21.08.2018
От первого лица
22 июня Басманный районный суд города Москвы закрыл находящееся в производстве Главного следственного управления Следственного комитета...
Подробнее
«Хождение за правами» Какие концы! Какие края в нашей бескрайности! С детства любимая то ледяная, то огненно-жарк...
Подробнее
Словом сближать народы В Доме Ростовых состоялось XIIIочередное общее собрание, собравшее делегатов 36 писательских организаци...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

Мы только что смотрели фотографии с Книжной ярмарки на Красной площади, где он — Андрей ДЕМЕНТЬЕВ — в окружении поклонников раздаёт автографы. В прекрасном расположении духа, превосходном настроении… И вдруг нас обожгла печальная новость: умер…

Не прошло двух недель, как от нас ушёл Валерий ГАНИЧЕВ, который без малого четверть века был кормчим писателей России. Ушел, но навсегда оставил свое славное имя в истории русской литературы.

Светлая память...

 

 

 

 

 

События
В посольстве Республики Болгарии в Российской Федерации состоялась встреча творческой интеллигенции Болгарии и России с Президент...
Подробнее
Виктор Потанин, Владимир Костров и Константин Ковалев-Случевский стали лауреатами Патриаршей литературной премии 2018 года ...
Подробнее
В Минске прошёл V Международный литературный форум «Славянская лира», который уже несколько лет активно поддерживае...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

О нижегородском журнале «Арина»
опубликовано: 07-09-2016

 

 

 

 

У нас в гостях главный редактор нижегородского журнала «Арина» Борис Селезнёв и член редколлегии журнала, поэтесса Диана Кан.

 

— Борис, поскольку «Арина» журнал поэзии, начну в рифму: у «Арины» именины! Название журнала навевает ассоциации с Ариной Родионовной. Лучшие моменты вдохновения Пушкин пережил в нижегородском селе Болдино. Есть глубокий смысл в том, что один из лучших журналов поэзии имеет нижегородскую прописку. Нижегородчина — совершенно особый край. Я ощутила это, побывав в Сарове, где поразилась органичным слиянием физики с православной верой и любовью к литературе. Позже посетила Всероссийский Пушкинский праздник в Болдино. Встречаясь с местными писателями, я восхищалась этими душевными людьми. На Нижегородчине выходят сразу несколько литературных журналов. И всё-таки проблемы литпроцесса региона ведь наверняка есть?

— Согласен с тобой, Диана, Нижегородчина — особый край. Особенно это ощущаешь, когда вырываешься из стеклобетонных стен города на родные просторы. Именно здесь, а не где-то в красивой Сибири или раздольном Оренбуржье, где я служил в армии, ощутил, сколь велика и прекрасна земля российская. Как у Юрия Кузнецова, где «В окне земля российская мелькает, / Обочь несётся, дальше проплывает, / А далее стоит из века в век…».

Проживает в регионе около четырёх миллионов человек. И здесь хочется поубавить патетики: людей пишущих, включая членов всех нижегородских писательских организаций, едва ли наберётся человек триста. А, по большому счёту, и того меньше. Могли бы четыре-то миллиона трудящихся как-то поддержать эту горстку писателей? Но пока не получается! А ведь эта горстка «не от мира сего» людей создаёт творческий градус, необходимый для жизни. Они — душа нижегородского общества…

На мой взгляд, самую страшную проблему в нашей литературе создал Ельцин в 90-е годы, лишив государственного статуса творческие Союзы России, ставшие де-юре общественными организациями наравне с клубами «любителей пива». Тогда в мусорную корзину полетели и многие стратегические отрасли. Сейчас в отношении армии, слава Богу, включён реверс. Когда случится аналогичный «спохват» насчёт писателей? На текущий момент интерес государства к «инженерам человеческих душ» нулевой. Проблема и в том, что взаимодействовать с властью настоящие писатели не умеют. Мудрёное словечко «взаимодействие» в народном просторечии означает «выпросить», «вытрясти», «достать денег». Возникает вопрос: «А кто быстрее денег достанет: жулик или мечтатель?

 

— Талант в условиях рынка — заведомый неформат. Пока федеральные верха не вспомнят о государственной значимости Слова, региональная власть будет поддерживать писателей на местах, скажем так, по желанию. А ведь именно литература способна собрать и спаять многонациональную и многоконфессиональную Россию. При всём уважении к разным верованиям, они Россию скорее разделяют. А вот великая русская литература, которую в различные эпохи сотворяли представители самых разных народов, и есть самый главный Собор России. Гавриил Державин татарин, но — великий русский поэт. Даль — этнический датчанин, но — русский писатель. Слово — главный исток народа. Ну, и уж коль речь зашла, время вспомнить и об истоках журнала «Арина»!

— Истоком стала воистину судьбоносная история. Я работал редактором газеты «Православное слово», и мы с коллегами решили поехать на юг на машине. На очень старой машине! Когда мы её показали в автомастерской и поделились своими планами, механики покрутили пальцем у виска. Естественно, мы, по молодецкой глупости, не вняли советам и рванули в Крым! Видимо в благодарность, наша «ладушка» на удивление работала всё лучше и лучше, а в Туле и вовсе обрела второе дыхание. Как после выяснилось, наши спутницы постоянно молились, это и спасало нас в пути.

