16.10.2018
От первого лица
Иван Переверзин, как сказала бы Марина Цветаева, поэт развития: он каждой новой строкой, каждым новым стихотворением предстаёт пер...
Подробнее
22 июня Басманный районный суд города Москвы закрыл находящееся в производстве Главного следственного управления Следственного комитета...
Подробнее
«Хождение за правами» Какие концы! Какие края в нашей бескрайности! С детства любимая то ледяная, то огненно-жарк...
Подробнее
Авторы
Наши партнеры

starodymov.ru

vfedorov.yakutia1.ru

Особый случай

 

 

 

 

 

 

События
В пятый раз вступили в борьбу за титул «Романтик года» поэты, прозаики и менестрели. Идеологом и организатором ...
Подробнее
В посольстве Республики Болгарии в Российской Федерации состоялась встреча творческой интеллигенции Болгарии и России с Президент...
Подробнее
Виктор Потанин, Владимир Костров и Константин Ковалев-Случевский стали лауреатами Патриаршей литературной премии 2018 года ...
Подробнее
Память

 

 

Календарь

К 80-летию Валентина СОРОКИНА
опубликовано: 29-06-2016

 

«Мне Россия сердце подарила»

 

Чем измерить огонь, зажжённый в сердце словом Учителя, пример его беспредельного мужества, силу и тепло протянутой людям руки? Что может быть показательнее и нагляднее для ученика, чем жизненный путь самого наставника, безупречность его совести, бесстрашие и высота полёта?

Нравственная сила любви, благодарности и уважения тысяч питомцев Валентина Сорокина имеет глубокие и чуткие корни, она по крупицам рождалась на творческих семинарах, в сокровенных беседах, в подлинно наставническом каждодневном труде за три десятка лет руководства Высшими литературными курсами Литературного института им. А.М. Горького, во время работы в Союзе писателей, в Международном сообществе писательских союзов, в Московской городской организации писателей, в редакциях и издательствах.

Каждое новое поэтическое слово Валентина Сорокина всегда было откровением, опережающим время. Быть может, его Слово и создавало само Время — время правды и силы, отваги и боли, время горькое и высокое? Неукротимый сын России, предки которого сражались ратниками на Куликовом поле, он и сам всю жизнь ведёт своё праведное сражение за Русь:

 

Век поэта — грозное мерило,

Всё, что есть в душе,

Не утаю.

Мне Россия сердце подарила,

Я его России отдаю!

 

Поэзия Валентина Сорокина, закалённая у огненных челябинских мартенов, не молчала и в самые жестокие времена, била набатом, пробуждая совесть, выгоняя нечисть из тёплых запечных углов:

 

На их стрелу мечом я отвечал,

И, воскресая средь родимых улиц,

Я над могилой ворогов качал,

Чтоб никогда они не встрепенулись.

 

Проникновенные и проницательные строки его стихотворений и поэм («Дмитрий Донской», «Евпатий Коловрат», «Бунт», «Красный волгарь», «Огонь», «Прощание», «Обелиски», «Орбита», «Оранжевый журавлёнок», «Сейитназар», «Две совы», «Золотая» и др.) посвящены былинным героям Руси и легендарным личностям отечественной истории; подвигу воинов и напряжённому труду мирных тружеников; науке и искусству; родным земным просторам и звёздным космическим далям; светлой памяти ушедших и неустанной устремлённости в будущее живых.

Драматическая поэма «Бессмертный маршал» о великом русском полководце, подлинном герое Великой Отечественной войны Георгии Константиновиче Жукове, стала ещё одной яркой звездой на эпическом небосклоне поэта:

 

Порой у полководца и поэта

Трагически похожая судьба.

Свет Родины питает полководца,

Свет Родины поэта пепелит.

Россия, Русь, не о тебе ли рвётся,

Не о тебе ли сердце так болит!

Не о тебе ли плакали метели

И ливни задыхались неспроста,

Я сам за верность отчей колыбели

Не миновал распятия Христа…

 

Поэма рождена глубочайшей любовью и уважением к поколению победителей и лично к маршалу, эти чувства передал сыну «по наследству» отец-фронтовик, повстречавший Жукова на Ленинградском фронте, когда тот принимал от Ворошилова командование. Да и сам поэт впоследствии познакомился с «маршалом Победы», сердечно отметившим цикл его стихов о Великой Отечественной войне в газете «Правда».

