18.06.2018
От первого лица
Словом сближать народы В Доме Ростовых состоялось XIIIочередное общее собрание, собравшее делегатов 36 писательских организаци...
Подробнее
Не могу молчать! *** Диана КАН, член Союза писателей России, г. Оренбург Я нынешнему и прошлому руководству ничем не о...
Подробнее
На Олимпе теперь не только боги «Его родной край — знаменитый покрытый мрачной завесой природных тайн, край стерх...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

В Доме Ростовых 19 апреля в 16.00 состоится презентация сборника известных абхазских поэтов «Сухумская крепость», изданного по целевой программе Международного сообщества писательских союзов.

 

 

 

 

 

 

События
Со встречи с поклонниками поэзии в актовом зале Консульства РФ в Варне начались в Болгарии презентации книги стихов Владимира Фёдо...
Подробнее
На XV съезде Союза писателей Казахстана состоялись выборы нового председателя. Им стал Улугбек Есдаулет. Возглавлявший писат...
Подробнее
В этот солнечный апрельский день в Якутске сошлось вместе сразу несколько праздников – Вербное воскресенье, Проводы зимы,...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

Стихи Ивана МИГАЛКИНА
опубликовано: 03-10-2016

 

 

Давайте вспомним воинов

 

Когда на лицах бледных, словно мел,

солдат погибших высыхали слезы,

то плакали тогда одни березы,

стоящие средь мертвых этих тел,

и ветер в них листвою шелестел.

 

И ныло сердце матери всерьёз

того бойца, что здесь среди берёз

лежал убитый, и уже всё знало ...

С тех пор, пусть лет прошло уже немало,

но кто сказал, что стало меньше слёз?!

 

Читатель, вот что надобно понять:

по сыну будет вечно плакать мать.

Среди берёз остались те солдаты ...

И нам, собравшись в памятные даты,

осталось тех убитых вспоминать.

 

Моё поколение

 

Только очень прошу — не вините моё поколение

в том, что делу большому себя отдаёт лишь на треть,

и что все как один в нём едва ль подчинятся велению

встать безропотно в строй и за землю свою умереть

 

Что такое есть хлеб трудовой — понимая едва ли,

так оно и живёт, словно времени порвана нить ...

Но за то, что в минувшей войне они не умирали,

как отцы их и деды, их тоже не надо винить.

 

Не вините за то их, что вечно одеты по моде,

 что спешат на концерты артистов заморских притом,

и не слышат давно, что о них говорится в народе,

и, как вольные птицы, готовы покинуть свой дом.

 

Моему поколенью война — только страшное слово ...

Что ему кровь и смерть, неподъёмная тяжесть оков?!

Но оно лишь покроет цветущею зеленью снова

эту землю, чтоб жизнь не кончалась во веки веков.

 

 

Солдаты фотографируются

 

Там, где перед казармой встали в ряд

большие ели, до бровей мохнаты,

восемнадцатилетние стоят

совсем ещё безусые солдаты.

 

Те, для которых жизнь пока что — мёд,

которым в жизни радости охота,

и счастье, что на лицах их живёт,

желает отпечататься на фото.

 

А предо мной вид рощи золотой

Мюрю родного вспыхнул на мгновенье,

Что видела Ойунского, и той,

что слышала его благословение ...

 

А следом — пионерские костры,

что каждую весну там в честь поэта

горели, и улыбки детворы,

которыми была весна согрета ...

 

Солдаты отложили аппарат —

теперь им будет всем по фотоснимку,

где все они стоят, как с братом брат

на фоне елей замерших, в обнимку.  

 

Вновь предо мной — казарма. Из земли

встающие, как в строй солдатский, ели

и серые солдатские шинели

тех, что отчизну защитить пришли.

 

***

Н. Харлампьевой, влюблённой в небо поэтессе

 

И хоть ношу шинель простую тут,

и хоть живу простой судьбой солдата,

стихи про быт армейский — не идут,

всё стороной обходят виновато ....

 

Я по тревоге вскакиваю вмиг,

на тьму ночную навожу прожектор,

благословив ревуший штурмовик,

задав его разгону нужный вектор ....

 

И всё же авиация в мой мир

вошла стихами, где у слов есть сила,

где небо мне открыло свой клавир

и краски разноцветные разлило.

 

Пространство раздвигалось предо мной,

ведь я не мог читать без интереса

«Аэроплан», написанный одной

влюблённой в это небо поэтессой.

 

 

Не удивляйся, маменька

 

Не удивляйся маменька, когда

из дому на работу выйдешь рано,

небесной тишине и что звезда

тебе улыбку дарит, как ни странно.

 

Ведь в это время, мама, твой сынок,

на звезды заглядевшийся невольно,

исполнить должен свой священный долг,

встав на посту вблизи Первопрестолъной.

