26.05.2019
От первого лица
Новая книга, выпущенная в этом месяце в рамках издательской программы Международного сообщества писательских союзов и издательства...
Подробнее
Наряду с журналом «Голос Востока» и еженедельником «Литература и искусство» русскоязычный литера...
Подробнее
А что такое дым бессмертия, в этот вечер мог понять каждый: курилась ая-ганга, голубая трава, привезённая из Улан-Удэ, ко...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

 

 

 

Диплом Ивану ПЕРЕВЕРЗИНУ

за особую роль

в укреплении мира на планете

 

 

События
11 марта мир отметил День содружества наций. В честь этого события Благотворительный общественный Московский фонд мира награди...
Подробнее
В Гаване прошла научная конференция «Равновесие мира» им. Хосе Марти, на которой Международное сообщество писательских...
Подробнее
Песни на стихи Алексея Фатьянова люди поют, порой, не зная автора, считая слова народными. Не это ли лучшая память поэту?! ...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

Юрий БОГДАНОВ о книге Льва КОТЮКОВА "Пепел тьмы"
опубликовано: 29-06-2016

 

«Я в огне листопада

вместе с Солнцем горю…»

 

 

Полтора года назад мы познакомились со стихами первого выпуска собрания избранных сочинений поэта Льва Котюкова под названием «Тайна вечности»…

Как отмечалось, «поэт в своих размышлениях о жизни уходит всё дальше и дальше в космическое пространство, пытаясь понять и осмыслить своё предназначение на Земле и воссоединиться с тем невидимым и непознанным миром, именуемым вечностью. И чем дальше, выше, глубже проникает поэт в эти сущности, тем "страшнее" становится ощущение сиюминутности нашего "пребывания" на Земле, не дающее времени познать вечное, именуемое божественным созданием».

В этом убеждает и новая книга Льва Котюкова «Пепел тьмы». Он не изменяет себе ни в тематике, ни в образной системе.

На мой взгляд, одно из сложных и глубоких стихотворений в книге это «Вихрь», которое необходимо процитировать полностью:

 

Превозмогаю дрожь пред вихрем многоглавым.

Вонзаю в ветер нож — и кровь, как дождь, на травы.

 

И в жутком гуле дня никто себя не слышит,

И вихрь, пронзив меня, моею кровью дышит.

 

И смрадом земляным угрюмо дышат домны,

Но с вихрем грозовым мы враз единокровны.

 

И вроде бы живу… И сам себе не страшен…

Швыряю нож в траву! Взмывает вихрь над пашней.

 

И славой, а не злом вдруг обернулось лихо.

И тихо всё кругом, но как-то слишком тихо…

 

Здесь «многоглавый» вихрь — многоглавый сказочный, а быть может, не сказочный, а реально существующий змей, поэтому и кровь. А как же без неё, когда идёт смертельный бой со всемирным злом? Вроде абстрактный образ приобретает реальную силу, с которой надо бороться и победить!

Эта борьба присутствует во многих и многих стихотворениях: «Пусть в отчем доме мрак…», «Сила души», «Как дом без окон и дверей…», «Не ко времени», «Имя моё», «Костры всесожженья». И особенно стихотворение «Непобеждённый»:

 

И прочь, тоска небытия!

И здравствуй, мир преображённый!

Пусть нынче победил не я,

Но я сейчас — непобеждённый…

 

Я верю вновь земным словам,

Презрев все неземные беды,

И миг сей вечный не отдам —

За все грядущие победы.

 

А так как одна из тем книги — борьба, то вот ещё один пример — концовка стихотворения «Эта жизнь»: «…И в огне листопада вместе с Солнцем горю, / Как воскресший из ада, как пропавший в раю. / Но, отринув смятенье в предзакатном дыму — / Эту жизнь, как бессмертье, не отдам никому».

Бойцовские качества поэта Льва Котюкова ярко проявляются в творчестве. Это не только борьба с обстоятельствами, судьбой, но, в первую очередь, с самим собой, своими страстями, которые, как у всякого творца, иногда перехлёстывают холодную логику. Возмущение действительностью, прорыв к обличению всех и вся ярко проявляется в стихотворениях «В защиту идиотизма, как всеобщей неизбежности», «Счастье и жизнь», «В стране непрощённых», «Земля отчуждения», «Сонет в защиту Сталина» и других. Характерное для этой темы стихотворение «Развал»:

 

Возжелали воли свинской,

Сокрушили всё подряд…

Но по воле сатанинской

Обрели досрочно ад.

