И в диком гулаговском ралли

Объездил я в поисках рая

Огромную зону — Союз.

И всюду —

«Будь лучшим, будь первым!» —

Звал внутренний голос меня…

Был брошен я в топку к неверным,

Но ангел мой спас из огня.

Был взорван в барже на Байкале —

Она была зеков полна

(Чекистам за «подвиг» тот дали

По ордену с водкой в бокале),

А Бог меня поднял со дна…

 

Я первым не стал в этих гонках,

Но понял, отринув печаль,

Как выжить и жить для потомков

И как закаляется сталь.

 

 

Ярославна

Встретил я у Волги славной,

Лишь мороз сковал волну,

В Ярославле Ярославну —

Ярославочку одну.

Будто се сошла с иконы

Здешних древних мастеров

Да ещё мороз ядрёный

Щёки ей разжёг костром.

Пламя сине-голубое

Полыхнёт порой из глаз…

Не смешается с толпою

Полуночный сей алмаз.

В храмах весь, сияя миром,

В кружева одевши высь,

Как причуда ювелира,

Город в воздухе повис.

Глянешь вдаль — как будто спаян

Крест с трубой средь облаков…

Ярославочка ступает

Вниз по лестнице веков.

И всё ближе, ближе, ближе,

Звонче, жарче, голубей —

Будто Русь летит на лыжах

Аль на паре лебедей.

 

 

Супруге

Вся жизнь —

               такая крутоверть!..

По ней прошли мы,

               не ославясь,

Ты —

      неподкупная, как Смерть,

Я —

      несгораемый, как Зависть.

 

 

*   *   *

Упокоиться мне бы в России —

Тесен мне европейский уют,

Потому что в просторах России

Даже птицы по-русски поют.

 

Растворюсь я в просторах России,

Как журавль, устремлённый в полёт,

Потому что одна лишь Россия,

По-есенински плача, поёт.

 

Потому что в снегах своих синих,

Отрыдав, успокоится Русь,

Потому что теперь из России

 

Во второй раз придёт Иисус.