 

Я родине поклялся в том, что впредь

её будить тут будет утром каждым

лишь солнце, чтоб поля её согреть,

лишь пенье птиц, в котором жизни жажда.

 

Чтоб утро начиналось не спеша

с того, что кто-то понял: «Жизнь прекрасна!»

И чтобы мать будила малыша,

погладив по щеке его атласной.

 

Я на посту. Поэтому, когда

Идёшь ты на работу утром рано,

так тихо в небесах, и вновь звезда

тебе улыбку дарит, как ни странно…

 

 

Против войны

 

Что такое война?

Это в горло кричащий ребёнок,

что от мамы своей,

вместо нужного так молока,

получает лишь слёзы

и смотрит на мир из пелёнок

с нескрываемой болью,

и жив ещё чудом пока.

 

Что такое война?

Это поле, где ветер вчерашний

золотистыми волнами ржи

наиграться не мог,

а сегодня, средь чёрной его

и обугленной пашни,

не найдётся хотя бы

один чуть живой колосок.

 

Что такое война?

Это дедушка снова и снова

вместо сказки ко сну,

ведь хоть в окошке давно уж темно,

тянет внуку дрожащей рукою

кусочек ржаного,

только внук не берёт этот хлеб

и не дышит давно ...

 

Что такое война?

Это горькая ночь расставания:

«Я тебя буду ждатъ!»

И в ответ: «Я вернусь. Только жди!»

И меж той и вот этими,

полными слёз, расстояние

для уже поседевшей той девушки

в целую жизнь.

 

Что такое война?

это бедная молодость чья-то  —

и соседки, и мамы,

и маминых добрых подруг —

что, как молнией дерево

надвое разом разъята

беспощадною правдой

подчас бесконечных разлук.

 

Но была на земле

и великая правда другая,

что не знала преград.

В ту войну моей матери труд

лёг на Знамя Победы звездой,

за которой шагая

до Берлина, солдат

смог пройти свой опасный маршрут.

 

С окончанием войны

всем казалось, что кончились беды,

и в те майские дни

счастье мамы не знало границ,

словно праздновал здесь

ысыах нашей трудной Победы

весь народ — миллионы

светящихся радостью лиц ...

 

И пока материнская кровь

в моих жилах струится,

чтоб под пение птиц танцевать,

умываться росой,

чтоб Якутию страстно любить —

нашу вольную птицу,

должен я от войны

защищать этот мир непростой.

 

Потому остаюсь я

на долгие-долгие годы

непреклонным солдатом,

стоящим на страже ещё

слишком хрупкого мира

и столь уязвимой свободы,

ради дружбы народов,

готовый подставить плечо.

 

 

Скучаю по снегу

 

Гляжу я в госпиталья окно,

на улицу, где, будто так и надо —

средина октября, а все одно —

лишь ветер гонит волны листопада.

 

На сером небе синий просвет,

в руках стакан оранжевого чая ...

И только в Подмосковье снега нет —

по снега белизне я тут скучаю.

 

По снегу, что не скоро впереди,

скучаю, как по девушке далёкой,

той, что любовь хранит в своей груди,

по взгляду её с томной поволокой.

 

Скучаю, как по трепетным рукам,

как по губам её, произносящим

слова простые, без которых нам

ни в будущем не жить, ни в настоящем ...

 

 

Живая для души вода

 

Тот, кто шинель солдата не носил,

печаль разлуки не поймёт, конечно,

и то, как писем ждут, и то, как мил

душе якутской речи строй неспешный

 

Кто девушку, обняв, не целовал —

тот не сгорал в любовной страсти этой,

что жизнь рождает новую. Не знал

он нежности, огнём любви согретой ...

 

Кто в жизни тут хоть раз не умирал,

прикованным к постели безнадёжно,

кто не предвидел горестный финал

и не смирялся с ним уже, возможно,

 

тот сердцем не поверит никогда

тому, кто скажет: «Будь здоров!», а это

и есть живая для души вода,

пока ещё вращается планета.

Переводы Е.Каминского

 

***

Как много-много солнц, когда вам шесть,

Когда окно меняется в салюте,

И в радужных огнях добреют люди ...

А у меня свои огни тут есть!

Пять сильных дяди было у меня,

Как мой отец, мне рассказала мама,

Они б меня подкидывали прямо

До неба, выше этого огня.

Но мама говорит, когда она

Пошла учиться, началась война.

Все мои дяди больше не придут.

Они спасали нас от бедствий лютых,

И там погибли. Но сердца их тут,

Взлетают к звёздам в праздничных салютах.

.. И я бегу, бегу, а надо мной

Большое солнце, и ещё не поздно.

Я не хочу, чтобы его войной

Разбило на мерцающие звёзды.

Перевод А. Аронова