22.10.2018
От первого лица
Иван Переверзин, как сказала бы Марина Цветаева, поэт развития: он каждой новой строкой, каждым новым стихотворением предстаёт пер...
Подробнее
22 июня Басманный районный суд города Москвы закрыл находящееся в производстве Главного следственного управления Следственного комитета...
Подробнее
«Хождение за правами» Какие концы! Какие края в нашей бескрайности! С детства любимая то ледяная, то огненно-жарк...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

 

 

 

 

 

 

События
В пятый раз вступили в борьбу за титул «Романтик года» поэты, прозаики и менестрели. Идеологом и организатором ...
Подробнее
В посольстве Республики Болгарии в Российской Федерации состоялась встреча творческой интеллигенции Болгарии и России с Президент...
Подробнее
Виктор Потанин, Владимир Костров и Константин Ковалев-Случевский стали лауреатами Патриаршей литературной премии 2018 года ...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

Светлана САВИЦКАЯ. Легенда о рождении Байкала
опубликовано: 02-08-2016

 

 

Недавно в Германии вышла 55-я, юбилейная, книга Светланы САВИЦКОЙ «Легенды Байкальского озера». Это уже шестой сборник писательницы на немецком языке: ранее выходили повести, рассказы, сказки, притчи, очерки

 

 

 

 

 

Светлана САВИЦКАЯ

 

Легенда о рождении Байкала

 

Восточный Саян. Его горы можно увидеть с Байкала в ясную погоду. Перекрёсток росстани Бел-горюч камня Алатыря: Белой Земли, Белой Воды, Белого Ветра и Белого Огня.

Легенда происхождения Байкала гласит: не было в этом месте озера, а был великий Белый Огонь среди Белых Гор. Молиться к этому огню стекались мудрецы отовсюду. Байго Гала (Стоящий Огонь) помогал всем. Так бы и продолжалось поныне, но не снесли завистливые чёрные силы стремления Белого Огня очищать планету. Спесивым и гордым считали они Байго Гала.

Собрались однажды, прикинулись просителями. Взмолились одновременно убогие: «Помоги!». И, когда Байго Гала обессилел от их просьб, напала шайка злобных духов разом. Вот-вот одолеют. Только неожиданно для вселенских сил Вечного Зла, разорванным вулканом вывернул пространство Байго Гала и нырнул далеко вглубь Земли. А на месте высокого огня образовалась глубочайшая впадина. Точно прозрачной целебной кровью, моментально наполнилась она чистейшей водой. Никто с тех пор не может достигнуть дна Байкала. Никто не понимает, откуда черпает он силы для помощи, напутствия и покоя. Вокруг множество гор, да непростых, а сплошь и рядом Белогорье.

Хребты северо-западной части образуют плосковершинные Манское Белогорье, Канское Белогорье, Кутурчинское Белогорье, а снеговые шапки превратились в Агульские Белки, большую часть года на них сохраняются пятна снега.

Там, в Белогорье, говорят, белые монахи хранят тайны русского боя. Там, в Белогорье, сокрыты древние рецепты плавления металла. А белого здесь и впрямь много. Белый огонь. Белое солнце. Белые горы. Белые воды белых рек и белых озёр. А снега зимой — сплошное белолёдье да беловодье!

Байкал, не смотря на его седые вершины, считается молодым растущим озером. Ежегодно его берега расходятся. Так учёные говорят.

Ну а вся система Восточного Саяна вбирает тысячекилометровые плато в Южной Сибири на территории юго-востока Красноярского края, запада Бурятии, юго-запада Иркутской области, северо-востока Тувы в РФ и севера аймака Хувсгел Монголии от правобережья Енисея до Байкала. Вместе с Западным Саяном образует Саянские горы. Примыкает к юго-западному краю Сибирской платформы. Восточный Саян имеет складчатую структуру северо-западного и субширотного направления. Основные направления главных хребтов совпадают с простиранием тектонических структур и разломов, питаясь энергиями самой Земли.

 

Притча о поскрёбыше

Когда образовалось Байкальское море из великого стоящего огня, не было в нём рыбы, а лишь песок и камни. Собрались поморы, стали горевать, Старуху-Вековуху звать:

— Испеки для нас еду, оживи море-озеро!

Замесила Вековуха тесто не простое, а живое — из всех-всех земных тварей. Опару поставила. Та поднялась. А море ещё не остыло. Кипит расплавленной сковородою. Стала Вековуха по Байкалу блины разливать, печь-выпекать разных рыб. Вот и таймень, и ленок в озере заходили стаями.

— Довольно ли блинов? — спрашивает она поморов.

— Пеки ещё, — отвечают ей прибайкальские жители, охотники да рыболовы.

Вот и щука, и хариус, и сирога, и окунь заплескались в заводях и заводёшках.

— Может, хватит? — опять старуха спрашивает.

— Как же хватит, нам же на всех надо! — просят охотники.

Знай Старуха-Вековуха блины-рыбу печет, в Байкал гулять-жировать отправляет. Вот уже гору большую омуля напекла.

— Довольны ли? — снова спрашивает, а у самой руки в кровь устали.

— Вот теперь довольно. Спасибо!

Поглядела она на тесто. Там на дне лишь комочки белые остались и совсем чуть-чуть — ложка-другая теста.

Собрала кое-как по краям посуды на Поскрёбышек с кровью пополам, да не донесла до Байкала. Плюхнулся Поскрёбыш во Фролиху. Там и испёкся. Сам внутри красный. А по спинке — белые крупинки.

— А ты будешь навеки мой, Поскрёбышек — даватчан! Мне тобою и лакомиться.

