26.05.2019
От первого лица
Новая книга, выпущенная в этом месяце в рамках издательской программы Международного сообщества писательских союзов и издательства...
Подробнее
Наряду с журналом «Голос Востока» и еженедельником «Литература и искусство» русскоязычный литера...
Подробнее
А что такое дым бессмертия, в этот вечер мог понять каждый: курилась ая-ганга, голубая трава, привезённая из Улан-Удэ, ко...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

 

 

 

Диплом Ивану ПЕРЕВЕРЗИНУ

за особую роль

в укреплении мира на планете

 

 

События
11 марта мир отметил День содружества наций. В честь этого события Благотворительный общественный Московский фонд мира награди...
Подробнее
В Гаване прошла научная конференция «Равновесие мира» им. Хосе Марти, на которой Международное сообщество писательских...
Подробнее
Песни на стихи Алексея Фатьянова люди поют, порой, не зная автора, считая слова народными. Не это ли лучшая память поэту?! ...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

Михаил Юхма в интерьере
опубликовано: 10-10-2016

 

 

 

Чувашская нация, что редкий цветок в «Красной книге»

 

Народного писателя Чувашии, академика, общественного деятеля, председателя правления Союза чувашских писателей Михаила Юхму особо представлять читателям не нужно. Человек он известный, и не только в республике.

Около трёхсот книг написал и выпустил Михаил Николаевич. Это фундаментальные исследования по древней и средневековой истории болгаро-чувашского народа. Его произведения переведены на более ста языков мира и включены в учебники десятков стран Азии, Европы и Африки.

Михаил Юхма известен и как детский драматург. Он — основоположник чувашской детской кукольной драматургии.

Михаил Николаевич награждён премией-дипломом имени Андерсена — высшей наградой Международного конгресса детских писателей. Его повесть «Удивительные приключения Пюрнеске» известна во многих странах. Пюрнеске — ловкий, смелый, озорной и наблюдательный чувашский мальчик. Он стал национальным героем. Его именем названы детские сады и библиотеки.

За большие успехи в развитии чувашской детской литературы Михаил Юхма удостоен почётного звания «Отличник народного просвещения» Министерства образования РСФСР.

 

— Творческий процесс беспрерывен. В Союз писателей люди приходят постоянно. И здесь всем всегда рады. И создаётся впечатление, что вы никогда не устаёте. Это приобретенное или врожденное?

— Мои предки были двужильными. Я потомок очень древнего рода. Мой давний предок Уби-батор в XIII веке, когда шла борьба с татаро-монголами и погибли многие полководцы, в том числе и царь Ылттанпик, и наследный принц, понял, что в данный момент захватчиков победить невозможно. И принял единственно правильное для того времени решение — спасти оставшихся в живых.

Народ обосновался на правом берегу Волги. На реке Унга появилось первое поселение чуваш, которое и было названо именем моего предка. А его потомок, князь Арансайпик, мой прямой предок, основал новое поселение Юхма-Уби уже в Южной Чувашии… И, если говорить о глобальном, то я свято верю в то, что пришёл в этот мир, дабы сказать своему народу, что он из древнего рода с древней культурой, которая должна сохраниться как часть общечеловеческой культуры. Я уверен, что высший разум, Бог, заметил, что я творю добро, исполняю своё предназначение, и он мне помогает в этом деле.

Каждый человек рождается и приходит в мир с большой задачей, но, к сожалению, многие не осознают, не понимают этого. Для примера возьмём чувашского поэта Константина Иванова, который прожил всего 25 лет. В 16 он написал свою гениальную поэму «Нарспи». Как мог нецелованный юноша в таком возрасте написать великолепную поэму о любви? Ну, как тут не поверишь в небесный дар.

Или возьмём Ивана Яковлева. Это великий человек, который пришёл в мир, чтобы спасти чувашский народ. В 16 лет он тяжело заболел, и думал, что умрёт. Тогда поклялся, что если Господь вернёт ему здоровье, он сделает всё возможное и невозможное, чтобы чувашский народ имел письменность. Он создал чувашскую письменность, строил школы, поднимал культуру…

Меня многие спрашивают: «А как вы создали свою книгу "Древние чуваши?"». А дело было так. Я учился в школе, мы стали изучать историю. Я был отличником и очень много читал. Перелистал учебник истории и не нашел ни одной строчки о чувашах. Поднял руку и спросил у учителя: «А где мы?» — «Кто » мы?» — «Чуваши» — «Садись!».

На следующем уроке я вновь пристал с подобным вопросами. И на третьем тоже. Учитель рассердился и выгнал меня из класса. Я стоял за дверью и всё не мог понять, за что меня наказали. Ведь на самом деле я просто хотел знать историю своего народа, ответить на вопросы: откуда мы? почему мы такие? И тогда я поклялся, что если стану учёным человеком, то сам напишу такую книгу, чтобы девочки и мальчики не задавали в будущем подобных вопросов учителям. И клятву свою исполнил — издал учебник по истории моего народа.

Я в своих трудах доказываю, что чуваши жили в Средней Азии, Месопотамии, в Древнем Египте.