Трудный путь этого произведения к читателю был следствием яростного противодействия и прессинга со стороны властей, долгие годы поэма была под запретом да и позже из неё убирались цензурой сотни и тысячи строк, следовали указания заменить маршала Жукова на маршала Брежнева. Несмотря на то, что замечательные отзывы о поэме дали такие авторитетные и мощные писатели как Ю.Бондарев, С.Викулов, Л.Щипахина, БМожаев, Б.Леонов и многие другие, поэма «Бессмертный маршал», написанная ещё в 1978-м, полностью была опубликована только через одиннадцать лет после создания, в 1989 году.

 

Вся эта нечисть у меня в долгу,

И гнев

гудит в груди

страшней, чем улей,

И до сих пор я вынуть не могу

Из сердца нержавеющие пули…

 

Так повествует Валентин Сорокин о своей боли, но продолжает бороться и идти дальше, неся на широкой груди шрамы от всех ран родной земли…

Сколько душевных сил было отдано сопряжённой с политическими гонениями неустанной работе по увековечиванию памяти святых для поэзии имён, вошедших в художественно-мемориальную книгу «Крест поэта»! Сколько здоровья стало расплатой двадцати годам борьбы за право увидеть страницы тюремного дела Павла Васильева, обагрённые кровью поэта! Сколько сил и любви было подарено поэтическому наследию Сергея Есенина, верной дружбе с его сёстрами Катей и Шурой, отданному им последнему земному долгу…

Важно вспомнить и яркие, правдивые очерки о поэтах и писателях современности: Б.Ручьёве, Л.Татьяничевой, В.Фёдорове, П.Проскурине, Ю.Бондареве, Е.Исаеве, И.Акулове, А.Боброве, М.Львове, В.Бокове, Н.Воронове, С.Куняеве, Ю.Прокушеве — о них и многих других сказано доброе и светлое слово. Статьи и рецензии, публикации и отзывы, дружеская поддержка и мудрый совет, справедливая защита и нужное вразумление — сколько душевного тепла отдано «за други своя»…

Весомый вклад в развитие отечественной литературы и литератур братских республик принесла деятельность Валентина Сорокина на посту главного редактора издательства «Современник»: именно в это время оно стало поистине родным и дружественным домом для писателей и ведущим органом русского направления в литературе. На высочайший национальный и профессиональный уровень поднялась переводческая и просветительная работа, появилась реальная возможность творческого роста для молодых и неизвестных писателей, не имевших отеческого покровительства сильных мира сего.

В канун 80-летнего юбилея мудрого наставника и доброго друга, поэта, публициста и литературоведа, лауреата премии Ленинского комсомола, лауреата Государственной премии РСФСР им. М.Горького, Международной премии им. М.А. Шолохова, Всероссийской премии им. С.А. Есенина и многих других заслуженных и наград, ещё раз благодарим Валентина Сорокина за то, что он по-прежнему бережно несёт в ладонях наши сердца на своей небесной высоте, где мы чувствуем беспредельную мощь его поэзии, его сыновью нерасторжимую любовь к матери России, его зоркий взгляд на мир и глубинную человеческую суть.

Поэзия Валентина Сорокина, переведённая на многие языки мира, стала родной и близкой жителям разных континентов и стран — ведь она освещена светом сокровенной любви и святой правды, а тема Родины, тема России, с юных лет ставшая ведущей в творчестве поэта, и поныне самый главный маяк его судьбы!

 

Беречь Россию не устану,

Она — прозрение моё,

Когда умру, то рядом встану

Я с теми, кто берёг её.

 

Нина ПОПОВА

Валентин СОРОКИН

Бессмертный маршал

Главы из поэмы

Уральский город. Жуков. Жена Галина. Иван Кузнецов. День Победы. Жуков перемог простуду. Друзья размышляют о судьбах близких, о дорогом и пережитом. Вспоминают. Ясность. Тишина. Возвращение гармошки.

1.

А можно быть увенчанным и славой,

И звездами увешанным, но пусть

Огнем любви — купелью самой главной —

Вас не обделит трепетная Русь.

Огонь любви, порыв ее и сила,

Свобода,

Благородство,

Красота,

Она ли к звездам нас не возносила,—

Незаменима эта высота!

Он жить хотел обласканным и добрым,

В своем дому святой очаг возжечь,

Но холод губ, как тот удар под ребра,

С которым — ни присесть тебе, ни лечь.

Ему виски зима посеребрила.

Легла тоска морозная в груди.

Нет, ни одна его не одарила

И не обворожила на пути.

Любили?

Да, наверное, любили,

Но получалось, если посмотреть,—

Из родника неутолимо пили,

Помаду забывая утереть!

Привязывались?

Вроде бы роднились,

Но в час весны, когда звенят снега,

Они его отваги сторонились

И пропадали в синь, за берега.

И ни одна не развела руками,

Не крикнула: — Куда же ты, постой,

Ведь я горюю о тебе веками У изголовья тихою звездой.