С тех пор хозяйки, когда блины пекут, как бы ни старались, а всё одно — поскрёбыш остается. Последненький. Самый сладкий. Пополам с усталостью и крупинками. Хозяйки его сами и съедают. Поэтому на столе-то вы его никогда и не увидите!

А в озере Фролиха завелась красная рыбка. Сама серенькая. А по спинке — белые крупинки.

 

Баргузинский лунный соболь

Глядя на этого пушистика и не скажешь, что именно он явился причиной мощи и величия Государства Российского. Именно за этой пушною валютой устремлялись охотники всё дальше и дальше в Сибирь, вплоть до Камчатки.

Соболь значительно дороже норки и горностая. Носкость на порядок выше, и подпушь его густа. Морозы в такой шубке не страшны, ведь высота волосяного покрова составляет до четырёх сантиметров!

Современные модницы приобретают соболиные шубки по баснословным ценам. Как в доисторические времена, так и теперь мех соболя держит планки недоступности для большинства жителей планеты.

Исстари носили их лишь цари и дворянство. Шубы передавались по наследству. Шились мехом внутрь, подобно эскимоской парке, только богатые люди отделывали наружную часть шубы парчою, золотой вышивкой и драгоценными каменьями. До сих пор можно любоваться знаменитой шапкой Мономаха, отороченной баргузинским соболем.

Но и среди всех соболей есть самые редкие и даже редчайшие. О лунном соболе и о солнечном я могу рассказать вам удивительную сказку.

В тайге охотницы по одной шубе носили, по одному тёплому платку, по одной паре варежек, а богатая ханша Тавда — по три шубы, по дюжине платков разноцветных, а на руках и подавно, помимо рукавиц, муфта, расшитая лунными камнями да серебром!

Но было ей всегда и всего мало. Лишь апрельское солнце осветило снежную тайгу, подалась ненасытная ханша на охоту. Знала, что в это время детки-соболятки по тайге плодятся. Но нет. Выстрелила без жалости в первого же зверька. Что такое? Не понять. Вместо солнечного соболя метнулась прочь с глаз жёлтая соболиха! Ханша не отстаёт. Смотрит — огромный кедр тысячелетний. В нём дупло, оступилась ханша, да и провалилась в нору Соболиного царства.

Умирает подстреленная царица Соболиха у нее на глазах и говорит человеческим голосом:

— Злая ты, ханша! Бессердечная! Ещё бы чуть-чуть и убила бы самого солнечного царя Соболя!

— Так ты царя собою защитила? — ухмыльнулась ханша. — Вот глупая!

— Меня ты погубила, — взмолилась царица, — но хоть соболят моих пожалей!

— А что мне за это будет? — не унималась, пытала Тавда.

— Коли выкормишь тринадцать моих соболят да не дашь замёрзнуть, будут они тебе верою-правдой служить, и лишь один покажет, где сокровища сибирские несметные хоронятся от людского взгляда. Поэтому убереги всех.

Сказала так, да и померла.

Покосилась ханша на царский приплод, не сжалось её сердце: соболятки голенькие совсем, жмутся друг к дружке от холода. Зябнут. Но жадность одолела. На двенадцать соболят платки свои разноцветные одела. Завернула в две шубы. А тринадцатого, самого мелкого, на всякий случай в дорогую муфту засунула, перекинула добычу через плечо, и потащила домой. Лишь метнулся среди веток солнечный царь Соболь, ведь кто видел его, был награждён самой доброй и самой светлой любовью. Подумал царь: «Пусть уж лучше богатства звенящие достанутся ханше, но никогда не видать ей прекрасной любви!».

Всё лето пуще глаза берегла соболят Тавда. Кормила, поила. Охоте учила.

Собольки подрастали под цвет платков Тавды. Кто палевый, кто тёмненький, кто посветлей, кто совсем белый… А как подросли собольки, выстроила она их пред родительским кедром, и сказала:

— Ну, показывайте, где богатства сибирские?

Тут свистнул откуда-то солнечный царь Соболь. Услышали его свист соболятки.

— Ты нашу мамку подстрелила! — воскликнули они, гневно зубками щёлкая. — Поэтому не получишь от нас ничего, — и мигом разбежались в разные стороны.

Остался самый маленький, тот, что в серебряной муфточке вырос, он совсем ничего не помнил и был благодарен за свой исключительный лунный оттенок дорогой шубки.

По легенде, бесчисленны были богатства ханши Тавды. На плечах жадная, ненасытная, как прорва, ханша носила волшебного лунного соболя. Исправно вёл тот зверёк счёт её богатствам, а теперь стережёт их в карстовых пещерах Забайкалья.

Глядите! Мелькнёт среди длинных иголок кедровника шёлковая тёмная спинка, точно молния. Замрут тупые ушки. Носик понюхает воздух. Блеснут весёлые глазки. И снова юркнет беспощадный хищник за добычей, щёлкая мелкими зубками.

Окрас зверьков бывает разным. От светло-жёлтого до чёрного. Наиболее ценным считается как раз таки тёмно-коричневый, почти чёрный соболь с так называемой сединой, когда пух на концах и у основания тёмно-голубого цвета. Это лунный соболь. За века, претерпевая истребление и убегая от охотника, соболь стал символом богатства, процветания, власти. Редкий честный человек надевает такие меха!

Соболь занесён на гербы сибирских городов: Кургана, Екатеринбурга, Новосибирска, Иркутска, Енисейска; Свердловской, Тюменской, Новосибирской областей, а также Мотыгинского района Красноярского края.

 

Но бывает ещё и солнечный соболь. Шкурка его отливает золотом, как волосы тёмно-русых женщин на солнце. Случайная встреча с солнечным соболем в дикой тайге приносит путешественникам удачу. Старожилы или бурятские гиды говорят: «Кто в тайге увидит жёлтого соболя, того ждёт великая любовь!».