 

— Если говорить о любимой книге, обычно писатели отвечают, что любимые произведения те, которые ещё не написаны…

— Я отвечу по-другому: моей любимой книгой является сборник «Цветы Эльби». Писатель Леонид Кудреватых назвал эту книгу «цветами чувашской литературы». Я свою дочь назвал этим именем Эльби — госпожа.

Одного бы хотел сейчас: чтобы власти проявляли хоть чуточку уважения к писателям. Каждый писатель — величайшее национальное достояние. Учёного можно воспитать, выучить. Артиста — тоже. Талант писателя — это дар богов, то, что дано генами, самой природой. Любое произведение, которое писатель из-за финансовых трудностей не смог создать, огромная потеря для этноса. К сожалению, настоящий талант не умеет делать деньги. Но это ему и не нужно. Он должен творить. А государство должно делать всё, чтобы создать ему условия для работы…

К глубокому сожалению, мне самому приходится заниматься добыванием денег.

Сергей Владимирович Михалков — человек высокопорядочный, будучи у меня в гостях, посмотрел на книжный шкаф, полностью заваленный моими трудами, и грустно сказал: «Всё-таки, Юхма, мы тебя недооцениваем. Столько книг издать — это же подвиг! Ты — большой писатель!».

 

— Ещё Лонгфеллло предупреждал, что критики — часовые литературной армии, вступающие в бой с каждым новым писателем. Дескать, какой я смелый, что могу раскритиковать всякого пишущего, и нет для меня авторитетов. А как вы относитесь к начинающим авторам?

— Когда ко мне приходит творческий человек, и видно, что талантливый, я всегда стараюсь ему помочь. И радуюсь, когда у новичка всё получается, он растёт, идёт вперёд на вершину славы. Моё дело — дать крылышки, а остальное — за самим писателем.

В наш писательский дом приходят люди с разными просьбами, если бы я был высокомерен и чванлив, то уверен, сидел бы в гордом одиночестве, а ведь вокруг меня бурлит жизнь. Я доступен и нужен…

 

Молва утверждает, что вы любвеобильны.

— Как любой нормальный мужчина, я, естественно, загораюсь при виде шикарной женщины. Но это скорее игра, чем жизнь. Скорее всего, ловелас — это моя «маска», не более того. Судьба благосклонна ко мне, она меня наградила прекрасной женщиной, которая стала другом, помощником и верной супругой. Я, по всей видимости, однолюб. Мы с женой разговариваем на одном языке, на языке творчества. Она — талантливая писательница.

 

— А дети?

— Дети, а их у меня трое, — моя гордость. Старшая дочь Илемби, что в переводе с чувашского означает «госпожа красоты», окончила Литературный институт. Трудится директором школы. Она пишет прекрасные стихи и пьесы. Внучки тоже пишут, издаются.

И вообще, возвращаясь к теме «дом — семья», я твердо убеждён, что в самые трудные моменты жизни человек, словно раненый зверь, залечивать раны идёт в свой родной дом. Там его не только подлечат, но дадут новые силы на преодоление других трудностей, на совершение новых подвигов. Я очень рад, что Бог сделал так, что мой тыл крепкий. А ведь были жуткие времена, на меня даже нападали. Я выступил с критикой в «Литературной газете» в адрес тех, которые привели к гибели чувашскую культуру. И они решили рассчитаться. Послали убийц. Но добрый люди спасли меня.

Я ещё раз убедился, что русская интеллигенция сильна тем, что готова защитить талантливого человека во всякие времена. В годы гонения я ходил с ярлыком националиста и антисоветчика. Меня поддержать и защитить приехали писатели Владимир Бондаренко, Ирина Ракша, Анатолий Ким, Николай Ершов — специальная бригада… Они искренне возмущались: «Какой же Юхма националист? Человек просто защищает свою культуру… Этим надо гордиться…» Меня поддержали такие корифеи литературы, как Сергей Михалков, Сергей Баруздин, Леонид Кудреватых, Межелайтис, Расул Гамзатов, Чингиз Айтматов… О том, что пережил, я даже написал книгу «Очередь на Голгофу». Я сам побывал на Голгофе и предупреждаю людей, что очередь может дойти до каждого, если не бороться со злом, если не помогать друг другу.

 

— Почему же именно в республиках такие войны проходят сильнее, чем в областях?

— Республика — это этнос. В ней в малых размерах повторяется вся история борьбы самой России. Возьмём для примера Саратовскую область. Если там на деятеля культуры начнут нападать, он может махнуть на всех рукой и переехать, скажем, в ту же Москву или куда подальше.

А для меня Чувашия — это родина, без которой мне не жить. Поэтому я должен постоянно и настойчиво доказывать, что творю во благо своего народа, а не во зло. Спасти этот этнос — вот моя главная задача как писателя и гражданина.

Я полностью согласен с Николаем Гоголем, который сказал, что высшее из наслаждений — это наслаждение творить.

 

Вера ЛЬВОВА,

писатель, профессор Санкт-Петербургской академии