Не смыть меня ни ливню и ни грому,

Я у тебя, небесная, одна!

Он никогда не торопился к дому,

А ныне — жизнь от радости тесна.

2

С утра знобит — Георгий по болотам

Охотился на уток и продрог.

Жар обметал.

И нудным непогодам

Невесело без Жукова…

Жуков

(открывает глаза)

Помог

Сон досмотреть мне твой совет, Галина.

Галина

Какой?

Жуков

Хороший сон — мы в гуще трав,

Зеленая, озерная долина,

И рядом ты…

Галина

(улыбаясь)

Великолепный нрав,

Во всем великолепный, и в призванье,

И — в выборе, постигла я сама.

То был не сон, я не стыжусь признанья,

Я по тебе с ума схожу, с ума!

Жуков

(порывисто)

Ты юная, без ревности и фальши.

Галина

Прости, я не робею перебить,

Мне грезится — я появилась раньше

Обоих нас,

Чтобы тебя любить.

Люблю тебя, несу тебя под сердцем,

И радостно мечтаю я о том:

Нет, никуда мне от тебя не деться,

Ни в этот час, ни завтра, ни потом!

Красивая и нежная, откуда

Она брала, как музыку, слова:

— Закутай горло, потеплей закутай! —

У Жукова кружилась голова:

— Галина, Галя, сон мой оборвался…

Галина

На чем?

Жуков

(смеясь)

На чем? А не скажу на чем.

Галина

Со мной, поди, во сне поцеловался,

А наяву не хочешь?

Мы учтем.

И засмеялись оба, так смеялись

И так они восторженно клялись!

Галина

Ты выздоровел?

Жуков

Эдак целовались!..

И снова благодарно обнялись,

Галина

Пусть будет сын…

Жуков

Дочь, Галя, будет дочь:

Мать, мать нужна тебе, и мне, и роду,

Израненному русскому народу

Мать, мать нужна — в страданиях помочь!..

И снова целовались, как летели

Вдвоем на чуткой тройке по метели,

Форсистой, нашей, буйной, удалой:

Тоску — долой,

Придавленность — долой!

Урал за все невзгоды и обиды

Тебе, спаситель Родины, солдат,

Глоток любви и страсти нераспитый —

Ее вручает как волшебный клад.

Он за тебя сегодня отвечает,

Он не вчера ль прикрыл тебя в бою?

Он красотою верности венчает

Судьбу великорусскую твою.

Прижалась Галя…

Жуков

Галя, я отлично

Пойму тебя, не выдам, говори!

А на березах за окном привычно

Осенние зардели снегири.

Шумел ковыль по склонам индевелым.

Вот-вот пурга займется на дворе.

В суровом сердце маршала созрела

Любовь, как жемчуг-капля, в январе.

А время шло,

Кололись льды в озерах,

Долина зеленела и цвела.

И маршал вроде призабыл о ссорах,

Сгустясь, над ним растачивалась мгла.

3

И в День Победы к вечеру однажды

К ним завернул уверенно кузнец:

— Воды испить не откажите, жажда

Измучила, и где ее конец?..—

Стучал кирзой.

Паркет скрипел.

И Галя

Оповестила:

— Ранний гость к тебе!

— А гость протер старинные медали,

И встретились два сокола отважных,

Два конника отчаянных, и каждый

За стопкой вспомнил о своей судьбе.

Два побратима-ратника сидят,

Красиво пьют

И хорошо едят.

И Жуков грусть в себе отсек ладонью

По воздуху:

— А мы-то, молодцы,

А где гармонь, Иван?

 

Иван Кузнецов

(смутясь)

Твоей гармонью

Твои распоряжаются бойцы!..

(Выходит, быстро вносит гармонь.)

 

Жуков

(удивленно)

Гармонь моя?

Истерзана, оббита,

В каких руках, в каких боях была?

Окопами, траншеями обвита,

Судьбы ее суровая орбита

Честь русскую нигде не предала.

 

И маршал свойски развернул меха,

И побежал по клавишам, рыдая,

К ней по-сыновьи нежно припадая…

А и памяти Москва, снега, снега:

Вот мать,

Вот — Сталин,

Вот — шофер.

 

Жуков

Дружище,

Я возвращен… садись-ка ближе, брат!

 

Они поют, а ветер в полночь свищет,

По стеклам бьет он, как свинцовый град.

И Галя тихо отдыхает, тучи

Отчалили, поразвиднелась тень;

Георгий успокоился, везучий,

Такой ранимый и такой могучий,

И заболел и выздоровел — в день!

(Внезапно.)

Иван, твой сын погиб у переправы,

Я виноват!

 

Иван Кузнецов

А проходимцы правы?