 

И без смысла, и без цели,

Как обвал, за годом — год.

И в безоблачном приделе —

Никого Господь не ждёт.

 

Не воскреснет нынче Сталин,

И таланты не нужны,

И сижу среди развалин,

Как развалина страны

 

Словно гимн, звучат стихи, посвящённые Слову и Слову Божию, в которых поэт признаётся в любви, в первую очередь, Богу. Вот как в стихотворении «Сумрачным долом»: «И не прощённый Словом бессмертным — / К дому шагаю долом рассветным. / К дому шагаю росной тропою, / Дышит в затылок время слепое. / И впереди никого, кроме Бога, — / И бесконечна к дому дорога. / Долом рассветным, сумрачным долом, — / В неизречённом, с тайным глаголом…».

Как и в книге «Тайна вечности», в «Пепле тьмы» у поэта превалирует тема любви. Она звучит, как горный поток, спускающийся откуда-то с небес:

 

Ангел Божий, как бесплотный луч,

Тайный вестник Божьего молчанья.

Он нисходит с занебесных круч

И незрим телесными очами.

 

Сколько раз, теснимый волей злой,

Он спасал любовь мою над бездной!

Но любовью обделён земной

Ангел мой — хранитель мой Небесный.

 

По-юношески светлое стихотворение «Ты хороша не по летам», в котором любовь предстаёт перед читателем в образе юной девушки. Да и сам поэт, увлёкшийся этим прекрасным образом, молодеет на глазах и как бы летит на крыльях за ним в свою юность. Вот две первые строфы этого лёгкого, прозрачного стихотворения:

 

Ты хороша не по летам,

      Но ничего не ждёшь…

И словно в детстве — по цветам

      На цыпочках идёшь.

 

Идёшь, любовь, навстречу мне —

      Дрожит медовый цвет,

И травы горькие во тьме

      Тебя хранят от бед…

 

Умудрённый жизнью поэт на просто констатирует факт появления любви на горизонте жизни, а находит всё новые и новые краски, образы для её воплощения в слове, чтобы передать свои яркие незатухающие со временем ощущения:

 

И тёмный круг всё уже, уже,

      И свет седой дрожит в крови,

И я себе давно не нужен,

      Но странно — надобен любви.

 

И вновь в любви моё спасенье,

      Как искупленье тёмных дней,

Как неземное вдохновенье —

      На горестной земле морей…

 

Но всё же Божественная любовь превыше нашей, человеческой, которая, как отсвет той великой любви Бога ко всему человечеству. А поэт является «проводником» этой любви. Так, в стихотворении «певец любви», посвящённом «Моему другу. Поэту Ивану Переверзину» Лев Котюков выдаёт свою концепцию Божественной любви, без которой пишущему человеку сложно стать поэтом. Это ёмкое по смыслу и содержанию произведение необходимо привести полностью:

 

Всех соблазнить в подлунном мире

Готов антихрист в тёмный час.

Но, ты поэт, внимая лире,

Пой о любви, как в первый раз.

 

Пусть соблазняет нас лукавый,

Ведь он когда-то был в раю.

Но ты, поэт — сын Божьей славы, —

Пой Богу про любовь свою.

 

Пусть не спасёт любовь от жизни,

Но вот от смерти — может быть…

И, может, вновь прозреют выси,

Что нам дано ещё любить.

 

Пусть зло почти всесильно в мире,

Пусть Бог почти забыл про нас

Но ты, поэт, внимая лире, —

Пой о любви, как в смертный час!

 

Цельность стихотворной стороны книг «Тайна вечности» и «Пепел тьмы» не вызывает сомнения. Почему именно «стихотворной стороны»? «Тайна вечности» была дополнена переводами Льва Котюкова из Эдгара По, которые также рассматривались рецензентом; «Пепел тьмы» — высказываниями поэта по поводу. Это отдельная история, не связанная напрямую с поэзией. Поэтому, если бы вторая часть книги «превратилась» в самостоятельное произведение, на мой взгляд, было бы логично.

 

 

Лев НИЖЕГОРОДСКИЙ