За окном развесёлые девяностые, вдоль дорог полотнища: «Водитель! Не останавливайся! Вставай только в месте обзора ГАИ!». Но мы вставали, где природа нравилась. Неожиданно попалась деревянная полупустая гостиница с просторными номерами и ещё советскими ценами. Мутная волна демократии ещё не докатилась до благословенного городка Фатеж. Этимология ведёт в старорусские времена: Екатерина Великая поймала здесь ежа — «хвать ёж», со временем Фатеж…

Доехав до Симферополя, мы окончательно и бесповоротно поверили в нашу «ласточку»: преодолели перевал, объехали побережье, побывали в Херсонесе и Севастополе. В Алупке познакомились с московским поэтом и священником Владимиром Казаковым и поэтессой Татьяной Шороховой, ответсекретарём газеты «Православная Таврида». Она спросила, как нижегородские писатели встретят 2000-летие христианства? И, посмотрев в мои изумлённые глаза, к позору моему, поняла, что ничем! Поведала, что готовит выпуск альманаха, посвящённого этому великому празднику. Вот тут я и загорелся!

Вернувшись в Нижний Новгород, полетел в наш Союз писателей вдохновлять тогдашнее руководство на издание сборника, посвящённого 2000-летию христианства. Руководство снизошло: мол, вы молодые, вам и карты в руки… На большее я и не рассчитывал! Валерий Сдобняков, Александр Высоцкий, Павел Климешов и я создали издательский актив. Вскоре появился периодический (тогда ещё альманах) «Вертикаль». А через год возникла необходимость в приложении для бурно растущей поэзии. И родилась «Арина», через год обретшая самостоятельность.

Хочу сказать спасибо сплочённой команде «Арины» из разных регионов России и назвать всех поимённо. Мой заместитель, талантливая поэтесса из Сарова Марина Зубова. О Валерии Сдобнякове я говорил выше. Представитель в Калининграде — поэтесса Светлана Супрунова, прошедшая Афганистан, Таджикистан и литературный институт им. Горького, много лет работавшая в Калининградском издательстве «Янтарный сказ» старшим литредактором, ныне начальник редакции научного журнала Калининградского государственного технического университета. Прозаик Александр Ломтев, учредитель и главный редактор нескольких саровских газет. Далее по списку редсовета идёт выдающаяся поэтесса нашего времени и моя любовь Диана Кан, ярчайшая звезда на поэтическом небосклоне России. Большая просьба — ни в коем случае не удалять эти строчки из интервью. Человек несгибаемого духа, поэт Геннадий Ёмкин, талантище, более родного поэта трудно представить. Известный поэт-нижегородец Александр Высоцкий, товарищ по областным литературным баталиям, работавший редактором издательства «Арабеск». Сибирский корпункт «Арины» — это Василий Гусев (Бабушкин-Сибиряк), судьбою связанный с Ангарой, тайгой. Делали вместе «сибирский» выпуск «Арины». Моя однокашница по Литинституту Ирина Новосельская — представитель «Арины» в Москве, работает в издательстве «Отчий дом». Региональный представитель на Кубани — Надежда Ефремова, одарённая поэтесса, жена священника. Воспитывает пятерых детей, пишет стихи и помогает «Арине». Поэтесса Татьяна Антипова, бессменный ответственный редактор. Евгения Орехова — не просто корректор, но и обладательница великолепного голоса, душа наших творческих вечеров. И конечно же, не могу не сказать о безвременно ушедшей от нас Любови Ковшовой. Она и сейчас незримо в наших рядах!

 

— Спасибо, Борис, за добрые слова обо мне, не вычеркнула, как видишь, хотя уже занесла руку… Твоё мнение очень приятно, ведь это точка зрения не только поэта, но и главного редактора, через которого проходит много талантливых рукописей. Но следующий вопрос адресован поэту Борису Селезнёву. Недавно узнала от главного редактора оренбургского журнала «Гостиный Двор» Натальи Кожевниковой, что она напечатала твои рассказы. Борис, как ты опустился до презренной прозы? Или ты не считаешь её таковой?

— Поэзия — квинтэссенция, зерно из которого выросла вся литература! Да что литература! Всё искусство выросло из одного лирического стихотворения! Как можно изменить поэзии? Между прозаиками и поэтами зачастую существовует некая ирония. Можно объяснить так: поэзия — первична, проза — вторична… А кому хочется быть вторичным?

Многие великие писатели в начале своего пути сочиняли стихи. А некоторые совмещали до конца своей жизни поэзию и прозу (Пушкин, Лермонтов, Бунин, Набоков, Ходасевич, Пастернак…). Но самое удивительное, что в качестве прозаиков господа поэты при случае не считали зазорным кольнуть поэтов. Мистика!

Признаться, когда пишу прозу, меня тоже так и подмывает вывести комический образ поэта. Особенно отличились Булгаков со своим Иваном Бездомным и мой любимый Фёдор Михайлович — с «поэтом в душе» капитаном Лебядкиным, человеком «колоритной и впечатляющей внешности… десяти вершков росту, толстый, мясистый, курчавый, красный и чрезвычайно пьяный». Лебядкин живёт на деньги Ставрогина, шантажирует его, бьёт сестру, занимается доносительством, называет себя капитаном, потерявшим руку во время Крымской войны, хотя обе руки у него на месте. Влюбившись в Лизу Тушину, пишет ей ужасающие пошлостью стихи. Самый никчёмный персонаж Достоевского превращается как бы в действительно существующего поэта.

Когда гений изображает сумасшедшего, его персонаж тоже становится гением… Не зря же к творчеству капитана Лебядкина проявляли неподдельный интерес Блок и Ахматова. Но главное, в чём я уверен, даже начиная писать прозу, поэты всё-таки не становятся прозаиками…

 

А значит журнал поэзии «Арина» просто обречён и впредь нести читателям поэтический свет в серости прозаических будней! Остаётся пожелать всем сотрудникам, авторам и читателям «Арины» много интересных встреч.

 

 

Печатается в сокращении. Полный вариант беседы читайте в юбилейном номере журнала «Арина».